АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Анна Гедымин

При свете ночи. Стихотворения

ВОЗВРАЩЕНИЕ

 

Вдоль тропы гуляют сквозняки,

И головки клонят васильки

Строго в направлении реки.

 

А заслышав медленный гудок,

Бурый пес натянет поводок

И поймает носом холодок.

 

Ну а в доме щелкают дрова,

Мысли превращаются в слова,

Понимаешь, что была права:

 

Здесь не бродит ветер перемен,

Пляшет пламя, что твоя Кармен.

Ничего я не хочу взамен…

 

 


КАБИНЕТ

 

Здесь всё по-прежнему:

               и шторы булавкой сколоты,

И бумаги навалены

               на столе и на табуретах.

Лишь любимые люди,

               так плотно населявшие стены комнаты,

Постепенно тускнеют

               и по одному – уходят с портретов.

 


 

АНГЕЛ

 

Не плачь, мой ангел!

                              Не то чтобы слишком жаль,

Но когда ты плачешь,

                               когда ты, черт возьми, плачешь,

Накапливают суглинки

                                  такую слякотную печаль,

Что кажется – в самом деле

                                            не будет больше удачи.

 

Начиналось все

                       как положено у меня:

Мандариновый запах елки,

                                            семья и школа.

А теперь вокруг –

                              ни тепла, ни огня,

Лишь вот этот плаксивый ангел

                                         почему-то женского пола.

 

Нрав умеренный у нее,

                                    как погода в Крыму.

Вся умеренная она,

                               как гусиная стая.

Я ору ей иногда:

                           «Передай Самому –

Не могу я так больше жить!» –

                                        Не передает, пропускает.

 

А то вдруг сядет по-птичьи

                                            под потолок

И заскулит –

                      хоть совсем убегай из дома.

Ты прости меня, ангел!

                                     Навязал тебе Бог

Неуютную спутницу.

                                 Да ты сама с ней знакома.

 

Но знаешь, мир, данный нам в ощущенье,

                                                      в целом неплох,

Да и жизнь пока не исчерпана,

                                                 извините.

Я еще удивлю тебя, рассмешу тебя,

                                                          видит Бог!

Я еще помогу тебе, не печалься,

                                                   ангел-хранитель!

 

 

*  *  *

 

И смотрит осень желтыми глазами,

И день проходит – солнечный был день.

Висит заката выцветшее знамя

Над крышами ближайших деревень.

 

Давно умолкли грозы, стаи птичьи,

Округа опустела, замерла.

Стоит ноябрь во всем земном величье –

Ведь холод величавее тепла.

 

 

*  *  *

 

Ты помнишь? – мы опережали дроздов

                       по части птичьего пенья,

И до самих соловьев

                       была нам, кажется, малость.

А как-то в полночь

                       мы почти остановили мгновенье.

Но передумали.

                       Иначе что бы нам оставалось?

 

Так бы вот и бродить

                       по задремавшей отчизне,

Свои лирические стишки

                       беспечно впаривать массам

И не узнать,

                       что через двадцать лет по уровню жизни

Эта местность будет располагаться

                       между Зимбабве и Гондурасом…

 

 

*  *  *

 

На языке твоем – мед,

А в глазах твоих – лед.

Вижу, что любовь твоя – гнет,

Значит, не спасет, а сомнет.

 

Вижу, что потрачу года

И скажу с усмешкой тогда:

Все, что было от тебя, –

Только боль да беда.

Жаль, что не навсегда.

 

 

*  *  *

 

Знаешь, здесь, в Кузьминском парке,

Горевать совсем негоже –

Жизнь исправно шлет подарки

Вот таким, как мы, прохожим,

А не чертит закорюки.

Светел день. Весна нетленна.

Голубь, подобравши юбки,

Входит в лужу по колено.

 

 


ЛЕТО

 

Думаешь: надоели

                         одинаковые окошки,

Небо невзрачное городское,

И дождь, что сверлит

                         то крыши, а то дорожки

И не хочет покоя.

 

А в квартале возле старой котельной

Жить, может быть, интересней,

Но нет давно ни тропы отдельной,

Ни птицы, сочиняющей песни.

 

Видимо, остается лишь память,

Где тепло и уютно,

Где уже не сумели нас до смерти ранить,

И где скучать не дают нам

 

Соседок пересуды-разговоры,

Мол, с кем я да во что я одета,

И ситцевые флоксы, без которых

И лето – не лето.

 

 

*  *  *

 

Человек играет на трубе –

Ни о чем, о чем-то очень личном…

Знаешь, я тоскую по тебе

В городе, к печали безразличном.

 

Человеку не везет в судьбе –

Ну и черт, как говорится, с нею,

Он в ответ играет на трубе…

Жаль, что я вот так же не сумею.

 

Мы с тобой опять почти на вы,

И звенит в ушах от расстоянья…

Никакой мелодией, увы,

Не восполнить этого зиянья.

 

 

*  *  *

 

Теперь в согласии с судьбой

Дни коротаю

И даже, ладно, быть с тобой

Уж не мечтаю,

А лишь бы просто был в живых

И жил, как хочешь –

При свете кленов огневых,

При свете ночи.

 

 

*  *  *

 

Вроде рукой подать,

А не дойти никогда:

Тихая благодать,

Медленная вода.

 

Впереди холода,

Первых снежинок сверк…

Только бы не беда,

Только бы свет не мерк!

 

И цвели, как вчера,

Мальвы, меняя суть –

Если уже пора,

Если уже – забудь.

 

Не умножить года,

Вечность не обуздать…

Медленная вода,

Тихая благодать…

 

К списку номеров журнала «Кольцо А» | К содержанию номера