АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Бывшев

Я твой псих, а ты Психея

ВЕЧНЫЙ СПОР

И долго со мной пререкался
ужасно бодливый Бодлер...

Юрий Беликов


Пишу я великие вирши.
В них рифмы и ритм, и размер.
Я, может быть, Бродского выше.
И что мне какой-то Бодлер?!

Достойного где мне найдете?
Какой конкурент мне Рубцов? —
Помериться б силами с Гёте!
Ну с Фетом, в конце-то концов!

Всем ныне живущим пиитам
Давно нос утер я, друзья.
И к Пушкину с ранним визитом
На равных отправился я.

Губа его тоже не дура.
(Он пил мой любимый «Айни».)
«Привет, — говорю. — Ну-ка, Шура,
Талант мой давай оцени».

Свои протянул я творенья:
«Вот видишь — дуэтом поем.
Не правда ль, приятель, забвенье
С тобой не грозит нам вдвоем?!

Что скажешь об этой вещице?
Хорош для бессмертья задел?..»
Две-три пролистал он страницы —
И как был в трусах, так и сел.

Куда его смех испарился?
За сердце он взялся потом...
И долго еще матерился,
Читая мой новенький том.



В «КАЩЕНКО»

Я твой псих, а ты Психея,
Вместе будем психовать...

Дмитрий Быков


Я — гигант душой и телом,
Мастер вирш на злобу дня.
Потому-то люди в белом
Не спускают глаз с меня.

Не могу я жить втихую.
Митинги — моя стезя.
А иначе я психую.
Мне без публики нельзя.

Весь я в лихорадке буден...
Слышу голос: «Нин, а Нин!
Что-то нынче очень буен
Наш "поэт и гражданин"...»

У меня ума палата,
Тьма концертов за спиной.
Так что эти три халата
Попотеют здесь со мной...

По рукам с ногами связан. —
Душит нас «режима» гнет.
Но я все равно обязан
Стих писать — Россия ждет.

Что, дружок, скучаешь лежа?
Ты, мой Боня-Бонапарт,
Как и я помешан тоже
На борьбе. Где твой азарт?

Нас зовут труба и лира.
Брось скрипучую кровать.
Нам вдвоем еще полмира
Предстоит завоевать!



ПОЭТ-АНАХОРЕТ

Я вас желал так искренне, так нежно,
мятежным вожделением томим...

Игорь Кохановский


«Я вас любил» — я где-то слышал это.
Да, кажется, от «нашего всего».
У главного российского поэта,
Читал я, женщин было о-го-го.

А чем, простите, классика я плоше?
Мятежным вожделением томим,
Хочу дам сердца я голубить тоже.
А что до целомудрия — Бог с ним!

От непристойных снов изнемогая,
Я вас желал всем телом и душой.
Не сомневайтесь — у меня большой...
Нет, в смысле, интерес к вам, дорогая.

Я встретил вас, и дальше все такое...
Для холостого похоть — не порок.
В мечтах о вас лишился я покоя.
(Жаль, не невинности, но только дайте срок.)

Пускай ко мне ревнуют вас подружки.
Чернил побереги, зоил-дебил!
Я вам пишу, чего же... Тьфу ты, Пушкин
И здесь меня опять опередил!



СОПЕРНИК


У него изящные ботинки,
У него и бабочка, и фрак.
У меня хужей полуботинки,
У меня обычнейший спинджак.

Евгений Степанов


У него богатая палитра,
Фрак такой, что впору хоть для Канн.
У меня дешевая пол-литра
И непрезентабельный стакан.

У него и бабочка на шее —
Просто Сирано да Бержерак.
У меня с одежкой похужее:
Шорты, майка и, пардон, спинджак.

У него во всем есть чувство меры,
Сметка европейская видна.
Я же ненавижу полумеры —
Сразу до краев чтоб и до дна.

Что его мне Бунины и Феты? —
Сам себе в стихах кум королю.
Рифму типа «кеды-полукеды»
С детства я без памяти люблю!



ЖАЛЬ (C´est dommage)

топ-менеджер вова
топ-менеджер дима
а что ж так херово
а что ж так галимо

Евгений Степанов


Иду по Парижу
(Один, без подружки).
И что же я вижу:
Толстой и брат Пушкин!

Два гения рядом.
Я чуток к их мненью.
Читаю ребятам
По стихотворенью.

Ну что скажешь, Саша?
Ну что скажешь, Лёва?
— Да, так, в общем, лажа...
— Короче, х...ёво...

А, вот вы какие!
Трандец вам за это!..
Беру за грудки я
(Сначала — поэта).

Какой ты, блин, классик,
Сверчок кучерявый?
Тебе б только квасить
И дрыхнуть с шалавой.

А ты, нос картохой!
Свернуть тебе шею!..
Запомни, не трогай
Степанова Женю!

Сейчас на здоровье
Начищу вам рыльник...
Жаль, у изголовья
Раздался будильник.

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера