АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Дмитрий Манин

Джерард Мэнли Хопкинс. Оскар Уайльд. Редьярд Киплинг. Переводы

ДЖЕРАРД МЭНЛИ ХОПКИНС
(1844–1889)


 


 


АЛХИМИК В ГОРОДЕ


 


Там, за окном, несутся тучи,


Желтеет лист, и вновь весна,


Там мир людей течет кипучий, –


А я недвижен у окна.


 


Недолгий век недаром тратя,


Там чертят план, кирпич кладут,


И башен их крутые стати


Растут, венчая честный труд.


 


А мне?–?когда бы углубиться


В наследье допотопных дней,


Возможно б, удалось пробиться


Мне к тайне призрачной моей,


 


Но ныне золоту из тигля


Ручьем блестящим не потечь,


Меха, что цели не достигли,


Навеки стали, стынет печь.


 


И тяжесть, легшую на плечи,


Уже ничто не исцелит, –


Как слепота или увечье,


Перед людьми угрюмый стыд.


 


Мне город дорог меньше даже,


Чем пыльный свод моих наук;


И я стремлюсь в глухие кряжи,


На дикий брег, на дальний луг.


 


Вдыхая ветер, с бельведера


Гляжу, как солнце вдаль падет,


И вьется в небе голубь серый,


И ласточки вершат полет,


 


На плотном воздухе ныряя,


Срываясь с башен вниз, к кустам;


И, выбрав точку небокрая,


Мечтаю оказаться там.


 


И ненавистны мне науки,


Никчемная, пустая блажь;


Зовет простор речной излуки,


Манят свободой брег и кряж,


 


Иль кости древние в курганах,


Иль скалы, чайкам дом родной,


И запах теревинфов пряных,


И воздух, полный тишиной.


 


Там лечь бы навзничь в час заката,


На высоте, где крут обрыв,


И в купол выцветшего злата


Уставить взор, покуда жив.


 


 


ОСКАР УАЙЛЬД
(1854–1900)


 


ЕЕ ГОЛОС


 


Вот шмель, июльским днем согрет,


Звенит, свершая свой вечный круг,


То покачнет гиацинтов цвет,


То к лилиям летит на луг;


Присядь, мой друг:


Я здесь, тому уж много лет,


Дала обет,


 


Что две судьбы мы сольем в одно,


Пока целует чайку волна,


Пока подсолнуху солнце дано,


На вечны будет времена


Любовь прочна!


Но та пора прошла давно,


И видно дно.


 


Гляди, верхушки тополей


Как раскачались по небесам!


Здесь летний воздух, как елей,


Здесь даже пух не летит, а там


Простор ветрам


Из дальных, вольных, сильных морей,


Из сухих степей.


 


Гляди, белеет чайка сквозь


Листву, и в крике ее печаль.


Что видно ей? зарницы ль гроз,


Корабль, отважно плывущий вдаль?


О, как мне жаль!


Ужели век прожить пришлось


Нам в царстве грез?


 


Прощай! любовью мир ведом,


Зима пронзила грудь земли,


Еще закованную льдом,


И розы ало расцвели;


И корабли,


Устав от бурь, найдут свой дом;


И мы найдем.


 


Прощай! покинем же причал,


Дай губы, не гляди с тоской,


Нас рок богато одарял:


Тебя?–?стихами, меня?–?красой,


Молчи, постой;


Ведь целый мир, мой милый, стал


Двоим нам мал.


 


 


РЕДЬЯРД КИПЛИНГ
(1865–1936)


 


КОНЧЕНЫЕ ЛЮДИ


 


За тайные уменья,


Не знавшие наград;


За добрые стремленья,


Что приводили в ад;


От туч, грозящих зло нам,


Преданий древней тьмы,


Гонимые Законом,


Сюда бежали мы.


 


Прощания недолги,


Дорога нам легла


Под шепотки и толки


Про темные дела.


Не вынести обиды,


А значит,?–?уходи.


Не жди нас больше, Дартмур1,


Кальяо2 –?впереди!


 


А каждая вдовица


И каждый сирота


За жалкий свой процент нам


Приставили хвоста3.


Шпионили на рейсах,


Что шли за океан –


Так вот вам всепрощенье


Примерных христиан!


 


Но к островам счастливым


Повестки не дойдут;


Благословенны страны,


Где всем дадут приют,


Позволят без расспросов


Прожить своим трудом,


Чтоб дочь не шла на улицу,


Жена?–?в работный дом.


 


Здесь все пустеет в полдень:


И рынок, и собор,


Фонтан ведет с собою


Негромкий разговор,


Покоен сонный город,


И юкки4 спят, пока


Сквозь жалюзи потянет


Дыханьем ветерка.


 


Хрустальная погода


И синь во все концы,


Курений дым, и козы,


И мулов бубенцы.


И океан огромный,


Как неусыпный страж,


Но каждый месяц?–?почта,


И это праздник наш.


 


Встречаем на причале,


Ведем вас в ресторан


С радушием, какого


Не ждешь от англичан.


Прокатим вас в коляске


От сходней корабля,


Но на борт ни ногою –


Английская земля.


 


А по ночам мы в Англии,


Где вновь нас ждут к столу,


Где наши дочки с лордами


Танцуют на балу,


Нас кружит вихрь прекрасный,


Но чуем мы тотчас,


Что Что-то Здесь Неладно,


И сон слетает с нас.


 


Ах, нам хоть на минутку б


Родной туман вдохнуть,


В гремящий, грязный Лондон


Вернуться как-нибудь,


Где честь мы растеряли,


Где смех наш отзвенел!


Всё ль цел там «Лорд-Уорден»?5


Всё ль берег Дувра бел?6


 







1    Дартмур?–?местность на крайнем юго-западе Англии, с которой связано множество мрачных легенд. Среди тамошних болот и пустошей находится историческая тюрьма, построенная для пленников наполеоновских войн, а затем использовавшаяся как гражданская.


 




2    Кальяо?–?порт в Перу, откуда в то время не выдавали беглых преступников.


 




3    Вероятно, имеется в виду часть растраченных средств или другого долга, которую они надеются вернуть.


 




4    Юкка (не путать с юкой)?–?древовидные вечнозелёные растения, родственные агавам.


 




5    «Лорд-Уорден»?–?историческая гостиница в порту Дувра.


 




6    Белые скалы Дувра?–?знаменитые стометровые меловые обрывы на юго-восточной оконечности Англии, издалека видные возвращающимся морякам. Возможно, им обязано латинское название «Альбион», от «альбус»?–?«белый».


 



К списку номеров журнала «Слова, слова, слова» | К содержанию номера