АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Каролли Феллингер

Часть и целое. Стихотворения. Перевел с венгерского Иван Пилкин

Птичья песня

 

Мертвецы
заводят
Землю
как будильник.


Осень прошла.
Пугало
срывается с крыши


взмывает к облакам
вниз устремив
свой взгляд


держит в клюве легкую веточку
но желание тянет его
вниз.


Где ж ему быть
с его несбыточными
мечтами?


Мы варили джем из красной смородины
а пар поднимался вверх
вверх к небесам.



Человек

 

клейкая пылинка
сращивает параллели


нет ничего случайного
из миллиардов пшеничных колосьев
именно этот попался мне в руки
набитая земля
это земля


воображаемая клетка
это клетка


Бог не находит себе места
должно быть он уже дома
он уже приехал



Три сестры

 

Береза цветет в отражении луж
она расправляется, она обрела свой дом.
Но посмотри, сухой листик несется в потоке
большой реки, он похож на батист.


Глубоко внутри я запишу
свои мысли, свитую нить моего сердца
Ариадне она будет кстати, увидишь
она проведет мое влечение к дому



Смирение

 

ведь если ты
взойдешь на холм
ты победишь
хоть это тебя
приведет к покою


недостаток: размер тюремной камеры
пустота: размер тюремной камеры



Лужайка

 

на торчащей стрелке покоя
тлеет наш мир
колесница Ильи несется вхолостую
пока небеса
Богом данные небеса
не становятся голубыми
мы вступаем в наши тени
некоторые из нас застревают в нашей обуви


они могли бы забрать у нас целое
а лето
как-то бы выцвело в сон



Голый король

 

В память об Андерсене

 

король — голый

шагает к площади
впереди толпы
как одежда
влюбленных
в углу постели


король — голый
шагает к площади
впереди толпы
как наскучившая
одежда короля
на кресле


король — голый
шагает к площади
и мальчик что
крикнул — он наг
не мог ли и сам
быть
портным?



Как ноготь врастает в плоть

 

Свет слепо бежит от своей участи
покровы воспоминаний всегда либо слишком убоги
либо слишком теплы


Покойник заведует временем
и погодой
хотя быстрый прогноз
испытывает усердие живых
тот, кто пишет стихи в этот час,
способен буквально на все.
забвение рисует путь
все тот же путь
ушедших от нас
навсегда



Часть и целое

 

Опыт
словно
заново
уложенное шоссе


Если бы ты родилась вновь
я прошел бы для тебя сквозь огонь
говорит он разбитой
фарфоровой кукле


Время
перо птицы
проскальзывает в
широко открытую церковную дверь

 

Бремя доказывания
портные, лестницы
шнурки, канат
что не достает
до дна колодца


Я хватаюсь за
опорную стойку
тревоги
и не могу ее обхватить



Зола и сажа

 

запретное древо
с тех пор засохло
напрасно Господь
не спускал с него глаз
словно молния
страх ударил в него
воздух иссох
дым заклубился
полетела зола
сажа
Господь
весь в саже
            ощутил
холодную золу
тогда поднял он ветер
что сдул
золу с его ладони
прежде чем
прежде чем
золу с его ладони
прежде чем Господь
дунул на золу



В день всех усопших

 

ты погружаешь свой стакан
в море


и вот ты уже
золотая рыбка тайно плывущая
в кропильницу


я триумфально
зажигаю другую свечу


Натюрморт с мерТвецом


ключи Святого Петра в птичьей клетке
*
реальное море
смытое воображаемой
картиной моря внутри меня
хотя я никогда не бывал
на побережье
*
птица не может влететь в клетку
хозяин клетки разводит руками
*
и петух пропел три раза
наглец
*
сравнение птичьего полета
с летящей пулей
*
земля — воздушный шар творенья
Господь, спаси нас от богов
*
Ньютон торгует яблоками
*
он превысил норму
его сердце наполнено
миром и довольством:
он всегда посылает больше
на смерть
*
стук в дверь
ночью
встает
включает свет
открывает дверь
выходит из комнаты
кто-то внутри
запирает дверь
*
свет все еще горит



До сих пор
(Psalmus Hungaricus)
 
I

 

мимолетные блики
в моем окне бесконечность
удерживает меня дома


язык терпит крушение
быстро оголяется
бледнеет


зеркала прошлого
колючая проволока его волос
расчесана по контрасту


его память бодрит
слушай свое нутро
ручная лопата для снега


его сердце
разбито кладбищенский сад
множество крошечных могил-лачуг


старик что взрывает
осколки мгновенья
деревья в птичьих гнездах



II

 

смытая мимо-
летным потоком
пронзительная тишина


Господь платит
над нашими головами слепой
круговорот дней


плыви по ветру
он спит в камне
море сочится


струится в прошлое
проникает в настоящее
заполняющее ров



III

 

Ветер блуждает
свысока развевая свои лохмотья
слезы паруса


потерпевший крушение
ветер
иссохший
ослепленный
клоунский рот


морской берег душит
его смысл
мои слова


на потерянном носовом платке
воображения
наши инициалы


посреди его молока
льется лихорадочное море
вместе с галькой


мы пришли
обломки пустых выдвижных
ящиков в наших карманах


теснота
водяного матраса, наш любимый
родной язык


дрожь словно заколка для волос
словно все изношенные вещи



IV

 

мгновение коридор
покрытый кафелем где
мы ждем


мой блуждающий взгляд
увлекает мое сердце
к досадной измене


и будущее приходит
встряхивая дорожную пыль


рука — это тоже знак

 

 

Перевел с венгерского Иван ПИЛКИН

 



К списку номеров журнала «ДЕТИ РА» | К содержанию номера