АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Римма Сафиуллина

Простые истории. Рассказы

Не было бы счастья, да несчастье помогло

 

 

Жили в одном селе мама Василиса и дочь Маша. Маме было уже за шестьдесят, а дочке – за тридцать. А именно – тридцать один.

Мама Василиса была очень общительная, а дочка Маша – не очень. Мама была пенсионерка, а дочка работала в библиотеке старшим библиотекарем.

Жили они тихо-мирно, и даже дружили, пока не появился в их селе Колька. Колька приехал из соседнего райцентра, в котором у него осталась семья. Точнее, семья была бывшей: жена Кольки – Катька, не побоявшись остаться одной с двумя детьми, выгнала вышеуказанного Кольку из своей жизни за то, что тот, будучи весьма общительным и веселым человеком, не оставлял без внимания практически ни одной женщины. Хотя, стерпела бы она и это, если бы не появившаяся со временем у Кольки привычка к почти ежедневному принятию «на грудь» и связанные с этой дурной привычкой многочисленные скандалы и проблемы.

Колька, выгнанный женой из ее же дома, переехал из райцентра в село, где и работала в библиотеке Маша. И, будучи человеком веселым и общительным, привязался к Маше на улице со своими шуточками и прибауточками, рассмешил девушку и принялся вовсю за ней ухаживать, как думала немедленно влюбившаяся в него Маша, и обхаживать, как говорила ее мама.

– Он не тот, кто тебе нужен, – говорила мама дочке, но дочка убегала в другую комнату и захлопывала дверь.

– Ты молодая и красивая, – говорила мама в закрытую дверь, – и неопытная. Он просто окучивает тебя, как картошку! 

– Я уже старая! – кричала дочь из-за двери. – Кто на меня посмотрит!

– Я желаю тебе только добра, – отвечала мама, вздыхала, отправлялась на кухню и ставила на плиту чайник, а дочь убегала на свидание с Колькой. Возвращалась счастливая.

Иногда в жизни бывает пусто, иногда – густо. Как водится, когда никого нет, то нет никого, а когда кто-то есть, то тут же появляется и еще кто-то. Так произошло и с нашей Машей.

Вдруг неожиданно в Машино село приехал молодой, интересный агроном. Всем был хорош агроном Анатолий – и красив, и молод (всего-то тридцать), и небеден (он сразу по-приезде купил дом), и холост. К тому же он, увидев библиотекаря Машу, потерял дар речи, и принялся ходить в библиотеку ежедневно. Но влюбленная в разбитного Кольку Маша не замечала никого вокруг.

– Обрати на Анатолия внимание, – сказала мама своей дочке.

Дочка ее не слышала. А приревновавший к агроному Колька заехал Маше оплеуху. Но Маша его тут же простила, потому что была влюблена в него по уши.

Потом в село зачастил Камазист. Камазистом его прозвали за то, что он ездил на Камазе, возил в нем горячий битум из далекого асфальтового завода в Машино село. В селе асфальтировали центральную улицу. Камазист тоже стал ухаживать за Машей.

Маша расцвела. Улыбка не сходила с ее лица, а звонкий смех журчал ручейком.

Мама сходила в церковь и попросила у Бога помощи.

И вдруг случились три события одновременно.

Колька снова отвесил Маше оплеуху, да не одну, а штук пять или шесть – а чего это вдруг она развела стольких ухажеров, прямо на глазах размножаются. Маша закрыла лицо руками, а Колька развернулся и пошел быстрым шагом по улице прочь от Маши. Маша побежала было за ним следом, но Колька не обернулся, и тогда Маша разревелась в три ручья, остановилась, и пошла в противоположную сторону.

Вечером того же дня к маме и Маше пришел Анатолий с родителями и попросил Машу выйти за него замуж. Маша пообещала дать ответ завтра, и пока мама Василиса и сваты сидели за столом, молодые вышли на улицу.

Они шли по темной улице села, не касаясь друг друга, и дорогу им освещал лишь свет луны. Анатолий, как всегда в присутствии Маши, потерял дар речи и поэтому молчал. Маша тихо вздыхала, вспоминая веселого Кольку. Оплеухи она как водится уже напрочь забыла. Иногда в ее памяти высвечивался мужественный и романтичный образ Камазиста. Тогда Маша тоже вздыхала.

Вдруг мощный свет фар ослепил их, неистово взревел мотор. Вырвавшийся из-за поворота Камаз с Камазистом за рулем мчался на них. Анатолий отреагировал мгновенно: схватил Машу в охапку и рванул за старый тополь, как нельзя кстати росший на обочине в этом месте. Дико взвизгнули тормоза. Удар краем кабины пришелся как раз по толстому стволу дерева. Камаз остановился. Дерево с жутким скрипом начало валиться на бок. Анатолий швырнул Машу в сторону, в безопасность, и только потом, каким-то невообразимым кувырком, почти выпал из-под падающей на него махины.

Камазист, невредимый, выпал из кабины, и нетвердой походкой направился к Анатолию, тыча в его сторону огромным кулаком, и выкрикивая разные неподобающие слова. Анатолий, уже встав на ноги, долго не думал. Подскочил к Камазисту и со всего размаху припечатал того в левую скулу. Камазист свалился рядом с деревом.

Маша, схватив Анатолия за руку, во весь опор понеслась домой.

Прошло время.

Камазиста перевели на другую машину и перестали посылать в дальние рейсы.

Кольку забрала к себе обратно бывшая жена.

Маша и Анатолий поженились и счастливы.

Счастливая Василиса благодарит Бога и нянчит внуков.

 

 

Странное предложение

 

Катя сидела за прилавком и смотрела в пустоту торгового зала. Торговый зал, забитый товаром до отказа, был пуст. То есть покупатели в нём отсутствовали. Отсутствующие покупатели создавали в торговом зале пустоту, в которую, грустно вздыхая, и смотрела молодая продавщица Катя. За окнами магазина бушевала метель и было темно. Темно в три часа дня. Темно оттого, что за окнами бушевала метель. Круг замкнулся.

Катя снова вздохнула, поднялась со стула, подошла к стойке, сняла с плечиков понравившуюся с самого утра красную блестящую курточку и влезла в неё. Девушка ловко затянула молнию до самого подбородка и вихляющей походкой манекенщицы направилась в примерочную. Любоваться на свое отражение. Надо же чем-то заниматься, спасаясь от скуки.

– Здравствуйте, – вдруг прозвучало в торговом зале.

Катя ойкнула и присела от неожиданности. Даже плечи втянула. И покраснела. Щеки слились цветом с курточкой. Зато Катя ответила:

– Здравствуйте.

Посреди зала стоял, казалось, взявшийся из воздуха мужчина в самом расцвете сил. Про самый расцвет сил когда-то давно говорил незабвенный Карлсон, который живет на крыше. Вместо шапки на голове мужчины восседала огромная серая кепка с огромным же козырьком, на котором медленно таял снежный сугроб. Из-под сугроба на пол лился водопад растаявшего снега.

– Никого нет, – печально констатировал факт незнакомец.

– Никого? – удивилась Катя и, расстегнув молнию, сняла курточку и повесила ее обратно в стройные ряды товаров народного потребления. – А я?

– Я вчера тут был, никакой красивой девушки здесь не видел, – не услышал её незнакомец.

– Сегодня первый день работаю, – объяснила Катя свое вчерашнее отсутствие и спросила у потенциального покупателя: – Могу я Вам чем-нибудь помочь?

– Первый день – и никого, – почти не услышал её мужчина. – Тяжело тебе?

– Тяжело, – согласилась с ним Катя и постаралась улыбнуться.

– Тяжело, – вздохнул в ответ незнакомец и наморщил лоб. – Хочешь я куплю у тебя что-нибудь?

– Хочу, – обрадовалась Катя и побежала за прилавок.

– Моей женщине нужен подарок. Подарок. Да. Она далеко, но я скоро к ней поеду.

– Сколько лет вашей женщине? – поинтересовалась Катя.

– Ну-у-у, – незнакомец развел руки в стороны и посмотрел в потолок. Катя тоже посмотрела в потолок. Потолок был местами белым, а местами серым.

– Платок, – решительно кивнула головой Катя, изучив потолок. – Вот смотрите: какая прелесть, персиковый, нежный.

Девушка развернула перед потенциальным покупателем шелковый воздушный платок. Ткань красивыми складками задрапировала прилавок. Однако взгляд покупателя не изменился.

– Тебе тяжело? – снова спросил он.

– А что? – удивилась Катя.

– Ты одна?

– А что? – еще больше удивилась Катя.

– Ты одна – тебе тяжело. Я один – мне тоже тяжело. Давай облегчим друг другу жизнь.

– А как? – поинтересовалась заинтригованная девушка.

– Давай будем жить вместе, – неожиданно предложил незнакомец.

– А если у меня есть парень? – немедленно отреагировала Катя. Про парня она не просто так спросила. Ее парень носил имя Бред Питт, и постер с его портретом украшал стену Катиной комнаты.

– Ну и что, – хмыкнул незнакомец.

– А платок? – спросила Катя. – Вашей женщине.

– Ну и что, – снова хмыкнул незнакомец и пожал плечами. – Она далеко.

– Нет, – решительно сказала Катя. – Платок будете брать? Одна тысяча рублей.

Мужчина протянул ей деньги. Катя отбила чек, упаковала платок и подала мужчине. Он взял пакет, сунул его за пазуху, снова вздохнул:

– А могли бы облегчить друг другу жизнь…

С этими словами незнакомец удалился, растворившись в темноте бурана.

Катя посмотрела ему вслед, пожала плечами и снова села за прилавок, взглядом изучая пустоту зала. И вдруг улыбнулась.

Метель за окнами продолжала бушевать.

 

 

Простая история

 

Самым ужасным было то, что Лариса его любила. И была уверена в том, что он ее тоже любит. Он – это Ларисин муж. Хотя, если судить по поведению этого самого мужа, в истинности последнего утверждения засомневался бы кто угодно. Кто угодно засомневался бы, но не она. Лариса не была кто-угодно. Лариса была его женой, и да: она его просто любила.

Они были женаты четырнадцать лет. У них было двое замечательных детишек-близняшек. У них имелся и тот самый пресловутый быт, который, хотя и считается заклятым врагом нежных чувств, но к которому стремятся все, у кого есть эти самые нежные чувства. В общем, все было просто замечательно.

А потом все изменилось.

Он начал приходить домой нетрезвый и весьма озадаченный. Потом перестал замечать вкус приготовленного Ларисой ужина. Потом исчез заработок. Его заработок. Но появился запах духов. Чужих духов. Очень похожих на женские. Вполне вероятно, что это были женские духи, потому что потом…

Потом он перестал замечать и ее.

А она его любила. Это противоречило всякой логике. Объяснения этому не было. И это было ужасно.

Заработок, правда, исчез не по вине супруга. Предприятие, на котором он работал, было ликвидировано, и все работники были уволены. Что ж, в наше время, такое может случиться с каждым. Но от сознания этого никому легче не становится.

 Роберт, его так звали – мужа Ларисы – Роберт, как истинный мужчина и глава семьи, клял и ругал себя последними словами за то, что не может обеспечить прежний достаток, и, как большинство мужчин в стрессовой ситуации, пытался решить проблему с помощью водки. И женщин.

А Лариса его любила. Она выслушивала его пьяный бред и кормила вкусным ужином. Она стирала его рубашки. Она укладывала его спать рядом с собой. Она, будучи весьма опытным бухгалтером, взялась за работу сразу в пяти ООО и ЧП. Фирмы были малюсенькими, если не сказать крохотными, но от бумаг их никто не освобождал, и работы ей хватало. Она купила компьютер в кредит, чтобы была возможность брать работу домой на выходные. Она, практически одна, последнее время, воспитывала детей – близняшек-третьеклассников. От всего этого она сильно похудела, и ее фигура теперь была сравнима с фигурой самой худосочной топ-модели.

 

Подруги ей завидовали.

 

И все как одна советовали Ларисе развестись с пьяницей-бабником-тунеядцем. Не открытым текстом, конечно. В завуалированной форме.

– Как ты терпишь такого алкоголика?! – удивлялись одни.

– Ты такая хорошая, а он бегает налево! – возмущались другие.

– Вот мы – гордые женщины, мы не стали терпеть у себя на шее бесплатное приложение! – восклицали третьи.

– Но мы любим друг друга! Это все – временные трудности! – отбивалась Лариса от подруг и их советов.

Но доброжелатели продолжали давать ей свои советы, утверждая, что все временное и есть самое постоянное, и что, исходя из их собственного опыта, любовь такой не бывает.

 

Капля камень точит.

Народная мудрость никогда не ошибается.

И всему на свете приходит конец. Даже терпению.

 

И терпение Ларисы в конце концов начало истощаться. Дома возникли скандалы. Муж приходил пьяный, и она кричала на него и ругалась на чем свет стоит. Поначалу он виновато отмалчивался. А потом тоже кричал в ответ. Когда запас криков кончался, в ход, в качестве неоспоримых аргументов, шло битье посуды и швыряние на пол и друг в друга различных предметов. Дети плакали. Лариса тоже. В конце концов, она написала заявление о разводе и отнесла его в суд.

 

Она надеялась, что муж одумается и они станут жить как прежде: дружно и весело.

Она ошиблась.

 

Муж теперь и вовсе перестал «просыхать», да еще и не каждую ночь приходил домой. А если и приходил, то не обращал на нее никакого внимания. Совсем. С детьми, возился, когда был в состоянии, а ее не замечал. Смех и шутки же и вовсе исчезли. А скандалы остались.

 

Понимая, что угроза развода не возымела на супруга ожидаемого действия, Лариса впала в депрессию. Она постоянно плакала, иногда даже на работе. И однажды, заплаканная Лариса решила последовать примеру мужа и залить горе водкой. Говоря проще – она напилась. Напилась вдрабаган, вдребезги, в дым, в стельку… Муж, увидев ее в таком состоянии, только пренебрежительно хмыкнул и, аккуратно закрыв за собой дверь, исчез до утра. Это был единственный раз, когда она была рада его отсутствию – ее голова раскалывалась, перед глазами плавали круги, а желудок просился на прогулку…

Таким образом, промучившись от общего отравления организма два дня (законные выходные, между прочим) она пришла к выводу, что способ решения проблемы путем «напивания» не для нее. У нее нет на это столько здоровья. И вообще, она чувствовала себя старой, больной, разбитой. И никому не нужной. Ну, может быть, нужной. Работе.

 

И тут Ларису осенило.

 

Она схватила телефон, и, позвонив в две фирмы из пяти, уволилась из них. Мотивировка была весьма проста: «Жизнь одна и всех денег не заработаешь». Конечно же, вслух она сказала нечто совсем другое – более вразумительное. И даже порекомендовала знакомого бухгалтера вместо себя. Но работодатели все равно обиделись, а у нее появилось свободное время. Теперь Лариса шла с работы не спеша, прогуливая себя – любимую. Она заходила в магазины и покупала себе обновки. Она приносила покупки домой и примеряла их, только дождавшись «припозднившегося» мужа. Не будучи уверенной, видит ли он ее вообще и ее обновки в частности, она крутилась перед зеркалом, напевая при этом легкомысленную песенку. К тому же, теперь Лариса разрешала себе посещать тренажерный зал, сауну, бассейн, массажиста и модного диетолога (надо же сохранить фигуру, доставшуюся такой ценой!). И зеркало показывало ей, что выглядит она просто сногсшибательно.

 

Однажды, они с подругами засиделись в кафе допоздна, обсуждая ее обновки и детали бракоразводного процесса каждой из подруг. «Да-да, конечно, и я разведусь!» – сделав круглые глаза, поддакнула Лариса им. И подруги, воодушевленные тем, что их доброжелательные советы, наконец-то, возымели нужное действие, вдохновенно продолжили учить ее жизни. Посиделки затянулись, и домой она пришла далеко за полночь и сильно навеселе.

 

Разъяренный муж не спал!

Наверное, в его затуманенной голове, все-таки замкнуло какие-то контакты. Он смотрел на жену дикими глазами, как будто хотел ее съесть и намеревался устроить грандиозный скандал. А она, счастливая оттого, что он, наконец, ее заметил, нежно прощебетала заплетающимся языком:

– Дргой, ты рсстроен? Звтра рашшкажешь? Я ужжжасн хчу спуть. Спеть. Спать.

 И, сладко зевнув, Лариса еще более сладко потянулась, демонстрируя супругу упругую гибкость натренированного фитнесом тела. Муж оторопело смотрел на явление, которое стояло столь близко, и не узнавал в этой красивой счастливой женщине свою вечно-заплаканную-вечно-недовольную жену! От удивления он, кажется, даже протрезвел.

 

А она отправилась спать. И он пошел следом за ней.

А утром, когда просигналил будильник, она так же сладко, как накануне, потянулась, повернулась на другой бок и продолжала безмятежно посапывать в подушку. На бурчание дорогого супруга лишь томно проворковала:

– Милый, собери детей в школу и покорми их завтраком. У меня отгул.

 

Как вы думаете, муж побежал будить и кормить детей?

 

Совершенно верно – не побежал.

В результате дети опоздали в школу на два урока.

Но зато потом перенесли будильник в свою комнату.

 

Через некоторое время – примерно вечером этого же дня – веселая Лариса, беззаботно совершавшая вечерний моцион, купила у бабульки букетик цветов. Просто так, для себя. Купила букет и пришла домой. Мужа дома не было. И вдруг раздался телефонный звонок. Такой неожиданный, что Лариса даже вздрогнула. Оказалось – муж. Он позвонил (!) и предупредил (!!), что задержится, так как нашел, хотя и временную, но – работу (!!!). Удивленная Лариса поставила цветы в вазу, поделала какие-то домашние дела, приняла ванну с душистой пеной и прилегла отдохнуть. Когда пришел ее драгоценный Роберт, она не знала, потому что преспокойно спала сном младенца в своей свежей постели под невесомым пуховым одеялом, о котором она давно мечтала, и которое, наконец, купила. А утром…

 

Утром она обнаружила бабулькин букет в мусорном ведре. Нарядная ваза лежала там же.

А на столе, в кувшине для воды, стоял букетик ромашек…

И, теперь, наверное, уже лишним будет сказать, но мы все же скажем, о том, что никакого развода не случилось, и все у них наладилось, и стали они дальше счастливо жить-поживать, детей растить, да добра наживать.

Чего и вам желаем.

К списку номеров журнала «БЕЛЬСКИЕ ПРОСТОРЫ» | К содержанию номера