АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Янис Грантс

Почти имена. Стихотворения



Дрель

с первой же дрелью проходит мой сон.
(сплошь хиросима –
сны мои). прыгают блюдца на восемь персон
с бешеной силой.
пляшет стена, как трухлявый забор.

как же так вышло:
с тех самых пор и до сих самых пор
ты не звонишь мне.
не поднимаешь гудки от меня.
(сплошь хиросима –
наша любовь). бережёшь от меня
сына и сына.

дрель то зачахнет, то вновь – тут как тут –
в череп вонзится.
в зеркале пыльные блики плывут,
в памяти – лица.

что там стряслось у тебя на войне?
помнишь ли, симми?
чтоб на курорте. вот так. при жене.
чокнутый симми.
рыбка-бананка на сладкий кусок
ловится, симми?
дрель ты наставил на правый висок?
помнишь ли, симми?
солнце не кончилось! симми, смотри:
катится мимо!

сплошь хиросима вокруг. и внутри –
сплошь хиросима.



ДОМА

Анастасии Афанасьевой


…корой в наростах в жилах сетчатых
как заблудившиеся сны
где раны будто бы залечены
хотя они обнажены
и в годовые кольца сложены…

корнями жгущие гранит
качаются над бездорожьями
непроходимые на вид
линяют выцветшими перьями
врастают в небо наугад
дома
и кажутся деревьями

а люди тоже шелестят

ЗРАЧОК


убийца зафиксирован в зрачке
убитого при вышнем волочке
как при аустерлице князь андрей
лежит под вековым среди корней
убитый никуда не торопясь
как при аустерлице графский князь

седая крона траурная вязь
стал невесом убитый заплелась
такая лёгкость что никак ничком
и он взлетел над вышним волочком
с убийцей теплокровным на глазу
оставив тело мёртвое внизу

убийца будто в капсуле летит
в зрачке того кто им вот-вот убит
убийца плачет я же не хотел
но он махрой делиться не хотел

а капсула туда где горячей
к звезде убитых
к солнцу палачей

ВДОВА


маме

время – лишь таблетки две
на эвклидовой тарелке.
(чтобы в сердце-голове
шевелились как-то стрелки).

шишел-мышел-вышел вон.
сорок лет любил да бросил.
не явился с похорон.
и залёг у старых сосен.

даже снишься чёрта с два!
(пятна ржави на экране).
я тебе-то не вдова,
а жена. стыдился б, Ваня.

время – это горсть песка:
сверху-в горлышко-на днище.
и тоска.
одна тоска.
через-край-тоска.
тощища.

КОМНАТА

царапал клён стекло:
торец на третьем, слева.
(меня к тебе влекло,
король.
нет.
королева).

портвейная река
плыла из коридора.
висели облака
густого беломора.

крошился, будто мел,
мосол на дне кастрюли.
(я так тебя хотел
в июне.
нет.
в июле).

стекло царапал клён
до самого распила.
(я был в тебя влюблён,
серёжа.
нет.
людмила).


СЕМЬ


по разу тюрьма и сума
две свадьбы и два перелома
сбегал троекратно с ума
четырежды выгнан из дома
пять раз возвращался назад
чтоб шесть не завяли фиалок

льёт воду пока говорят
ты жалок
ты жалок
ты жалок
ты жалок
ты жалок
ты жалок
ты жалок


в башке с охрененной дырой
с улыбкой бродячей собаки
как самый заглавный герой
из аки каурисмяки




НОЧЬ


Саше Маниченко

выходит ночь из берегов
в лохмотьях вьюги
и тонет полная снегов
на пятом круге

не распускаются плоты
присохли шлюпки
чадит старпом из черноты
погибшей рубки

распухли в трюмах письмена
стекли чернила
все адреса все имена
пучина смыла

и ни с каких таких сторон
ни зги ни знаков

Назар
Ирина
Харитон
Ульяна
Яков

К списку номеров журнала «ГРАФИТ» | К содержанию номера