АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Антон Ратников

Болото. Рассказ

Foto2

 

Родился в 1984 году. Получил высшее образование по специальности «журналистика». Работает журналистом в городских новостных изданиях, занимается спортивной журналистикой. В 2014 году окончил Высшие курсы режиссеров и сценаристов. Входил в лонг-лист премии «Дебют» (2009), публиковался в журналах «Октябрь», «Нева», «Звезда», «Аврора», «Дети Ра». Лауреат премии журнала «Нева» (2014). Живет в Санкт-Петербурге. Участник семинара прозы Совещания молодых писателей при СПМ в 2014 г. 

 

 

Один парень решил купить кусочек земли в Ленинградской области. У него появились лишние деньги, и он решил ИНВЕСТИРОВАТЬ. Лишние деньги появились у него первый раз в жизни, и он долго думал — что с ними делать. Ну и решил вложить в землю. Он слышал, что это самый надежный способ сохранения (и приумножения) денег. Еще он вспомнил карикатуру из перестроечного журнала. На ней Буратино в узнаваемом колпаке закапывает пять золотых. А сверху надпись: вкладывайте деньги в землю! Очень смешная карикатура. До сих пор смешно.

Еще парень думал положить деньги на сберегательный счет в банке и стричь раз в год процент. Банки предлагали по десять-двенадцать годовых. Но его отговорили. Сказали, что банки ненадежны. Банки, бывает, закрываются. Они подвержены кризисам. И вообще это дело мутное.

Парень согласился. Банкам он тоже не доверял. Лежат деньги не поймешь где — и неясно, что с ними. Работают, говорят. А как они работают? У кого? Ну а если купить землю, то все ясно. Вот они денежки, под ногами.

Тут он снова вспомнил карикатуру — и засмеялся.

Он долго искал подходящий участок. В земле он разбирался плохо, поэтому взял с собой знакомого. Знакомый работал в силовых структурах, кажется, в ГАИ. Или в ГИБДД. Или в ГАИБДД. Как-то так. Это толстый, лысый мужчина, он громко смеется, любит охоту, рыбалку, водку, женщин, деньги. В общем, типичный силовик. И только одно качество отличает его от множества других силовиков — он сентиментален. Из-за сентиментальности он жертвует деньги налево и направо, подает всем нищим, какие только попадаются у него на пути. Только цыганам не подает, потому что цыган не любит. Ну так кто их любит?

Вдвоем они просмотрели много участков. Парню было все равно. В земле он плохо разбирался, одно слово — городской. Силовик тоже — городской, но на правах охотника и человека бывалого имел решающее слово. Он осматривал участки и кривил нос. Ему что-то не нравилось. Далеко, грунт плохой, речки нет, соседи — дебилы. Разные причины.

Наконец они нашли участок, который силовику показался неплохим. Он находился на севере области. В сторону Приозерска. Парень сначала смутился. Да здесь же одно болото!

Ничего, сказал силовик. Это даже хорошо. Участок большой, а стоит дешево — из-за болота. А мы его высушим. И таким образом повысим его капитализацию. Было болото, а станет лес. А? Потом продадим втридорога. Или сдадим в аренду. И будет здесь коттеджный поселок.

Несмотря на то что деньги принадлежали парню, силовик говорил «мы». Парень это заметил, но виду не подал.

В общем, они ударили по рукам с риелтором. Пару раз парень с женой приезжали к участку. Смотрели на него с дороги. Строили планы, мечтали. Один раз жена наделала бутербродов, и они не просто смотрели на участок, а еще и ели булку с колбасой. И такая это была вкусная колбаса, какую они еще ни разу не пробовали! Парень себя чувствовал немного помещиком из книг Гоголя, или даже, черт возьми, Чехова. И было ему так приятно и душевно от этого, что он едва не прослезился. А про то, что помещики у Гоголя, и особенно у Чехова, отображены не в лучшем виде, он как-то не думал.

Откачаем отсюда лишнюю воду, и все у нас будет здорово, говорил он жене, а жена верила, потому что в практических вещах разбиралась слабо. Она пошла по чувственной части.

Но воду они так и не откачали, конечно. Грянул кризис — и стало не до этого. Дела у парня пошли плохо, а жену сократили, и ей пришлось устроиться сменщицей в магазин. БИЗНЕС парня тоже страдал, чах, и он все предчувствовал, что нужно его закрывать, пока долгов много не накопилось, но закрываться не хотелось. Верилось, что еще чуть-чуть, еще потерпеть — и начнется золотое время, пойдет светлая полоса и все будет в полном ажуре. Но время шло, а ажур не появлялся.

Тогда парень решил продать землю, но цены на землю так сильно упали, что он получил обратно чуть больше половины вложенных денег. Купил ее какой-то богатей, который в кризис скупал подешевевшие участки. Тоже, значит, вкладывался в землю. А болото так и осталось болотом.

Парень потом рассчитался с долгами, кое-как закрыл БИЗНЕС и устроился консультантом в магазин мобильной техники. Ничего вроде. На жизнь им с женой хватает, они не ссорятся и со смехом вспоминают, как лет пять-шесть назад сидели на капоте машины, ели бутерброды и смотрели на свою земельку. И парень тоже смеется, но внутри страдает, считает себя неудачником, но виду не показывает. Особенно при жене.

А силовик… Он еще больше раздобрел, купил новую машину. Лысину он натирает маслом и еще громче смеется. Прошлой осенью на охоте подстрелил оленя, отдал его таксидермистам, и теперь это чучело стоит у него в гараже. Он кидает на него куртку, когда приходит за машиной. И все у него хорошо, и, кажется, тоже где-то в области есть земля. Он стал еще сентиментальнее, и часто плачет над голливудскими фильмами, еще больше подает нищим и крепче ненавидит цыган. Жены у него нет.

К списку номеров журнала «Кольцо А» | К содержанию номера