АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Нестругин

Я не просил судьбу. Стихотворения

* * *

 

Я не просил судьбу: замолви

Словцо пред стужей за меня!

Я ладил сам себе зимовье –

И сам засеял зеленя.

 

Я сам, как дым, над стужей вырос.

Сам, как росток, себя согрел.

Но не хотел, чтоб свет весь вымерз,

А я зато остался цел.

 

Я сам надежду, как синицу,

Что заманил в силки мороз,

Нашёл, – и сунул в рукавицу,

И, замерзая, к людям нёс…

 

МОЛОДОСТЬ

 

Стерляжий мыс… И в горле ком.

И всё стоит перед глазами:

Мы огненную воду пьём,

Пьём ночь, галдим, как на базаре.

 

А нашу дружескую речь

Роса лозою долу клонит.

И хочется былинкой лечь

В траву, где век чужой не тронет –

 

Ни в тёмном сне,  ни наяву;

Где шум дубов – не шелест денег.

И я, откинувшись в траву,

Звезду ресницами задену…

 

А сердце бьёт  меня: «Трезвей!»

И я безмолвье расклоняю,

Как не нашедший брода зверь,

С обрыва шорохи роняю.

 

И осокорник, став на край,

Качнётся, бездну освещая,

Прошепчет: «Саш, не  умирай!» –

И я ему пообещаю…

 

* * *

 

Земля, меня не обходи,

Я стебелька не трону!

Погожий день, бровей не хмурь,

Чтобы меня жалеть.

Я выпал изо всех обойм –

Неходовым патроном,

И был молвой приговорён

Пылиться и ржаветь.

И я лежу в сухой траве,

Усталый и тяжёлый,

А вдалеке – затворов лязг

И автоматный крик.

А где же мне ещё лежать? –

Я не патрон, я жёлудь!

И я не брошен, я щекой

К своей земле приник.

Летел куда-то – и упал,

Ударил, но не сильно,

И молча я шепчу траве

Последнее «прости».

Зато в груди свинец не стыл –

И смерти не носил я,

Прижмёт меня к себе земля –

Из смерти прорасти…

 

СКАЗКА

 

…Дразнил её: «Мой головастик!

Когда царевной станешь ты?»

И подарил однажды ластик –

«Стереть случайные черты».

 

Обидеть не хотел глубоко,

Он так шутил, не обижал:

Она же приютила Блока,

Что возле мусорки лежал!

 

Он говорил: «Всё носишь, носишь –

И к ним сбегаешь по ночам…

Твой стихоплёт таких курносых

Разинь – в упор не замечал!»

 

И было ей темно и душно,

И был один, кто утешал:

Отволглый уголок подушки

В лицо ей жалостью дышал.

 

И сон пришел, смешное горе

Смахнув, как крошки со стола…

И девочка в церковном хоре

С небес к ней ангела звала.

 

И ангел, брат родной туману,

Что на руках носил Оку,

Сошёл – открыть глаза Ивану,

Её Ивану-дураку…

 

ЕГОРОВА РЕКА*

 

Памяти Егора Исаева

 

Буду ехать в Воронеж –

                        Битюг не миную…

И в своих забелевших порошей летах

Всё баюкать мне память,

                        как речку больную –

В потемневших, где сбито,

                        ноябрьских бинтах.

 

Как ни едь, всё одно по-предзимнему голо.

Как ни бейся свернуть, а дорога одна.

И, забыв про мосты, через реку Егора

Только вброд, только вброд переходит она.

 

Ведь к реке той идёт с мелового угора

Свете горний – кольцовские степи оплечь.

И, пригнув тальники,

                        мне подступит под горло

Корневая вода – как Егорова речь.

 

И куда ни пойду, а её не миную…

И в своих забелевших порошей летах

Всё баюкать мне память,

                        как речку больную –

В потемневших, где сбито,

                        ноябрьских бинтах…

_ __ __ __ __ __

* Так названа одна из книг друга Е.А. Исаева, воронежского поэта Геннадия Луткова

К списку номеров журнала «ДЕНЬ ПОЭЗИИ» | К содержанию номера