АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Юлиан Фрумкин-Рыбаков

Иное измеренье





Ъ

— Жизнь, вкрутую или всмятку?
На свои? Или в кредит?

Сунешь руку за подкладку —
Там Летейский мрак стоит.

Не Летейский, за Летейский.
Без конца стоит, без края.
Не курчавый, Царскосельский,
У того совсем другая
И фигура, и изнанка.

Здесь иное измеренье.
Нет ни Мойки, ни Фонтанки,
Нет Тебя, с-тихотворенье.

Мрак у жизни за подкладкой,
За сатиновой, в прорехах…
Тут, густой, любовный, сладкий.
Там, невидимый, как эхо…

26.04.2011



Ъ

И сказал Бог: да будет свет.
                                    Быт.1,3


Диспетчер файлов есть. А катастроф диспетчер?
В Австралии цунами будь здоров.
Разверзлись хляби. На корпоративной вече-
ри Господь собрал учеников,
И преломил горбушку Интернета.

Вот «error» вам.
Вот, «время ожиданья», которое по капле истекло.
Вот, Гугл, зайдя в него, найдете Этну
И время оно, что с ума сошло…

Иуда, пользователь древа мирового,
Ты может «вырезать», ты может «удалить»,
Отправить в сеть: веревку, деньги, слово,
Не можешь одного — по-вре-ме-нить!

Ты — нить. Ты — ниточка. И на тебе подвешен
Осины сук и куст, а над кустом
Все сквозняки пустующих скворешен,
Так туго запеленатых дождем,
Что все скворцы куда-то улетели,
Оставив злаков зернышки в горсти.

Птиц в небе нет, в его воздушном теле
Лежат заросшие воздушные пути.

Что будет с вами, коль любовь иссякнет?
Что будет, если клином станет свет?
Прервется связь времен. Большой процессер «крякнет».

И в небе станет ЗНАКЪ: да будет, НетЪ.

18-29.01.2011



Ъ

Все замерло, оцепенело.
Зима, вступившая в права,
Являлась в гости то и дело,
То в форточку, то в рукава.

С ней в дымном городе боролись
И вывозили на погост.
Но это — были не гастроли.
Зима надолго и всерьез
Взялась за крыши, скверы, парки,
Автомобили, провода,
За новогодние подарки,
За вьюги и за холода.

Жизнь стала выпуклой и ясной,
И солнце низкое, пока,
Уже с утра было согласно
Не прятаться за облака.

Мороз крепчал, и в белый иней
Оделись ветви и дома,
И от мороза стала синей
Когда-то белая зима.

28.11.2010



РОЖДЕСТВО В ШЛИССЕЛЬБУРГЕ


Анатолию Домашёву

…а в Шлиссельбурге колокольный звон,
собакам наступающий на пятки,
и тьма с Невы, и тьма со всех сторон,
и только в храме свет, как солнышко в сетчатке,
растущий робко, вслед за звуком — ввысь,
в поклоне колокол братается со звуком

на Рождество, откуда ни возьмись,
слетает снег навстречу крестным мукам
и, тайная, на острову тюрьма,
сокрытая от любопытных взоров,
стоит во тьме, но снегом рвется тьма,
рождается эпоха разговоров
вперед, во тьму и пыль веков
про то, что мир-любовь, про запертые двери…
и шепот с губ колоколов
летит на лед Невы, на рыбаков
и воздается всем по вере

(над Петербургом марево стоит
у кромки горизонта, в облаках),

а здесь покой по кромочку налит,
здесь тишина, здесь колокол звонит,
над молом проблесковый маячок горит,
и мать младенца держит на руках…

08.01.2011




Ъ

Ларисе Фрумкиной


О, сколько еще не написано будущих слов
О Кипре, кипрее, о плоти земной легче пуха,
О том, что в казане истории варится плов
Из зернышек времени, с пряной лаврушкой из слухов.

О, сколько еще… не хватает ни зренья, ни сил
Обнять эту жизнь, нисходящую с неба, как манна.
А все же спасибо из всех сухожилий и жил,
Что местностью этой с тобою бродил
Вслепую, на ощупь в худом балахоне тумана.

Вскипает река на закате холодным огнем
В ней плавится небо, стекая за край горизонта.
В ней движется рыба, а в чреве Иона с крестом
В надежде достичь побережья Эвксинского Понта…

Он выйдет из чрева, чтоб словом успеть превозмочь
Пространство глухое, где нет человеческой ноты…

Он выйдет из чрева в глухую эвксинскую ночь,
И запах полыни смешается с запахом пота…

12.01.2011

К списку номеров журнала «ФУТУРУМ АРТ» | К содержанию номера