АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Наталья Камовникова

Дженни Джозеф. Г.К. Честертон. Димчо Дебелянов. Переводы


Дженни Джозев.


 


ОСТОРОЖНО!


Когда я стану старушкой, я надену лиловое платье


С красной шляпой, что мне не подходит и выглядит странно,


И всю пенсию тратить я буду на туфли и бренди,


И на перчатки, и буду ворчать, что на масло опять не хватает.


Я усядусь на мостовую, когда я устану,


На дегустации буду ходить я обедать,


И трезвонить в звонки, и стучать по перилам клюкою,


И наверстывать, что упустила разумная юность.


Я буду рвать цветы в чужих садах,


И научусь, наконец-то, плеваться,


И в тапочках выйду под дождь.


 


Если хочешь?–?толстей и носи балахоны,


И съедай килограммы сосисок на ужин


Или неделями хлеб с огурцами?–?и только,


И свой дом захламляй, чем душа пожелает.


 


Но пока надо платье носить по погоде,


И платить за жилье, и не ругаться на людях,


И подавать достойный пример нашим детям,


И газеты читать, и друзей приглашать на обеды.


 


Но может быть, стоит начать потихоньку меняться?


Чтобы все, кто знает меня, не слишком пугались,


Когда я вдруг стану старушкой и надену лиловое платье.


 


Г.К. ЧЕСТЕРТОН


 


АНГЛИЙСКАЯ ДОРОГА


 


Когда без римлян Альбион стоял и не тужил,


Английскую дорогу нам пьянчуга проложил.


Она петляла и вилась, маня пропойцу вдаль,


За ним священник побежал, эсквайр и пономарь.


Кружа вдоль изгородей, мы дорогой побрели


Однажды ночью в Бирмингем с тобой через Китли/.


 


Мне Бонапарт не делал зла, а сквайр?–?каждый день,


И со французом на войну идти мне было лень;


Но на врагов пришлось пойти и обратить их вспять:


Ведь пьяную хотелось им дорогу выпрямлять,


Где в кружках пенящийся эль нам согревал нутро


Однажды ночью по пути из Йорка в Миддлсбро.


 


Ему простили все грехи, иначе почему


Кусты, деревья и цветы кивают вслед ему?


Он шел по левой стороне, не зная, что неправ,


Затем в канаву он упал, чуть шею не сломав.


Прости, о Господи: глаза нас сильно подвели


Той ночью, что в Бристóль вдвоем мы через Брайтон шли.


 


Друзья, не будем повторять дела ушедших дней,


И подражанье молодым нас делает глупей,


Дорога верно нас ведет в приветливый трактир,


Где развернут, в конце концов, для нас последний пир;


Но много радостных минут мы вместе проживем,


Покуда в рай через Хайгéйт с тобой не попадем.


 


ДИМЧО ДЕБЕЛЯНОВ
(1887–1916)


 


ЧЕРНАЯ ПЕСНЯ


 


Умираю и светло рождаюсь


С разноликой, нестройной душой,


Днем без устали строить пытаясь


То, что рушу порою ночной.


 


Если светлые дни звать я буду,


Значит, буря над морем грядет,


Буду кликать я бурю?–?повсюду


Всякий вопль и ропот замрет.


 


На зарю огнеструйную гляну –


А она мне несет слепоту,


Я весной, словно осенью, вяну,


В осень я, как весною, цвету.


 


Утекают бесстрастно минуты,


Молча гаснет нежитая жизнь.


Умирая, мой плач по приюту


Над великой пустыней кружит.


 


В ТЕМНИЦЕ


 


О неволя?–?слабеешь


Ты, невольничий раб,


Разгоришься и тлеешь –


То всесилен, то слаб.


 


То в мороз леденеешь,


То горишь в жаркий зной,


И надломлен своею


И чужою враждой.


 


И по солнцам далеким


Невзошедшим скорбишь,


И тоску миллионов


В своем сердце хранишь.


 


Словно воин в темнице.


Плен тебе не дает


В гневе вскинуть десницу


Вверх в священный полет.


 


К списку номеров журнала «Слова, слова, слова» | К содержанию номера