АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Гальпер

Детский отдел. Глава из будущей книги «Настоящий социальный работник»


Ребенку нужна мать


Проверяю собесовскую форму для женщины и ее дочки:


- Простите. Здесь какая-та ошибка. Одно и то же имя и фамилия в графе и отец и мать.


- Никакой ошибки нет.


- Нет??


- Ну я вначале была мужчиной. Зачала ее, а потом, когда ее мать умерла от наркотиков, сделала операцию и стала женщиной и теперь официально ей и мать и отец одновременно. Что здесь странного? Вы как будто вчера родились!



Наркоманка





Приходит наркоманка молодая к нам в офис с дочками шести, трех, и двух лет и просит помощи от города. Мне поручили заполнить с ними анкету:


- Добрый день. Вы в курсе, что город попытается те деньги, что мы вам дадим, выбить из отцов ваших детей. Может лучше с папами договоритесь по хорошему, чтобы они вам помогали. А то будут проблемы. Город будет их ловить, арестовывать. Они на вас будут злиться.


- А это пустяки. Ничего страшного.


- Вы уверены? Ну тогда начнем. Кто отец вашей старшей?


- А, этот негодяй и бабник? Он сидит в тюрьме за вооруженное ограбление инкассатора. Выйдет лет через десять.


- Ясно. По нему вопросов больше нет. Он отец остальных детей тоже?


- Не. Что вы? У каждой моей красавицы свой. Тот подлец что средненькую сделал сидит за убийство своего наркодилера. Ему еще лет двадцать.


- Прекрасно. По нему вопросов тоже больше нет. А папа вашей самой младшей полагаю тоже в местах не столь отдаленных?


- За кого вы меня принимаете? Где ваша начальница? Я на вас жаловаться буду! Он был прекрасный человек и примерный семьянин. Слышите? Мухи не обидел. Но он не мог выдержать фальши этого жестокого мира и умер месяц назад от передозировки. Ему продали плохой героин. Если бы он не умер, знаете что бы он с ними сделал?


- Знаю!”


Белый лебедь



 


Звонят с детского отдела собеса и орут в трубку:


" - У вашей клиентки Магнолии трехлетний ребенок сам гулял по улице. Зашел даже на дорогу. Чудом под автобус не попал. Полиция забрала ребенка. Поехали арестовывать мать, а ее три дня нет дома и никто не знает где она.


- Она же вроде прошла реабилитационный курс для наркоманов. Она так плакала на суде! Клялась, что исправилась. Судья ей поверил и вернул девочку.


- Да Магнолии это лечение помогает как мертвому припарки. Найдите ее и скажите бежать в полиции с повинной. Ребенка конечно не вернут, но может в тюрьму не сядет. Или не на очень долго."


Звоню по всем телефонам что у меня есть в компьютере. Одни отключены, по другим уже совсем другие люди. Наконец-то Магнолия берет трубку. По тону укуренная в доску:


"Магнолия! Ты где? Мчись в участок! У тебя ребенок в полиции!


- Какой ребенок? Я не человек! Я парю на небесах! Я птица! Лечу над землей и вижу реки, озера, океан. Я вижу аистов и чаек. Ко мне приближается белый лебедь. Белый лебедь! Я тебя люблю!"


Послышался гудок. Я записал в компьютере. "Ведущий проинформировал клиента о месте нахождения ее дочки. Клиент выразил глубокое сожаление происшедшим инцидентом."


Традиция





Звонят мне с Детского Отдела собеса и кричат:


"Вы знаете что ваш клиент Николас ходит на заседания суда и в нарколечебницу и в тюрьму отмечаться со своим пятилетним сыном? Всюду! И это только про места которые мы знаем. Он что с ума сошёл? Какой он пример показывает? Ему не с кем оставить ребенка? Так мы у него заберем! У нас найдется! Поговорите с ним по хорошему."


Набираю Николаса:


"- Николас! Это правда что ты всюду с собой сына таскаешь? Ну может не стоит?"


Клиент с гордостью:


"Вы меня не учите как воспитывать моего ребенка! Меня отец всюду с собой брал и я своего сына буду всюду брать! Это наша старая семейная традиция!"


Пушинка


Заходит ко мне в кубик Том, начальник детского отдела собеса.


"- Алекс! Переходит к нам! У нас больше получка, и внеурочных сколько хочешь. В два-три раза больше будешь зарабатывать.


- А что случилось?


- После того как Долорес выбросили из окна в Бруклине, у нас уже несколько человек уволились.


- Ну конечно кто же своего ребенка так просто отдаст? Не одна самая запойная пьянчужка или наркоманка не позволит. Будут сражаться как львицы! Извини Том. Я прирожденный трус.


- Ну что-ты как маленький ребенок? Посмотри какое у тебя бандитское лицо. Посмотри сколько ты весишь! Это же Долорес была как пушинка. На нее подуть она и улетит. А тебя то никто и не подымет!"



За три дня до России



Начальница позвала:


 


"- Нечего тебе перед отпуском прохлаждаться. Поедешь вместо Долорес с полицией ребёнка у наркоманки забирать. Отвезёшь в детдом.


-  Ну это же Долорес работа. Она у нас детей забирает. Я детей боюсь. Моя стихия одинокие алкоголики!


-  Долорес ещё не отошла от прошлого раза. В неё мать ребенка стреляла. Хорошо, что была под кайфом и промахнулась.  


- А в меня значит можно стрелять? От меня пули будут только отскакивать? У меня депрессии не будет?


-  Что ты трусишь? Ты же в Россию ездишь каждый год в отпуск.



Вы мне больше не мама


Шону конечно не повезло. Родители-наркоманы оставили его в роддоме и Шона усыновила другая семья. Он вырос очень трудолюбивым и серьезным человеком, стал программистом, но очень хотел найти своих биологических родителей. Наконец-то нашел и даже переехал к ним. И это он сделал абсолютно зря. Скоро он и сам пристрастился к наркотикам и потерял работу. Сегодня звонит мне и слышу как его мама рядом плачет:


"Ну что это за безобразие? Пока я принимал душ моя мама снесла мой компьютер драг дилеру. Он же больше трех тысяч долларов стоит. За смешную дозу крэка все отдала. Я понимаю если бы еще прилично ей дали за это. Мама! Зачем вы это сделали? Я вас спрашиваю зачем? Я поговорил с драгдилером. Он все понимает и не хочет никаких проблем. За сто долларов он все отдаст назад. Может город мне отдать эти сто долларов? Я драг дилеру дал ваш телефон. Он вам позвонит. Мама! Я от вас выезжаю! Зачем я вас нашел? Вы мне больше не мама!"


Мама Боба Томпсона



 


Звонит телефон. Беру трубку.


"Здравствуйте. Это мама Боба Томпсона которого вы вчера навестили. Помните? Гея к которому вы заходили 2 часа дня. Вы зачем ему сказали чтобы он бросал пособие и шел на работу?


- Я ему так не говорил. Он сам сказал, что устал сидеть на пособии и хочет более осмысленной и продуктивной жизни. Я ему сказал, что город может помочь ему найти работу.


- Как вы смеете? Боб у меня такой нежный и чувствительный! Он с детства такой!! Ему нельзя работать. Вы не смотрите что он два метра росту и у него гора мышц. Это он от неуверенности в себе все время ходит в спортзал. Он именно по этой причине не может найти себе постоянного бойфренда и наладить личную жизнь. Больше чем на одну ночь с ним никто не хочет. Он так переживает! Из-за этого принимает наркотики. Мой сыночек так плакал после вашего ухода. Если вы ему еще раз такое скажете я добьюсь того чтобы вас уволили без выходного пособия. Я адвокат с тридцатилетним стажем. У меня связи.


Итальянская мамочка





Целую неделю готовился к уборке квартиры наркомана Рикардо. Токсичного мусора у него там было по пояс. Хрен его знает что он там варил. Вел переговоры и назначал время в основном с мамой клиента, Франческой. Хоть ему и было за 30 она всем ведала. Сынок был совсем не приспособлен к жестокому внешнему миру. Я оформил оплату бригаде химической защиты. Оформил себе скафандр тоже. Наконец-то начальница выдала мне чек для химиков и мой белоснежный "модный" костюм с маской. Поехал за город на базу к химикам. Отдал деньги. Взяли специальную машину. Приезжаем. Франческа стоит в дверях и не пускает:


"Через мой труп! Вы должны перенести и приехать в другое время. Рикардо там так плачет! Он такой чувствительный! С ним никто не хочет дружить!"




Радость отцовства


Луиджи и Вито зашли ко мне в офис и сели рядом держась за ручки. Ну просто образцовая американская гей-семья. Если бы они конечно не были алкоголиками, не ругались из-за денег с драками и приездами полиции. И не бегали мне жаловаться друг на друга. Я начал:


"Чем могу помочь друзья мои сегодня?"


Отвечал за двоих всегда Луиджи:


"- Вы знаете конечно, что мы на пособии и не можем без помощи города оплатить нашу квартира.


- Да цены в Нью Йорке на квартиру безумные.


- Вы также знаете, что мы геи и нам приходится нелегко.


- Ну конечно.


- Значит ли это что мы хуже других людей?


- Естественно нет.


- Нам тоже хотелось бы познать радость отцовства и материнства."


Я опешил. Куда этот разговор идёт? К чему они клонят? Надо быть супер аккуратным, а то можно потерять работу. Какое минное поле! У меня аж вспотела лысина. Я вежливо продолжил:


" - Да вы имеете полное право на эту радость.


- Наша заявка на удочерение из детдома новорожденной девочки удовлетворена.


- Ээээ. Продолжайте!


- Спасибо. Но есть одна проблема?


- Всего одна? Какая-же?


- Вы понимаете, что никто из нас никогда не имел маленьких детей и мы не знаем как с ними обращаться.


- Так,так, так. Интересно.


- Нам дадут ребенка только когда я окончу курсы молодых отцов, а Вито курсы начинающих матерей. Мы будем самыми лучшими родителями в мире!


- Абсолютно не сомневаюсь!


- Но нам надо чтобы город оплатил эти курсы!"


Тут Вито отскочил от Луиджи и закричал:


"Постой! Ты говорил, что ты пойдешь на курсы матерей, а я на курсы отцов. А теперь ты изменил? Ты думаешь я буду плохим отцом?


- Ты будешь сидеть с ребенком дома, пока я буду искать работу. Конечно ты мать!


- Ты считаешь, что я не могу найти работу? Что я безответственный лентяй? Что я беспробудный алкаш? Сколько я могу терпеть эти унижения? Ты! Ты будешь мамой! Ну как тебе это?", и Вито дал Луиджи звонкую пощечину. На глазах Луиджи проступили слезы. Он закричал:


"Я тебе предупреждал во избежание конфликта давай бросим монетку кто будет папой, а кто мамой. Ну ты же никогда меня не слушаешь! Ты вообще проститутка! Ищешь кому свой зад подставить. Забываешь что у тебя семья! Законный муж!", и дал ответную пощечину Вито. Они начали на друг друга громко орать и давать другу другу пощечины. Прибежала собесовская охрана и выгнала обоих на улицу. Я еще минут пять в пустом кубике смотрел как загипнотизированный на экран выключенного компьютера.


Непростой час



 


Я сидел на работе в нью-йоркском собесе и уткнувшись в компьютер написал стих о трагедии русского интеллигента. Ничего не клеилось. Я сам не мог понять этот чертов интеллигент спасал Россию или губил. Никаких новых мыслей не приходило. Тут позвонила секретарша, что ко мне пришли клиенты. Это были опять ‘счастливая’ и скандальная гей-семейка Вито и Луиджи. Ну что там у них в этот раз? Я тяжело вздохнул, спустился, зашел в приемную, сел и спросил:


«Чем город Нью Йорк может вам ребята помочь сегодня?»


Луиджи как всегда взял инициативу:


« - Мы передумали брать из приюта маленькую девочку.


- Да ребенок это большая ответственность.


- Но я начал думать об этой девочке, о великом счастье быть женщиной и осознал, что хочу сам стать женщиной. Что хотел стать женщиной всю свою жизнь. Я уже начал принимать гормональные и операция через год!»


Тут не выдержал и вскочил Вито:


« - Если ты все-таки сделаешь эту операцию я с тобой разведусь! Я физически не могу быть с женщиной. Я стопроцентный гей! При мысли что у тебя будет влагалище мне рвать хочется! Это что же получается? Что я буду гетеросексуалистом тогда? Какой ужас!! О, Мама Мия!!! Я этого не переживу! Позор моим сединам! Моя бедная мама перевернется в гробу!


- Ты меня никогда не любил!. Потому что если бы ты меня любил ты бы так не говорил. Ты бы меня поддерживал в этот непростой час! А тебе наплевать! Ты вообще мне изменяешь с кем попало!», завизжал Луиджи. Вито дал ему звонкую пощечину. Оба разрыдались как маленькие дети. Прибежали охранники и выдворили обоих из здания. Я вернулся в свой кубик, перечитал написанную часть стиха и все стер. Счастья не было нигде. Рай был безнадежно потерян!