АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Валерия Кирсанова

И тихо откликается душа… Стихотворения

Который день питаюсь как пастух:

Хлеб-сыр, вино, стакан воды холодной…

Здесь тишина, я просто часть природы,

Душа живая, названная вслух.

Дорогу вниз указывает куст,

Сейчас источник встретит, солнце, сосны…

Спокойствие, похожее на грусть,

Целует в лоб. Еще не стала взрослой

И все во мне как в детстве, как всегда,

Еще расту и ничего не знаю,

Деревья только ниже и вода

Какую-то другую отражает:

Красивую и стройную жену.

Она дрожит в воде, глядит украдкой,

Протягивает руку… все в порядке:

Бог не оставил в горести, одну;

Любовь, судьба, еще ребенок, книга –

Короче, не обижена она.

Бросаюсь в воду: август, холодрыга,

Расплесканная мною тишина,

Пугливой сойки возмущенный крик,

И уплывает от меня двойник.







***

Я позвонила тебе: «Весна!»,

Ты отвечаешь, что чистишь крышу.

Солнце плавает как блесна

В ярком надраенном небе. Слышишь?!

Капель тяжелых настырный стук,

Мокрые всхлипы все громче, чаще,

Снег растекается сразу, вдруг,

Птицы в своих вавилонских башнях

Громко галдят на чужих наречьях!

Долго вникаю в гортанный говор

Черных грачей.

                          Три часа до встречи…

Вечером ты возвратишься в город.

Руку на сердце мое скорей:

Слушать, оберегать и слушать;

Пусть там потоп из семи морей,

Но мы с тобою находим сушу –

Маленький остров, а может, плот,

Дерево влажно скрипит и стонет;

Нет, не раскачивай, мы утонем…

Позже, когда нас с тобой прибьет

К берегу ночью, рукой слепца

Тихо дотронусь я до лица –

Ты улыбаешься под ладонью…







***

Сегодня в птичьем царстве райский день,

Порхают разномастные на ветках…

Горячий полдень слизывает тень,

Слепит глаза: не замечая клетки,

Протягиваю руку к журавлю,

Тихонечко вплетаю пальцы в перья…

Откуда столько гордости, доверья

В красавце нежном с хрупкими ногами?

«Курлы-курлы» - «люблю-люблю-люблю».

С людьми все так же. Точно так же с нами:



Ни дат, ни обещаний не-жене,

Прощаясь, сердце падает, взмывает –

И снова ежедневно отпускает

Тебя в тот мир, что неизвестен мне.

Цепь кратких встреч у временного крова,

Ушел-пропал, лишь след тепла в руке:

Вот так и жду, как птица, налегке,

Когда в мой дом ты постучишься снова.

Ты входишь неуверенно, глядишь

В лицо, что отражает всех и всюду,

И впечатлений наносную груду

Перебираешь молча, не спеша…

И тихо откликается душа,

Все озаряет светом, как зарница,

И гладишь ты трепещущую птицу…







***



                       - Вот чем ты лучше лягушки, чем?!

                       - Ну, не знаю, лягушки – хорошие…

                       - Не знаешь? Так и не ставь себя выше!

                                                    Подслушанный диалог




Головастики – инопланетные дети:

Те же глаза и конечности хрупкие.

Нынче играли в заброшенном прудике,

Самом запущенном месте на свете.



Договорились, как будто мы роботы,

С их стороны Палпатин, Амидала,

Дальше пошли обиваны, скайуокеры,

Мы подбирали их, в воду бросали.



Все оживали в воде и старательно

Плыли в космический «квак-бада» душ,

Мимо спасателей тающих душ…

Не было «матери», «администратора»,

Сгинули мысли о том и об этом -

Только лягушки, зеленое лето,

Пруд посреди загазованных кущ…







СПОРТСМЕН
                                

                                              

                                                 Хорошего человека сразу видно:

                                                 боль в сердце и улыбка на устах.

                                                                                          Честертон




Он всегда сидит на этом месте.

Подходя, готовлю заранее

Улыбку и деньги. Странно:

Только что он в коляске как тесто

Растекался – и тут же радостно

Балагурит… Наш треп незначащий,

Ежедневный; он кормит голубя,

Руки в венах, смотрю на голову:

Словно пеплом присыпал, пария.

Разговор угасает, знаю я,

Чем закончится – он, любуясь,

Вдруг подтянется: «Красоту-уля…»

Легкий запах винца – заправился,

Ну и пусть. Мы друг другу нравимся.

«Все, пока ». Я бегу с народом

По полоскам, по переходу;

По сравнению с ним, наверно,

Я всегда прохожу по белым…

Дочка-мама-друзья-работа,

Понедельник-среда-суббота;

Я по белым несусь по жизни,

Каждый день приближаясь к тризне.

Надо как-то собраться: строго

За себя, за него, безногого,

День прожить полновесный, честный –

Потому что спортсмен мой срезанный

Вслед глядит.

К списку номеров журнала «РУССКАЯ ЖИЗНЬ» | К содержанию номера