АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Нестругин

Кого ты ждешь?. Стихотворения



*    *    *
Кого ты ждешь? Ушла утайкою
К обрыву, где простор и стынь.
А он – с потёртою фуфайкою,
Мазутом пахнущей: «Накинь…»

Ночь за собой уводит ерики,
И шлях, таясь, уходит с ней,
Туда, где бьется жизнь в истерике
Синюшных вспышчатых огней.

Где племя «ино» ждёт с подарками
И одаряет люд хмельной
То – дорогими  иномарками,
То – даже родиной иной…

Кричит тебе: «Деревня тёмная,
Да кинь ты свой кизячный край!
Вот – вся в огнях – дорога торная,
Иди, обновки выбирай!»

Кого ты ждёшь? Созвездья грудятся,
Подходят с трёх родных сторон.
И змий ползет… И всадник чудится…
И знобко душеньке… А он…

Ну, поманил бы речью яркою,
Так нет, катает желваки.
…Но ватник, что пропах соляркою, -
Не он ли снял с себя - «Накинь…»

И слово, трудное, угластое,
Одно
            решит судьбу твою.
Он, твой народ, не слишком ласковый,
Но с ним не страшно
                                      на краю…

*   *   *
Много ли значит он, вид из окна –
И затуманен стеклом, и не нов?
Вид, что упрямо хранит племена
Вётел разлатых, талов и тернов…

Вид, что окну твоему надоел:
Луг, огород и ещё огород.
Речка. И всхолмий ликующий мел,
Что на поруки безвестность берёт.

Зябнущий прочерк лесной полосы –
И горизонта округлый нажим…
Стёжка, которую ты на весы
Века – с туманом речным – положил.

Время забыло друзей имена.
Имя страны ветер носит листвой.
Он же всё ловит, тот вид из окна,
Взгляд неотрёкшийся стынущий твой…
                
*    *    *
Навек приписан к рубежу,
Что отчий свет хранит,
Я никуда не ухожу –
Ни в злато, ни в гранит,
Ни в немоту, ни в кутежи…
Как в лопухах межу,
Страна бросает рубежи,
А я пока держу
Озябших дум глухую дрожь,
Отчаянье своё, -
И поймы, скошенной не сплошь,
Прорехи и рваньё.
И стёжку, что идёт пешком –
Ни тише, ни скорей –
И очи порошит снежком
Нагих осокорей…
По мне, стервозная молва,
Не надо горевать!
Меня от этого сперва
Попробуй оторвать:
От звёзд, что мне даруют высь
Во тьме, и от иных,
Что с горьким полынком срослись,
Созвездий – жестяных.
От взгляда батиных наград
Из-под суровых лет…
Ведь мне оставлен на догляд
Не берег – белый свет.
И в затишёк я не сойду
С отеческих высот.
…А ветер, что всегда тут дул,
Страну, как снег, несёт…
И я, подмогою забыт
У сданных деревень,
Навек не в злато, не в гранит –
Вжимаюсь в хмурый день.
И, как бы ни был век жесток,
Позёмкой не завьюсь.
Сгинь, подколодный шепоток!
Я жив. Я остаюсь…

*    *    *
Ни конторы нет, ни гаража,
Ни колхоза нынче, ни зарплаты...
Пахари уходят в сторожа,
На подсобы едут, на подхваты.

Вроде – на чуток, не навсегда,
Только жизнь давно чужда идиллий.
Пахарей уводят в города,
Как в полон когда-то уводили…

А в полоне – знамо, не глазей! -
На «лесах» скользя, канавы роя.
…Мчит битком набитая «Газель»
Вглубь вахтовладельческого строя.

Темень встречным светом, как ножом,
Полоснёт, без всякой задней мысли, -
И отрежет мужиков от жён,
От детишек, что на шее висли.

И – на две недели, на века? –
Замышленье бунта и побега,
Смена – «от пинка и до пинка»,
Вместо той – от снега и до снега.

К списку номеров журнала «ДЕНЬ ПОЭЗИИ» | К содержанию номера