АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Анна Гедымин

Счастье и непорядок. Стихотворения

Время

 

1

 

Время подводить итоги,

Подсчитывать сдачу,

Заглядывать в глаза,

Спрашивать, что для тебя значу,

Не спать ночами.

Ну, или спать ночами.

Любоваться чужими детьми.

Разражаться речами.

 

В общем, жизнь оказалась

Подарком с подвохом:

На выходе – расплатись по счетам,

Дай на чай скоморохам,

Ничего не бери с собой,

Все равно ведь обчистят, черти.

Вот и всё, что узнала о жизни.

Потом расскажу о смерти.

 

2

 

Время всегда идеально

Для повитух и могильщиков,

Пекарей и строителей,

Выпускников меда и педа...

…Напуганный еврейский мальчик,

Заброшенный разводом родителей

В район Текстильщиков,

Бреется наголо,

Перенимает повадки скинхеда…

 

Я буду, кем скажешь:

Пекарем и строителем,

Учительницей и медсестрой,

Я всё могу, добрый Боже.

Только прости и помилуй

Самых запутавшихся и беззащитных на свете!

Ополченцы и менеджеры,

И демонстранты,

И болельщики тоже –

Это всё

Наши дети…

 

*   *   *

 

Брожу по дорожкам парка, 

                    так же, как прежде – ты,

И от этого сходства

                    испытываю подобие кайфа –

В стране футбольных болельщиков,

                    наркодилеров, гопоты

И распространителей гербалайфа.

 

А ты издалёка

           «Приезжай, – говоришь, – люблю,

Помню, тоскую

                    и в настоящее время холост».

Что мне ответить?

                    Каждому кораблю –

Своя засада.

                    И хоть у тебя

                             такой волнующий голос,

 

Видимо, мне здесь одной

                             садиться на мель,

Чтобы не привыкать

                    ни клянчить, ни суетиться.

Тем более в парке (ты помнишь?)

                    твоя индевеет ель,

А рядом (ты слышишь?)

                    твоя бесчинствует птица…

 

 

*   *   *

 

Казалось, здесь каждый кустик знаком,

Но стало смутно и странно,

Когда овраг, словно молоком,

Наполнился вдруг туманом.

 

И охнул закат, и прервался путь,

И взгляд оценил глубины:

Березы стоят в молоке по грудь,

По шею стоят рябины.

 

И пес, будто зная, что жизнь одна,

От дома, от спелых грядок

Летит, чтобы вылакать все до дна –

И счастье, и непорядок.

 

Ангел

 

Не плачь, мой ангел!

                              Не то чтобы слишком жаль,

Но когда ты плачешь,

                           когда ты, черт возьми, плачешь,

Накапливают суглинки

                                  такую слякотную печаль,

Что кажется – в самом деле

                                         не будет больше удачи.

 

Начиналось все

                       как положено у меня:

Мандариновый запах елки,

                                            семья и школа.

А теперь вокруг –

                              ни тепла, ни огня,

Лишь вот этот плаксивый ангел

                                       почему-то женского пола.

 

Нрав умеренный у нее,

                                    как погода в Крыму.

Вся умеренная она,

                               как гусиная стая.

Я ору ей иногда:

                           «Передай Самому –

Не могу я так больше жить!» –

                                      Не передает, пропускает.

 

А то вдруг сядет по-птичьи

                                            под потолок

И заскулит –

                      хоть совсем убегай из дома.

Ты прости меня, ангел!

                                     Навязал тебе Бог

Неуютную спутницу.

                                 Да ты сама с ней знакома.

 

Но знаешь, мир, данный нам в ощущенье,

                                                     в целом неплох,

Да и жизнь пока не исчерпана,

                                                 извините.

Я еще удивлю тебя, рассмешу тебя,

                                                          видит Бог!

Я еще помогу тебе, не печалься,

                                                   ангел-хранитель!

 

*   *   *

 

Будто видела – помню об этом дне:

Говорили: «Красные входят в город».

Это предок мой на гнедом коне

Мчал за криком своим, разорвавшим ворот.

 

Победитель! Его не задержит лес,

Не сломают ветра, не утопят реки...

Но другой мой предок наперерез

Выходил – остаться в бою навеки.

 

Два врага погибли – и две строки

Родословная вносит в свои скрижали.

До сих пор сжимаю я кулаки,

Вспомнив предков – чтоб руки не так дрожали.

 

Я поповская правнучка – и княжна,

На конюшне прапрадед мой был запорот...

Так – о боже! – что чувствовать я должна,

Если снится мне: красные входят в город?..

 

 

 

*   *   *

 

Воцарилась осень – туман клубя,

Серебря под утро стволы и лужи...

Мне с тобою плохо, но без тебя –

Хуже.

 

Мне плевать, что сумерки хороши,

Что пьянит дубрава листвой лежалой...

Ты сказал, что нет у меня души? –

Да, пожалуй.

 

Я приду домой, не зажгу огня,

Заскребётся мышь под диваном тихо...

А душе, хоть нет её у меня,

Лихо.

 

 

 

К списку номеров журнала «Литературный Иерусалим» | К содержанию номера