АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Дьячков

В больнице

В больнице


1.

Вдоль наркологички
шёл я по делам.
Из окна больнички
мне сипит мадам:


— Нету сигареты?
Слушай, угости!
Я сказал, что нету,
тут бы и уйти.


Я был неофитом
и уйти не мог.
Начал с кротким видом
затирать урок.


...У окна больнички
нынче сам залип.
Никакие спичи
мне не помогли б.


В общем, если... это...
человека жаль,
выдай сигарету,
проглоти мораль.


2.

Курить не хочется,
но как в бреду,
от одиночества
курить иду.


Маньяки, нарики,
бытовики.
Коплю чинарики,
курю бычки.


А то и целую
стрельну порой.
Что здесь я делаю?
Пора домой.


Светы

Машина проедет где-то
у дома невдалеке.
И пробегают светы
в детской на потолке.


Стоит на окне алое.
На окнах решёток нет.
О, детство моё голубое,
почти что фаворский свет.


Родители смотрят телек,
мне хочется тоже до слёз.
Сяду за дверью, у щели,
на старенький наш пылесос.


Байковый мамин халатик
рядом висит на крючке.
И снова машина прокатит
где-нибудь невдалеке.


Такое вовек не забудешь,
нет-нет да и вспомнится вдруг,
как превращались в чудищ
тёмные вещи вокруг.


Залезу под плед с головою.
Надёжней защиты нет.
О, детство моё голубое,
почти что фаворский свет.


И, может быть, стал я поэтом
(надеюсь на твёрдую «пять»),
чтобы про эти светы
эти стихи написать.


* * *

Она звонит,
её звонок
могу узнать
из ста других.


Звонит сказать:
ты одинок,
а от меня
сбежал жених.


Лет пять назад
я был бы рад,
я б всё отдал,
я снял бы крест


за мягкий тембр
и нежный взгляд,
за лживый взгляд
и пошлый жест.


Её сожгли —
она сожгла.
И вот теперь
мне суждено


продолжить цепь
измен и зла
или порвать
в цепи звено.

К списку номеров журнала «ДЕНЬ И НОЧЬ» | К содержанию номера