АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Илья и Мария Жигуновы

ТС Zlystra&Pupstrip

О ЦИКЛЕ

 

Цикл визуальной поэзии «Ч/Б-любовь» был напластован Злюстрой и  Пупстрипом в начале весны 2011 года. В работах использованы  стихотворения В. Набокова, И. Северянина, Н. Гумилёва, С. Надсона, В.  Каменского, Г. Иванова, Д. Бурлюка, Н. Асеева, И. Бунина, Б. Пастернака,  И. Анненского, В. Брюсова, М. Волошина. Выбор авторов был спонтанным и в  принципе не имел какого-то определяющего значения для идеи и концепции.  Поэтому в данном контексте использование именно этих стихов можно  рассматривать, как реверанс уважаемым поэтам:).
В данном цикле визуальной поэзии мы поставили задачу посмотреть на текст  абсолютно отдалённо. Мы не пытались его расчленять на буквы, на  отдельные смысловые и звуковые структуры, было желание увидеть текст  единым и неделимым организмом, то есть увидеть абсолютно со стороны, не  проникая под кожу произведения, не исследуя его внутренние органы. И уже  попытаться работой с этой данностью.
Данное «как бы» ограничение проявило новые возможности воздействия на  текст и, следовательно, привело к своим новым неповторимым результатам. В  данном контексте стали значимы и длина (физическая) произведения и  размер строки и его визуальная «ровность-неровность». То есть в какой-то  мере изначально текст стал уже готовой, предложенной формой  (заготовкой). Появилась перспектива обосновано размножать эту  форму-заготовку, копировать её необходимое количество раз.
В какой-то мере этот подход к созданию произведения визуальной поэзии  можно сравнить с работой с прозрачными ровными модулями какого-либо  материала (резина, кирпич, бетонные блоки, дерево, калька и т.д).  Например: если текст издали видится на бумаге в Целом пластичным –  резиновым, латексным, то мы его деформировали путём закручивания,  непропорционального растяжения; если же общее восприятие текста казалось  жёсткой, разряженной пространством, конструкцией, то деформации он не  поддавался, тогда мы выбирали другие методы работы с материалом –  например ставили арматуру стиха друг на друга, или же вмещали текст  (арматуру) в сам себя, образовывались таким образом «напластования» -  жёсткие по своим характеристикам.
Принцип «напластования» вообще один из самых эффективных в данном  подходе к тексту (стихотворению) для получения законченного произведения  визуальной поэзии. Но само «напластование» без сдвига текста хотя бы не  незначительное расстояние (от своего родителя) не давало бы никакого  результата, так как идеально, абсолютно точно положенный друг на друга  текст не обнаруживал бы каких-либо изменений, то есть на вид казался бы  абсолютно простым «обычным» текстом на бумаге. Помимо обычного  «напластования поверх» сдвинутого текста, мы также воздействовали на  копию текста стиха путём масштабирования, это было возможно, если  визуальная общая структура текста казалась пластичной. При этом -  непропорциональное масштабирование возможно лишь для пластичных  структур, тогда как пропорциональное – и для жёстких, и для пластичных.
Важным и, может главным, моментом создания произведения визуальной  поэзии при таком подходе является, как нам кажется, умение автора  увидеть общий текст, как определённую структуру со своими неповторимыми и  неотъемлемыми характеристиками (жёсткость-пластичность,  лёгкость-тяжёлость, плавучесть, ломкость и проч.), которые и диктуют,  как возможно воздействовать на текст. Естественно, что уникальные  результаты могут получиться при способности почувствовать структуру с  уникальными свойствами, которых, вероятно, не существует в известной нам  физике. Эта алхимия – чудо чудесное и, вероятно, главная цель.
Подытоживая, можно сказать, что в данном подходе к тексту, как к цельной  и неделимой структуре, самыми мощными инструментами для создания  законченного произведения визуальной поэзии являются – 1. напластование,  2. сдвиг, 3. масштабирование. И что важно – действенность имеют эти  инструменты преимущественно в сочетании друг с другом.
Теперь хочется рассказать о полученных результатах. На первый взгляд  произведения, могут показаться упорядоченными нагромождениями, этот  момент безусловно присутствует, но в этом и есть фокус!!! При более  близком рассмотрении для наших глаз открываются новые удивительные  символы – это и какие-то узоры, арабески, разнообразные иероглифы,  новые!!! буквы! Примером хочется привести известное совмещение буквы «П»  и «Ц». Полученный синтез этих двух букв создал новый абсолютно понятный  и читаемый знак с определённым не абстрактным смыслом. Так вот в  полученных нами результатах подобных синтезов огромное количество, что  усиливает и смысловую и визуальную значимость работы, а также призывает  зрителя к ассоциированию и игре в создание своего языка со своими  правилами и своим алфавитом. Это то, что касается приближенного взгляда  на работы этого визуального цикла.
Если же их рассматривать более «обычным» отдалённым способом, то можно  увидеть более известные и понятные символы и изображения. Проще говоря,  если нам (авторам) необходимо изобразить, например, дом, который, может,  является сквозным образом произведения, то мы из готовых блоков данного  стихотворения и строим этот дом, где нужно увеличивая жёсткость  конструкций дома путём напластования (необходимым количеством  блоков-текстов, например). Следовательно, возможно выразить свойства  строительных материалов для дома, применёнными нами методами. Напротив,  если нужно нам изобразить плотную и влажную структуру ананаса, то мы уже  деформируем блок-текст путём растяжения или скручивания, а также  возможны и другие деформации, передающие влажность плода. Естественно,  что приведённые выше примеры, рассматриваются скорей, как игра, но тем  не менее это основа и первые уроки для построения более сложных как  реалистичных, так и абстрактных композиций.
Этот способ сотворения визуальной поэзии может показаться несколько  холодным, промышленным и энтропийным. Это конечно так и это важная  составляющая данного метода. Она, безусловно, узнаваема, безгранично  вариативна и может быть близка визуальным поэтам с ярко-выраженной тягой  к систематичности, хотя и поэты, не тяготеющие к геометрии, смогут  привнести новое дыхание, новые неведомые структуры, используя данные  методы.
Напоследок хочется сказать о фоновой (бэкграундовой) и цветовой  составляющих  данного вида визуальной поэзии. По результатам данного  цикла эти компоненты увидеть нет возможности, так как такой задачи не  стояло (было желание увидеть технику в чистом виде) и этих составляющих в  этом цикле нет. На данный момент делаются новые циклы в данной технике,  но уже в них добавлен цвет и изображения. Хочется отметить, что по  первым появившемся работам, можно сделать вывод, что эти же самые  инструменты (напластования, сдвиги, масштабирование) ведут и проявляют  себя по-другому, нежели в данном цикле и носят более прикладной  характер. Но об этом по завершении новых циклов.



Крестики-нолики
(Стихотворение В. Каменского "Чурлю-журль")




Свидание у принтера (офисное)
(Стихотворение Н. Гумилёва "Любовники...")




Солнцебыт
(Стихотворение С. Надсона "Быть может их мечты...")




Эстетичные рельсы
(Стихотворение И. Северянина "Ананасы в шампанском...")




Новостройки
(Стихотворение Г. Иванова "Как всё бесцветно..")




Азбука Морзе
(Стихотворение Д. Бурлюка "Звуки на а -...")




Штрих-кот
(Стихотворение Н. Асеева "Летят недели кувырком...")




Бабочка
(Стихотворение И. Бунина "Чужая")




Угольные снежинки, тем более у-угля структура упорядочена!
(Стихотворение Б. Пастернака "Никого не будет в доме...")




КабзонЭ*
(Стихотворение И. Анненского "Canzone")




Мухоцид
(Стихотворение В. Брюсова "Я люблю другого...")




Бильярд
(Стихотворение М. Волошина "В эту ночь я буду лампадой...")




Арсенальная набережная
(Стихотворение В. Набокова "Забудешь ты меня...")

К списку номеров журнала «ЧЕРНОВИК» | К содержанию номера