АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Светлана Солдатова

Городская мифология. Стихи

ГОРОДСКАЯ СЧИТАЛОЧКА

 

в городе выжить просто – гляди вокруг,

бойся железных зверей, обходи мосты.

город оскалит зубы, начав игру,

и зашвырнёт тебя с площади – на пустырь,

 

после – с проспекта в старый заросший сквер,

с крыши высотки – на лавочку у пруда.

если играть по правилам – выйдешь, верь,

если нарушишь правила – никогда.

 

хэй, улыбнись, на зелёный свет поспеши

по переходу, ведущему в облака,

выпрямись, встань и спляши с городскими ши –

станет легка походка, тверда рука.

 

следуй за флейтой, смотри безмятежно вдаль,

мёртвых не бойся, не забывай про нож.

 

… если почуешь, как дрогнет седой асфальт –

не наступай на трещины.

пропадёшь.

 

 

ФИЛЬМ УЖАСОВ

 

Блондинку обязательно сожрут –

По всем законам жанра выйдет так.

Но, вздрагивая на ночном ветру,

Она пойдёт туда, где темнота.

 

Скользят по битой плитке каблуки,

В подвалах гулко плещется вода.

Кто выйдет к ней из городской реки?

Кто прохрипит: «Тащи её сюда»?

 

И станет тьма.

И смолкнет саундтрэк.

… Конечно же, герой её спасёт,

Вот он идёт, сжимая оберег…

 

Но в целом – очень страшно это всё.

 

 

МЕТРО 2012

 

… в метро уснуть – так чего уж проще-то, вагон качается и поёт. А снится – ветер свистит над площадью, и солнце льёт золотистый мёд. На мостовую да прямо под ноги летят лиловые лепестки… Молчи и жди за былые подвиги одной награды – её руки. Вам быть бы – вместе, и не расстаться бы, делить бы вечность, суму, тюрьму…

Мигнёт огнями ночная станция, и поезд дальше уйдёт – во тьму.

Заснуть в метро – не к добру, хороший мой.

Чего уж доброго под землёй!

Прости, незваный, прости, непрошеный, совьются рельсы тебе петлёй.

Он спит так сладко и так отчаянно, не размыкая тяжёлых век…

С кривой ухмылкой – мол, вот не чаяли! – его разбудит плечистый цверг.

А цверги, знаешь, росточка малого, но крепче стали и черта злей. Он скажет – есть для тебя, усталого, работа лучше, чем на земле. И ваши тайны, и ваши горести – сравнить бы с нею! – такая блажь…

Всю эту глупость забудешь вскорости.

Да, ты, дружище, отныне наш.

И плюнь, что жизнь тебя исковеркала, сломала, смяла и нам сдала.

Ты только глянь – шестерёнки вертятся, кипит работа, идут дела… а труд от вечности и до вечности – почище ордена на груди!

Ещё мы часто танцуем вечером, ты непременно к нам приходи.

 

… Ох, песни, пляски, огни подземные, с чего бы чудится всякий бред. Ни цвергов, ни завалящих гремлинов – пустой вагон да неяркий свет, а глухо буркнет – мол, всё, конечная – всего лишь сумрачный машинист.

 

Вздохнёт. Поднимется. Делать нечего.

А мог остаться, дурак –

у них.

 

 

И ДИКИЕ ГУСИ

 

Обесславь, убей, но гори, гори

злым осколком солнца в моей горсти.

Каждый галл желает разрушить Рим,

каждый гусь желает его спасти.

 

Под камнями – прах, меж камней – трава,

нет ни галльских палиц, ни птичьих крыл.

Дребезжит будильник.

Звенит трамвай,

что сейчас покатится сквозь миры,

 

мимо гуннов, галлов и диких стай,

мимо скифий, греций, гиперборей…

Дорогая Акка, не улетай –

нет слабее Города на заре.

 

… На обломках храма пьёт пиво галл

и рисует граффити на стене.

Я тебе смолчал и себе солгал –

никакого Рима на свете нет.

 

 

МИФОЛОГИЧЕСКОЕ

 

полумрак, бесснежные холода,

вроде как живёшь, а на деле – спишь.

замерзают гарпии в городах –

вон, гляди, взлетают с соседних крыш

 

и орут, и носятся в вышине,

мечут перья в белую пустоту.

им грозится палкой старик финей

и бурчит под нос – разлетались тут.

 

отгремел салют. завершился год –

будет новый, золото, шкуры, мёд.

на югах зимует стальной арго.

загуляв, орфей в кабаке поёт.

 

не видать в тумане сирен и сцилл,

у харибды праздничный выходной.

стынет лета. в трубах журчит коцит –

уходи на дно, уходи со мной.

 

в семивратных фивах – режим, завод,

семерым никак не начать войны.

гидра спит под гладью зеркальных вод.

 

спи и ты, дружок, до хмельной весны.

 

 

ЗОЛОТЫЕ ЯБЛОКИ

 

яблоки на ветвях. паданцы под ногой.

сорт «золотой налив» – редкость в земных краях.

спи, говорю, глазок, спи, говорю, другой,

спи-засыпай, мой страж, огненная змея.

 

ах, золотой бочок, солнце под кожурой –

сладко тебя срывать, сладко в ладонях греть.

жди, мой осенний сад – скоро придёт герой

в шкуре степного льва, в стали и серебре.

 

сколько веков прошло? вспомнит ли он меня?

руки мои – кора, косы мои – метель.

сёстры смеются вслед. я до заката дня

яблоки в дом ношу да собираю хмель.

 

слышу звенящий смех бледных речных наяд,

чую далёкий гром гневных небесных сил.

молодость с веток рву. мёд она или яд?

что, если, осмелев, чуточку надкусить?..

 

молча держу в руках и уронить боюсь

яблочко гесперид – молодость не мою…

 

 

АУДИЕНЦИЯ

 

И вот я иду к дракону.

Ну как «иду»…

По лестницам, переходам меня ведут.

Прилично. Чисто. Охрана всегда на «Вы».

И так спокойно, что хочется просто взвыть.

 

И вот я иду к дракону.

Он бодр и рьян.

Он несомненно избавит нас от цыган

и прочей нечисти. Строгий его мундир

сулит победу и очень недобрый мир.

 

И вот я иду к дракону.

Ну что сказать?

На обстановку я пялюсь во все глаза

и думаю, как бы вырваться и сбежать,

крича – мол, смерть рептилии от ножа?

 

Пустить бы его на сумки и сапоги…

Но он так смотрит, что дернуться не моги.

Он прям и строен. В глазах ледяная жуть.

Иду к дракону.

Я всё ему расскажу.

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера