Инна Иохвидович

Исаак Розенберг, «Рассвет в окопах». Перевод с английского Е. В. Лукина СПб, 2013


Исаак Розенберг, «Рассвет в окопах». Перевод с английского Е. В. Лукина
СПб, 2013

В 2014 году исполняется сто лет с начала Первой мировой войны. А что знает нынешнее поколение о ней? Ведь даже настоящих причин этой трагической кровавой бойни мы не знаем. Да и историки не могут внятно объяснить. На это способно только искусство. Недаром М. Хайдеггер писал, что «Глагол — дом Бытия». Потому о Первой мировой мы знаем по романам писателей так называемого «потерянного поколения» — Э. М. Ремарка, С. Фитцджеральда, Э. Хемингуэя и др. В России, а затем в СССР тема Первой мировой войны была заслонена тематикой революции и гражданской войны. Может быть, поэтому поэзия, возникшая в эти военные годы, мало переводилась на русский. И столь значительный поэт, как Исаак Розенберг, отразивший весь ужас той трагедии, мало знаком нашему читателю. Ведь на русский язык были переведены всего несколько его стихотворений.
Книга военных стихотворений Исаака Розенберга в переводах петербургского поэта и переводчика Евгения Лукина является полноценным открытием этого поэта для любителей и ценителей истинной поэзии. Вступительная статья переводчика знакомит нас с драматической биографией поэта, погибшего 28 лет отроду. Рядовой Розенберг, личный номер 22311, пацифист, аутсайдер в жизни, на фронте, в литературе…
Первым стихотворением художника Исаака Розенберга была «Ода арфе царя Давида». Именно образ царя псалмопевца пробудил поэтическую музу Розенберга. Он как будто бы в противовес известному псалму снял с ветвей собственную арфу, и зазвучала его собственная песня. Но в нелегком существовании Розенберга радости была толика, а остальное — горе. Так, убежденный в роковом по тем временам диагнозе (туберкулез), поэт по совету врачей меняет климат и отбывает в Южную Африку. Там в 1914 году и застает его известие о начале Великой войны. Он решает вернуться на родину. Тем более, что диагноз оказался, к счастью, неверен.
В Англии, отчаявшись найти работу, Розенберг записывается в добровольцы — он рассчитывает, что отчисления с денежного содержания позволят прокормить семью. Его определяет в батальон Бантам, поскольку поэт был небольшого роста. И начинается самый тяжелый период его жизни — в армии, на войне. Там были написаны главные стихотворения. Одно из них — «Рассвет в окопах» — дало название всему сборнику. Смерть на войне, несмотря на свою ежедневность, преследует поэта во всех его строках. И даже алые маки, растущие на краю окопов, связаны с пролитием крови. Это потом цветок стал символом Первой мировой войны, напоминанием о полях сражений, где земля, политая кровью солдат, сплошь покрыта красными маками…
Оказался Розенберг пророком, смерть свою предсказавшим в стихотворении «Павший в бою»:

Свалился с книжной полки томик твой,
Ты тоже полетел вниз головой.
Ты в рукопашном был убит бою,
И я оплакиваю смерть твою.
И все же кажется случайным мне,
Что пал ты во французской стороне.
Ты духом был велик, а плотью мал:
Кто знал тебя, тот это понимал.
Природа, утомленная войной,
Узрела только внешний облик твой.
Ведь ни один светильник ни на час
Без ведома природы не погас.
Ты не достиг еще своих высот,
Когда она прервала твой полет.

В стихах Розенберга встречаются элементы мифологии, как в «Дочерях войны» — Валькириях. Они всегда над полями сражений. Это древний германский миф. Розенбергу через двадцать лет будет вторить О. Мандельштам: «Есть женщины сырой земле родные/ И каждый шаг их гулкое рыданье/ Сопровождать воскресших и впервые/ Приветствовать умерших — их призванье…» Как огромная фреска времен Возрождения, страшная картина «Свалки мертвецов». Она поражает своим, танцем, пляской Смерти!
На фронте Исаак Розенберг особенно страдал, переживал из-за своего еврейства, об этом он пишет не только в письмах к друзьям, но и в стихах, возвращаясь к образу пророка Моисея в стихотворении «Еврей». Он говорит о том, почему же люди, что придерживаются Моисеевых десяти заповедей, так жестоки к евреям? С горечью поэт вопрошает: «Почему ж они глумятся надо мной?» Стихи, как будто картины из Ветхого Завета — «Разрушение Иерусалима вавилонскими ордами» и «Горящий храм», также продолжают «еврейскую» линию в поэтическом наследии Розенберга. Но и в стихотворениях, посвященных войне, невольно слышны библейские реминисценции: «И поскольку мы живы, то знаем,/ Как бывает страшна непроглядная тьма». Это идет подспудное, пронесенное через тысячелетия, «воспоминание» об одной из «казней египетских» — о «днях осязаемой тьмы»!
Завершающее книгу стихотворение «Получив известие о войне» потрясает своим удивительным для молодого человека ощущением громадности случившегося, тотальности и кошмара Трагедии, затронувшего самые глубины бытия:

Клыками порван лик живого Бога,
Пролита кровь, которой нет святей.
Оплакивает Бог среди чертога
Своих убитых дьяволом детей.О, древнее слепое наважденье —
Все сокрушить, развеять, расточить!
Пора первоначальное цветенье
Разгромленной вселенной возвратить».

Книга «Рассвет в окопах» представляет оригинальные (на английском языке) стихотворения и параллельно русский перевод. Оформлена она в лучших традициях русской переводческой школы. В начале идет текст о жизни и судьбе поэта. После корпуса стихов напечатаны приложения, которые включают письма с фронта, примечания, хронологию, и завершает этот отличный справочный аппарат датированная посмертная судьба творчества поэта. Думается, что эта книга будет достойно оценена не только любителями поэзии, но и библиофилами.
Евгений Лукин очень бережно, деликатно отнесся к текстам поэта, чтоб как можно более полно донести до нас смысл, прозрачную тонкость стихотворения. Вы сами, своими глазами сможете убедиться в этом. А мне остается лишь порадоваться радостью будущих читателей, хотя знаю, что и сама буду и буду возвращаться к этим строкам.

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера