АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Петрушкин

Сказочки Карлсона. Стихотворения



+++=====> СКАЗОЧКИ КАРЛСОНА

                                                Янису Грантсу

-1-
кардиограмма радиограмма он шлёт её из лейпцига
ей в маленькую тавду – кажется ничего не меняется ничего не
меняется между ними немного снега немного света на западной стороне

когда-то это было похоже на книгу на тьму букв без единой зпт
сейчас это скорее стихи машарыгина и маши гусевой в жж
но она всё равно каждый день открывает своё ш-ш-ш-ш

говорит ребёнку тому который ещё не прошёл из её желёз
до выхода в свет в печать в расход – но она говорит божий… она говорит ему окстись
она понимает что нельзя говорить некрещеному но вернись

в подтекст второй строки и ты всё поймёшь ты всё вынешь
разложишь на столе в прозекторской откроешь двери в такой бердяуш
в такой свет в такую репродуктивность высохших токов

никаких тампонов нет нет никаких тампонов пишет он
заворачивается в газеты где опять что-то про президента тоже кстати
когда-то бывшем в ребёнке тоже так некстати спавшем где-то между Тавдой и Лейпцигом а ты

закрываешь окна чтобы уже никто чтобы уже не постучал в них
не разбил уже не оставил моторчик на её рабочем столе где-то между уже
открытым пакетом писчей (самой паршивой) бумаги и фарфоровых моржей

тех которые заменили слоников на полочке заменили карлсона прусского вруна
на ядре лучше бы воробьёв был бы илмаровичем чем полурепродуктивным
лучше бы был дефективным чем неспособным лучше бы превентивным
превенторов нет нет превенторов в продаже в столе на полке выкрашенной маслом
краской такой белой чтобы был Людовик чтобы превенторов нет нет превенторов пишет
он был вчера в Осло знаешь а Линдгрен умерла знаешь нет превенторов

но она пишет пишет пишет ему в Лейпциг. а какая собственно разница?
ведь почтальон всё равно не заходит

ему неизвестно да в общем-то превенторов нет где он оставил свои мотор с вентилятором


-2-
езжай со мной в тавду
там бродит чикатило
противнейшая рыба
её пора на мыло
там бродит на хер захер
и разные собаки
в кустах по нам провоют
чего-нибудь больное
езжай со мною мимо
езжай со мною ветка
ведёт меня в диагноз
неважно что опасно
беременная детка
там чикатило бродит
налево и уводит
направо и проходит
недолго жить осталось
беременная малость
хотя живёт недолго
впадает в тело волга


-3-
плакал маленький Адольф говорил страшно
тыкал пухлым пальчиком в сторону шкафа
лопотал (башня слетает): там бубука
(die schreckliche Puppe)

ему конечно не верила толстая фрау которая мама он изобрёл фау
чтобы в Англии больше не выпускали столь страшную английскую мебель
он боялся мамы мамы и ебель
он боялся тоже

потому он плакал ты видела слёзы маленького ефрейтора второй империи из Дахау
было лучше видно он боялся погоды насекомых и евреев потому что те затащив его
in die Schultoilette makali mordoj v sortire тогда он поверил в приметы в магию
в религию баварского волка он плакал маленький Адольф маленький ефрейтор
по сути дела сирота плакал верил он всё знал всё знал всё знал

он в итоге попал в рай маленький Адольф маленький ефрейтор
чья участь незавидна потому что только бог понял свою логику потому что только                             бог простил ему и шкаф и сортир – ну и всё это…

(дальше – прочерк, зачёркнуто) мадам-шрапнель в лицо в рыло в ангела в маленького
Адольфа убей зверя
жалко
ребёнка


-4-
в аккадии в аркадии в грантсовии в моржовии
все дети были в правии все дети шили шори и
однажды вышли чудные не детские истории
никто построил заприи
а кто построил горе им

теперь детишкам вешаться
пальтишками и шляпками
но сколько суток в сутки им
узнается едва ли и

в акадии в шумерии писали детки гвоздиком
никто забрали девочек
а кто прибрал нас
хвостиком
ни мальчиков ни девочек ни сказочки ни города
а крысолов повесился

шумело море гордое


-5-
дата стоит а время не остановишь
всё разорвётся взорвётся к Экклезиасту
ты не порвёшься не тонко поскольку вернёшься
то к одному то к другому то к педерасту

дата идёт дата движется дата видит
дата живёт дата смотрит и ненавидит
будет в челябинске завтра после семи
дата ищет нечто навроде семьи

дата не псих даден: псих – но она надорвётся
выплюнет что-то в миасс а чуть позже вернётся
ты не прощаешь она не простит это просто
синий язык от недели и перехлёсток

дата проедет от рима и до харбина
где-то в районе угрей незвучно но сгинет
помнишь её среди веток железной дороги
дата не ходит скорее делает ноги



+++=====> СКРИЖАЛЬ



Покажется путь, когда мы войдем в свои храмы,
Найдя их пустоты. Что жило на камне, то в камне
Останется, слова сметая, закрученный кокон
И вой Куликовской, записанный кожей по ране,
Как ветер ночной, расшевелит свой мраморный локон.

Спадает одежда, как снег – рождество отпуская –
С последнею елкой в домах обреченных на вынос,
И вряд ли кто сможет дойти до горящего края.
Хранит собой то, что ты нес, да как видно не вынес,
Молчащих речей ненадолго отставшая стая.

Взяв время взаймы – или кажется это – у Бога,
Влача ожиданье путей, как булыжник, в дорогу
Впечатанный, жнет с нетерпеньем вращение птиц
Подземных, влетающих в небо с седьмого истока,
Движением вверх покоривших падение вниз.

Посмотрит паденье в рожденную им высоту –
И подписи под договором созреют в расплату,
И жизнь или смерть, что равны, пересохнут во рту,
Тебя вынося за себя, как разменную карту,
Вращая одну из неведомых чреву фортун.

И тот договор, что превыше, чем тянется взгляд,
Чем речь или печь – заплутавшей в случайном – сторожки,
Раскроет, как пальцы лесные, созвездий парад,
Завидев в своем начертании хлебные крошки,
Которые слепят началом и жаждой горят.



+++=====> ***



пачкуля дочь а может сын
идёт на горочку один
в руке одной
песок в другой
холодный ток и кровоток

пачкуля сын один идёт
ещё совсем не идиот
и справа по пути его
трава а слева
кровоток

пачкуля сын один мой жид
ещё не мёртв уже не
жив его отец в другой
в одной он сам наплакал
заводной

не смех конечно я иду
за ним не помнящий родню
расколотый отец и сын

нечеловечески
один



+++=====>  ***



                                кидая в никуда понты
                                и прочие предметы
                               /Елена Оболикшта/


когда летят на свет понты
и схватывают тело
- не думаю что есть кранты
но что-то всё ж заело

не заведёшься за порог
нальёшь да и не выпьешь
тяжёлый спирт и тяглый рок
повесились (повисли)

когда тебя жуёт пейзаж
то коромыслом сажа
и тело движется едва
уже без экипажа

К списку номеров журнала «Тело Поэзии» | К содержанию номера