АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Денис Вафа

Воздух. Стихотворения

Воздух


встану, благословясь, не свет, не заря, пойду не перекрестясь, при всех козырях, по всем перекрёсткам, заячьим следом, собачьим набегом, ржавой коростой, кровавым наветом, мертвой петлёю, лошадью взмыленной, новой метлою, волчьей извилиной стану до вечера, стану до времени, стану до нового хладен или горяч. сердце мое оседлает рогатый ангел, печень мою расклюёт первородный грач.
стану выплясывать бессловесное лобного места подле, родина полновесная, гадина половецкая, выдь-покажись, поди-отыщи меня в чистом поле.

всё для того, чтобы, если всё это закончится,
ни одна живая душа не посмела бы гордо пропеть:
"ты не пытался!"

***


мистагог нордического экстаза
изваяний заклятый вдохновитель
расстреляй 27 ворот в незнаемую обитель
одолей 12 дружинников красного Кудеяра
зачаруй Кудеяра кровью Бабьего Яра
водою озера Светлояра
водою талой с горы-Тибета
слезами людей живых
залей глазницы башен сторожевых
слово мое отомри, дело твоё - Победа

чайки над площадью на сердце изморось в голосе глубина
днесь маршируют по дну городскому кости Евгения Головина
***


улыбочка – жженый сахар, до крови зачитанный Захер Мазох. я-первый в иллюзиях заперт и подглядываю в глазок
за тем, кто возню затеял, кто поле свое засеял отборною саранчой, там велкам и там энджой, там песня под паранджой, гудит опьянённый рой: «да здравствую я-второй».
довольно уже дразниться… но третья пуста глазница, и жертвенник тоже пуст, и зеркало в зеркало смотрит, и взор, продираясь ad astra, зовет и зовет Зороастра, и мёд не находит уст.


***


Другой Гаммельн

Что-то внезапно забегало суетливо,
что-то часы поторапливало крикливо,
игриво поблёскивая на солнце, подмигивал окуляр масонский.
Первые кадры после большого взрыва:
светлая полночь (юный ноябрь впереди),
я, допивающий "Бехеровку", придуманную в кредит,
выгородка,
выворотка,
прочие радости нашего городка;
надо же - не хватает зла,
ратуша в небо вросла,
пляшут свежайшие окорока
под фонарями,
жизнь коротка;
прокуроры в концертной яме
затачивают смычки,
(начинаем считать потери),
палочку достаёт капельмейстер
из потрёпанной дамской сумочки
черт, обнимая невесту, храпит в партере,
(здешним девицам к лицу подвенечные платья из ситца),
все дожидаются пастыря, духовидца, -
духовика, уводящего в новое никуда.
Дети галлюцинируют перед камерой,
матери молятся Аспергеру или Каннеру,
о ниспослании чадам хорошей пули, надёжной порчи, неправедного суда.

Слабая тварь потворна хромой судьбе,
слабая - мучает ближнего по злобе
товарища по борьбе прозревает в любом жлобе.

Тесто подходит - из месива будет печиво.
Что-то в последний момент говорит, что нужно любить искусство-в-себе.
Больше любить, получается, нечего.


***


перебитые струны
перевитые стебли
переспелая теплая боль
перетерта в муку
перекошены окна
перекрашены лица
перебравший живого вина
отправляется вон

вот по улице узкой
немощёной от века
пробирается местный святой
это немощный карлик
и горбун нелечёный
каждый день он гадает, куда
ему деть божий день

божий раб – это каждый
кто готов затаиться
и по капле накапливать сок
не смущайся, прохожий
оставайся надолго
здесь дорога давно заросла
беспечальной травой
все уже позади
***


завтра твой Внутренний Монгол возжаждет новых духовных захватов.
ты, разумеется, воспротивишься.
он
вденет голову в петлю, а ногу в стремя,
возьмет тебя за руку
и
ничего не скажет.

тогда,
увязав нехитрый ("скорбный", - ты думаешь) скарб, -
совместно нажитая шизофрения
постапоплексический рай,
посттравматическое оружие, -
увязав такую котомку, -
ты зашагаешь вдоль выжженной драмы
в поисках несжатого поля.

на твоём пути встанут:
раскорёженный шкаф карельской березы
расколотый стол дубовой породы,
подбитое зеркало,
треснутый подзеркальник
(эдакий хмырь – наподобие подзатыльника… подкаблучника…)

- до помойки, блядь, полтора шага, - подумаешь ты, -
не могли дотащить, -
и начнешь карабкаться на баррикаду.
… здесь тебя сшибает случайная пуля.
нет, правда, случайная.
другие здесь не летают.
***


воздух

кириллу савицкому

не дожидаясь полуночи раскуриваю кальян
ласковый шелкопряд утешавший дневное сердце
в колбе зеленой выносил сердце ночное
глинтвейн диаманда галлас - прекурсоры вдохновенья
лоскут блядовского пеплоса - на глаза
духовная пища должна быть увлажнена слезами
трансорбитальная дефлорация
раздвоенным жалом
черненное серебро
грехопаденье сверхновой
так возводится возносится башня
осадная башня из белой кости
я выдыхаю огонь замечаю впервые
странное слово разлитое на бледном листе
слышу пение радуги
живущая у подножия воздуха
серебрёная чернь
вожделенную скинию
принимает на веру
от земли отдалившийся не коснувшийся неба
дышать обреченный свободно
разве не счастлив?
разве не счастлив тот
кого берегут
на растущей луне - георгий иванов,
на убывающей - ходасевич
(у которого наготове
пара кубов здравого разумения –
антидот
в зашитом в руку шприце)

К списку номеров журнала «АЛЬТЕРНАЦИЯ» | К содержанию номера