АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Владимир Веретников

А.С. Пушкин в Поволжье и Оренбурге



( статья печатается в сокращении )


                                                
ПУШКИН В НАШЕМ КРАЕ

   Имя А.С. Пушкина известно и дорого сердцу русскому из поколения в поколение. Мы постараемся раскрыть связь этого имени с нашим краем, с нашим именем…
   Ещё завершая работу над романом – «Дубровский»,  у Пушкина созрел план создания нового романа, действие которого должно развиваться и происходить в Казани и Оренбурге во время Пугачёвского движения. Он внимательно изучил все имеющиеся материалы по Пугачёвскому бунту в архивах. И, чтобы создать «Историю Пугачёва», - обогатить себя и своё творческое видение, он решил побывать на местах непосредственных событий 1773 – 1775 гг.; встретиться с непосредственными очевидцами или участниками тех бурных  и кровавых событий  крестьянского восстания Е. Пугачёва. Пушкин хорошо понимал, как оно мощно потрясло устои царского самодержавия 18 – го столетия.
   В письме своему другу Нащокину в феврале 1833 года Пушкин писал:  - «Путешествие это мне нужно нравственно и физически…»
   Давайте же представим себе мысленно тот путь, которым проехал гений  земли русской…
   И так, в 1833 году  поэт совершил с трудом разрешённое ему посещение Казани, Самарского, Оренбургского краёв для изучения истории пугачёвского бунта. Пушкин посетил Нижний Новгород, Казань, Симбирск... Павловское, Малинники и  Берново, - владения его друзей Вульфов, ярмарку  в  Нижнем.  В Казани поэт объезжал окрестности города, осматривал места сражений, расспрашивал, записывал и был очень доволен, что не напрасно посетил эту сторону, так  же, как и визит к симбирскому губернатору.
        Из воспоминаний И. Коротковой/А.С. Пушкин и симбирские старожилы/:  

«В 1833 году я жила с отцом в Симбирске, где тогда губернатором был Александр Михайлович Загряжский…(между 8 и 14 сент.) во время уроков танцев в доме губернатора сообщили, что приехал сочинитель А.С. Пушкин… Вдруг в комнату вошёл господин небольшого роста, в чёрном фраке, курчавый шатен, с бледным или скорее мулатским рябоватым лицом…Пушкин станцевал с нами по несколько раз с каждой…»
          Подробную свою Одиссею позднее Пушкин описывал жене с юмористическими подробностями... «На  пути в Оренбург пришлось вернуться в  Симбирск и ехать другой дорогой, так как дорогу перебежал заяц…»
        В Борской крепости была остановка, где поэт собирал сход, опрашивал народ о Пугачёве. Возле крепости Борской переправа через Самару. А сколько их уже было и будет впереди?.. Путь этот казался поэту очень «прескучным», как он писал жене, Но на подъезде к Бузулукской крепости его встретил и принял в свои объятия сосновый бор. Это было так неожиданно, отражает в своих дорожных записках Пушкин. После степных голых мест  знакомый  шум вековых сосен, удары колёс о корни деревьев на песчаной дороге, лесная осенняя благодать.

     Из книги  И. Смольникова «Путешествие Пушкина в Оренбург» :
   « …На лесном кордоне  им предложили связку рябчиков. Грех было  не взять. А цена в этой глухомани была такая, что  даже  Гаврила торговаться не стал… Лошади громко переступают по деревянному настилу. Звучно опускаются в воду вёсла. У ямщика с паромщиком серьёзный разговор про сено да про то, много  ли в нынешнем году выпадет снега. Ямщик настаивает, что никак не меньше двух с половиной аршин, а то может и три…»    
     Бузулук  Пушкин проехал утром на второй день пути.   Бузулукская крепость - это уже центр  мятежных событий. Здесь бушевала, хозяйничала, побеждала и терпела поражения лихая казацкая вольница.
     Вот одна из записей в материалах, собранных в этих местах:
« Казак Василий Елизаров ездил грабить и бунтовать Бузулукский уезд, в 30 – ти  верстах от крепости  Бузулукская. Отставной переводчик Арапов встретил его с ласкою, напоив допьяна, отобрал оружие и спасся, убив двух злодеев». Один из многих тысяч эпизодов, свершившихся здесь, в степях вольных народов...
     На всём протяжении пути до Оренбурга была спокойная степь с парящими над ней коршунами, а всего полвека назад, здесь происходили совсем не мирные события и картины, и этим парящим  в небе хищникам было чем поживиться на политой кровью земле... Такие мысли  возможно возникали у поэта в голове,  средь  этого безмолвного степного заунывья.

           «…Лошадей перепрягали в крепостях Тоцкой,  Сорочинской, Татищевой. Меж них затесалась ближе к Бузулуку деревня  Погромная, где-то посередине редут Полтавский. /И. Смольников/      
     И, наконец, после длинной и изнурительной поездки, А.С. Пушкин   прибыл 18 сентября  в г. Оренбург; небольшой  пограничный городок,  «до которого год скачи, не доскачешь».  Вот он, центр событий, бушевавших полвека назад, конечная цель его поездки.  
Здесь, по словам современников, Пушкин   останавливался в загородном, доме губернатора В.А. Перовского, с которым у поэта были дружеские отношения, но через три дня он перешёл к Далю,  чтобы не стеснять губернатора своим присутствием.
     Поэт посетил знаменательные места пугачёвских сражений, ездил в Берды, где отыскали старуху Бунтову Ирину Афанасьевну. Она - то знала, видела и помнила  Пугачёва. Пушкин разговаривал с ней долго, целое утро, записал её рассказы, песни, касающиеся того времени,  которые спели старухи. Поэту показали «золотую избу» Пугачёва, - избу казака Сотникова, в которой обклеили стены  золотой бумагой, и был дворец атамана.
     Всё увиденное и услышанное обогатило Пушкина новыми впечатлениями, на прощанье он дал старухе Бунтовой червонец. Ему указали на гребни, где, по преданию, лежит клад Пугачёва, всё это дало ему прекрасный материал для творчества.                      
     В Оренбургских архивах имеется папка с  Циркуляром № 78 сов. Секретно: «установить негласный надзор на время пребывания Титулярного  Советника  Пушкина в гор. Оренбурге, почта…»
    Письмо же  на имя губернатора пришло уже после отъезда Пушкина,
и на ней рукой Перовского написано «…поэт останавливался в моём доме, и поездка его в Оренбургский край  не имела  другого предмета, кроме нужных ему исторических познаний».
    
       На подаренных вскоре Перовскому «Повестях Белкина» и «Истории Пугачёвского бунта» стояла пушкинская надпись:
«Милому другу». А.Пушкин

ПУШКИН В ОРЕНБУРГЕ

      В  Оренбургском архиве имеются уникальные документы – дневники, воспоминания очевидцев великого поэта  в период пребывания его в крае.
Сделал такие записи помещик А.А. Щигалёв, служащий в Уфимском казачьем полку  и на тот момент, прикомандированный к войсковой канцелярии… Из записей дневника Щигалёва:

«Все в Оренбурге ждут  Пушкина, в особенности молодёжь, которая даже бредит его стихами.  Великий поэт едет к нам собирать материалы для истории Пугачёвского бунта, по Высочайшему повелению сделано распоряжение  военным губернаторам во все места, оказывать Пушкину всякое содействие. Говорят, будто Пушкин послан не за этим одним, а разузнать, что делается в наших краях; и этому  кто  верит – не верит, чтобы поэт взял на себя такую роль…
    Пушкин прибыл в 6 часов вечера и остановился близ базара в гостинице купца Татарникова. Все узнали, к нему тотчас приехал губернатор  Перовский, и собралась кучка любопытных на улице, в том числе и я грешный – не увижу ли в окне Пушкина. Через час мы увидели Пушкина: он ехал  с Перовским в его коляске.
    Пушкин остановился у Перовского. Многие лица на другой день делали ему визиты, а во втором часу дня он катался с Перовским по городу; оба заходили смотреть Гостиный двор, осматривали вал и бастионы. Пушкин что-то говорил Перовскому и махал руками, указывая на разные стороны. Хотели Пушкину дать обед от города, по подписке. Отказался! Очень жаль.
     На третий день Пушкин делал визиты, был в военном и девичьем училищах. Потом обед у коменданта, вечером Пушкин поехал с Перовским на кочёвку со многими лицами.  На кочёвке ужин, а на другой день обед. На четвёртый день своего пребывания Пушкин делал визиты и был при мне в Пограничной комиссии, где для работы ему дана большая, хорошо меблированная  комната и трое чиновников, хорошо разбирающих старину.
    Пушкин взглянул на дело Пугачёвское в 12 томах, стал перелистывать и читать то тот то другой том, сказал: «чёрт знает! Чтобы перечесть всё это,  надо иметь мышиные глаза!». Он стал заниматься, начальство вышло, Пушкин запер дверь и тем положил конец нашему любопытству…
     На  шестой день был  в лагере, был смотр войскам, Пушкин был один в коляске.  Обед у А-ской для Пушкина, были Перовский и многие дамы. Вечером скачки за городом. Ужин у Перовского для немногих мужчин. На седьмой день был дождь сильный, назначенные маневры отложены; Пушкин никуда не выезжал. К вечеру буря  повредила главы церкви св. Георгия в Форштадте. Восьмой день,  дождь с градом. Пушкин всё-таки сходил в Пограничную комиссию. Чиновники бранят, что завалил их выписками и денно и нощно.
    Десятый день был фейерверк, наши артиллеристы отличились на славу. Десятый день, утром Пушкин гулял с адъютантом Перовского в роще,  потом прокатился на лодке. Был в комиссии,  ездил по знакомым целый день. Обедал запросто у коменданта с Перовским. Вечером катался верхом с дамами…
  
Одиннадцатый день. Пушкин гулял по городу с каким-то чиновником, входил на колокольню церкви св. Георгия смотреть, где была Пугачёвская батарея. Большой  бал с музыкой у управляющего Пограничной комиссией,  а потом ужин с дамами у  Перовского.
     Двенадцатый день. Пушкин осмотрел оба собора, сказал, что оба бедны; расспрашивал об истории соборов, и никто не мог ничего объяснить. Вечером ужин у директора военного училища».
  /Это было напечатано в «Оренбургских ведомостях» № 12,  1883г./
   Трудно себе вообразить правдивую картину, читая ещё одни воспоминания, В.И. Даля. Сколь порой противоречива информация, но автор склонен считать более точными всё  же воспоминания В. Даля. Ведь вместе с В.А. Перовским в Оренбург приехал чиновник по особым поручениям,  Владимир Иванович Даль. Так свидетельствуют документы того времени, и кому как не ему быть ближе, быть в гуще событий, происходящих во время пребывания поэта в Оренбурге. В архиве В.Даля сохранились отрывочные записи с его пометкой: «ещё Пугачёвщина, которую не я не успел отдать Пушкину вовремя». Ведь именно Пушкин во время своего пребывания уговорил Даля завершить свой начатый и нужный труд по изданию Толкового словаря.
    И не случайно, оказавшись в Петербурге по случаю, В.И. Даль находился у постели смертельно раненого поэта, и услышал адресованные ему слова: «Всё, жизнь кончена! Тяжело дышать… Давит!»
    Вот как он описывает пребывание Пушкина в Оренбурге:
«Пушкин прибыл нежданный негаданный  и остановился в загородном доме у военного губернатора..., а на другой день перевёз я его оттуда к себе, ездил с ним в историческую бердинскую станицу, толковал, сколько знал и слышал местность, обстоятельства осады Оренбурга Пугачёвым; указывал на Георгиевскую колокольню  в предместии Форштадт, куда Пугачёв поднял, было пушку, чтобы обстреливать город, - на остатки земляных работ между Орских и Сакмарских ворот, приписываемых Пугачёву…
    В Оренбурге Пушкину захотелось сходить в баню. Я свёл его в прекрасную баню  к инженер-капитану Артюхову /директору Неплюевского военного училища/  В предбаннике расписаны были картины охоты, любимой забавы хозяина. Пушкин тешился этими картинами, глядя на расписной предбанник, завёл с хозяином речь об охоте. Артюхов сопровождал гостя  в Бердскую станицу. В Бердах мы нашли старуху  Бунтову, которая знала, видела и помнила Пугачёва… Ему указали, где стояла изба, обращённая в золотой дворец Пугачёва…»
   В оренбургских поездках В.Даль был для Пушкина идеальным собеседником. Их объединяло многое. После второй и последней ночи пребывания поэта в доме Перовского, хозяин наутро, смеясь, показал гостю письмо

нижегородского губернатора Бутурлина: «У нас недавно проезжал Пушкин. Я, зная, кто он, обласкал его, но должно признаться не верю, чтобы он разъезжал за документами о пугачёвском бунте; должно быть ему дано тайное поручение собирать сведения о неисправностях…, я почёл долгом посоветовать, чтобы Вы были поосторожнее».  Вернувшись из Оренбурга, Пушкин подарил этот сюжет Гоголю для его будущего «Ревизора».
    Познакомился поэт там и с трудом исследователя Оренбуржья, члена- корреспондента Академии наук П. Рычкова «Осада Оренбуржья». Позднее поэт написал о ней так: «О нашей  славной и любопытной летописи академика П. Рычкова, коего труды ознаменованы истинной учёностью и добросовестностию - достоинством весьма редким в наше время».
И, к сожалению,  в наше время  тоже.
   В сражениях с пугачёвцами у академика погиб сын Андрей - симбирский комендант. И столько патриотизма в соболезновании, написанным П.И. Рычковым по поводу гибели его сына: «Кончина его тем хороша, что жизнь он положил за Отечество».  Слова, достойные прочтения каждым нашим современником.
    Возвращаясь через Уральск, Пушкин проезжал через крепости Чернореченскую и Татищевскую,  мимо Белых гор, запечатлевал в
памяти степные «твердыни», позже ожившие в описании им Белогорской крепости в повести «Капитанская дочка»/1836г/

   Повесть   «Капитанская дочка» и «Историю Пугачёвского бунта»/ Пушкин подарил губернатору Самарскому и Оренбургскому В.Перовскому с надписью «Милому другу». Непросто давался поэту обратный путь, размытый дождями, утопающий в грязи, о чём он писал ещё ранее:
«Теперь у нас дороги плохи,
Мосты забытые гниют.
На станциях клопы да блохи,
Заснуть минуты не дают...»
Заехав в Языково, к другу-поэту и отобедав с ним и его братьями, Пушкин вновь направился в Болдино, где успешно творил под впечатлением увиденного и услышанного.
2 октября А.С. Пушкин был уже в Болдино и писал жене:
«При выезде моём из Уральска/23 сент./ пошёл дождь, дорога стала непроходимой… Того мало, но и выпал снег и я обновил зимний путь, проехав 50 вёрст на санях. Проезжал мимо Языково/Симбирск./, застал там всех троих братьев /в халатах, за то отругав их за барские азиатские привычки/, отобедал с ними, ночевал и вот направился сюда».

Будучи человеком свободолюбивым, великий русский поэт не мог не обратить внимания и быть безучастным к народным восстаниям крестьян в России. А.С. Пушкин впервые в истории отечественной литературы в своих работах показал главенствующую роль народа в истории. Немаловажный фактор для того времени…

Подробно описан проезд А.С. Пушкина в книге А.И. Носкова:
«Пушкин и Самарский край» и «Прикосновение к прошлому».

   Вот такую картину имеем мы на сегодня спустя 180 лет с момента пребывания А.С. Пушкина в крае.

К списку номеров журнала «ГРАФИТ» | К содержанию номера