АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Юрий Милорава

Нельзя дважды угадать. Стихотворения



*   *   *

небо
ряды
\
на небе ряд вспаханный
а с небом в дверь
не зайти так
чтобы оно \ за плечами
если не узнать в лицо
оно смотрит
это облак среди других ищи вверху найди там одно облако для пароля в ряду
нельзя дважды угадать
еще более других нет веса в том одном
в небе мученных корридор
а внизу культ льдисто-нагроможден…
толчет массы мешает
замирание
проводят аресты
в той комнате
и на лубянской площади и на унтер
ден линден \
уготовлены есть все любые
пыточные приспособления
для исполосованных! \ странное складывать
размазанными льдистыми полотнищами
подтеки подтеки
лучше бы с небом встречаясь \ здороваться
оно кроме себя еще и нас охраняет
я и ты мы! мы и оно \ я и ты \



*   *   *

ее голову делало солнце несколько раз
из дымки свежести
утро
головы разные за оградой
и утро гривы же ее разные \

длинная
призрак лошади отвязан от пут ушел
территория призрака призрак по низу
до ждущей зелени и
здесь ты
и
по траве тени они еще очень длинны
утренняя память с отростками
лошади
корпус
которого
и не видишь
ни покоя ни мира одна только доброта
одна мощная голова лошади как доброта как ничто другое ее благостное уединение
без заполненных форм она просачивается остается и в разрезах холода утреннего
где все для брожения тепла где все греется дрожжи тепла всюду рассыпаны



*   *   *

учерченная
сточенная
вымаранная
но сна
разума

рож-дет родит чудовищ
говоря языком мрачного периода о котором и не всем кажется хочется говорить..
но ведьмам задача
смыть смахнуть
так у франческо гойи
они строят погромную стену
одно на одно их встретил я на пасху и ныр по над куполами
головок и стай ныроскок проклевы ее не магический жезл
но мокрая тряпка это действует на все намоченным
стереть гнев
общения между-дисплейного осознания себя а морщинистой тряпкой
тянется той тряпкой охватить все весь мир
это линки отключить тьма может вывести из сознания
а потом и поменять к своей выгоде
на пасху старух ящерные их носы в месиве паствы
скрывались из лиц чуяли хотелось им чтобы по сознанию непременно провести...
той тряпкой...
в норы из нор морд
средина храма ими любима гул тряска недовольств насадки трех полос
от сих и до сих лозунги устроено протесты
строитель с лесами на них со словами иглами выявляет на нить
от зла сеть натянуто мелькая двигаться в маховиках в рамах
с горящими линками ткацкий станок!! он мог
сенсорный
кинуть каприччос узлом из морщин и зрачков
то выскакивал в толпе смело узел то выпадал а вокруг задерживались висли в толпе нет не следы глаз их глаз а их черные ободы.



*   *   *

примеривался
к опоре глазника но опираясь на стену
не на стене
ноги глаз не разувал
я не стоял для себя
для зрачков своих на двух глазницах диптиха не стоял висящего на стене
не был там
лечит не по таблице бегом кучка стекол изначально «вначале было слово
и слово было у Бога
и слово было Бог»
а что было до слова что у Бога и у капле-плавильного его тигля
рук ягода
сияния рук-рядов не яды а то что развернуто рук Бога черника спелая
всегда
идет к тебе помощами помощи помощь Бог но пусть земной дежурный
лекарь
дойдет сам
в умаленное слово
и пусть будет ничто \\
когда дойдет
и в ничтожество слов и в полноту ничто слов и в свободу от слов
до начала
предшествующего
и помощник офтальмолог пусть в комнате заполнит тест на ничто лекаря
с табличкой помощника и на линзах ничто соединится с тем что и было
и согреется взор
к слову желанием смысла и воспрянет что и станет новыми буквами чтения



*   *   *

он посмел с неким своим абсолютно современным выражением
вот его лицо
целит это его душа в пустынях скучающих стынущих по ночам без нее
не стартует древопластинами
по ночам из ям
местная почта
а
целится вместе с
оазисом Фаюм
из Сахары
из солнца
на юг блистательный...
юг абсолютных
значений
перед словами
печати
на обратной
стороне
дети
что на юг
смотрят
но
коптские доски прощаются африканскими влажными живыми глазами



*   *   *

обрывы от вод
накопление соли в воздухе
и пары йода от водорослей
те бессознательно есть долго происходящие в груди
затянутые за бессильным брызгами умалением волн за барьер отсутствия
вдохи
потоки воздуха
понятно
и захолустные клавиши
\ все эти дыхания груди \
глубокие
то есть не центральные области
а захолустные рычаги
органные
отдаленные клавиатуры далекие педали земли области вдоха
и есть не разделенные
(пауз дыхания)
на первой кромке тебя ждет сложный фон
каждый фрагмент фундамента как если бы он ушел вверх
а скала полка на стене материка обрывается
к воронке воротника
сорочки бесконечно воздуховодов органного
вмещения воздуха элементами вбросов океана дыхания
открытыми \
и следы смещаются и замещают уводя на необозримые рычаги на линиях
вот плата вот потайное от уходящего все дальше все дальше



*   *   *

считалка
считать манания мановения веяния стенами
вены из стены валит дым жилы
срывы стен
(внутри за стенами не уйти
снаружи не уехать)
ждать
не приедет автобус
к чему \ не важно ничто что каждому своя ниша... (отдельно… автономно) не уйти
должно быть от остановки!
за сим... но тщета
невозможно
добряк щекастому отель калифорнийский по глади этих щек и по носу по лбу
миллионы людей скользили спотыкаясь пели иглс поют
(и оттуда
смотрят люди а кто?)
отель Алю принадлежит Алю
разъярен
малонадежно но мягкую опору ничего личного только бизнес нанес эту опору
не окно а ниша декор в стене бара нашли замурованную (девушку девушку
через 85 лет на соседней со мной улице) в стену бара вложить плитку
не присутствуя при том в стену
и для пауз движений квадрата UPS это не история углубления доставки нет
но место нашлось для изразца около вторичного гнезд прачечные до сих пор
полощат сушат ничто от них не утаишь
полощат сушат за каждым углом
все что бытовало когда либо тут \

и сути намерений и осталось и суете шевелиться в гнездах умов... и многих умов



*   *   *

по родному сдвинутся
на нашу сторону привычками
и у нас и устроятся
особые вещи живые
вещи-предки
на плечи
в складках наросты мудрости или складочки младенческие... рюкзачная телесность
\ певчей птахой
свет знаком
выбор собрали магазин рюкзаков вот и выбор и прозрения
когда-то один второй
за спинами мешки когда тьмами были
то для уверенности
\
стоят
и пред-просветы от них начинало
и идут за нас всюду рюкзак
он так и норовил сникнуть потом воспрять
факел-народец никак не общество
рюкзак
корни его цепляются за истоки!
круг письмо вертикальное уз алфавит узловат
один и более рюкзак
из рюкзаков гриб
широким грибоскоплением набрал по лямкам текст лямок нес к центру круга сход
на вече сородичей грамоту...  вечер рюкзаков-вече-рюрокивичи
и рюкзаки от начала начал новой эры новой мысли рюкзаков с 1990 явились
помните шло 22 года в речах и делах революция
схрон глубин сам весть карман-органайзеров
и ремней увеличив стойкие существа руслами ремней речек ремней
потоков тканей рюкзачных теплые мхи и травянистые настилы и далее выведут нас
всюду и там
где нас раньше не было и выскажут нам нас и принесут нам новое и дадут нам новое!

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера