АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Павлов

Менуэт бомжа. Стихотворения



ХАЙЕРАКИ

л. п.

когда в формате всех перельют на диск
закончишь тем же чем начал а поры проданы
у второго архангела подозрение на мениск
порван блин пока эти пели "Goddam it"

в это время танками давят Минск
ушастые звери пули едят по клеткам
у первого архангела тоже нашли мениск
кто же теперь забьёт не за деньги метко

в это время фамилия вратаря на писк
комара у барыги с бардовосиним околышем
третий архангел двум орет а-ну поднялись
хоть бы и голышом палашом выложим

на улице могилевской где обелиск
ещё не облит чернилами и экс-ремонтами
в черном с цветами чётными смотришь вниз
пока наверху опять эти с этим "Goddam it"


ФРЕЙМ

любимая говорит останься на триста лет
состаримся скукожимся потихоньку
выбросим в пруд давно не мазанный пистолет
пенькой опояшем дуб чтобы не уплыть ребенку

второй пилот говорит небо безгрешных влёт
да грешных тоже плодит вокруг облаками
выпадает в дождь косматым скользким идёт
пока мы над вами под вами с вами покамест

научимся каждое облако узнавать по-над
привечать по запаху упоминать по штилю
раздавать оплакивать неверные имена
потому что наверное не ими не мы крестили

в святцах воск на странице где все в тепле
потом в купели потом на земле и в небе
любимая говорит что надо бы триста лет
ей бы и мне бы ей бы и мне бы и ей бы



ГОРОД С ВЕРЛИБРОМ В ГОРБУ

(ИЛИ С ВЕРБЛЮДОМ НА ГЕРБЕ)


м. придворову


подползаешь на мягких лапах
рядом утра тихая сапа
кот идёт на знакомый запах
помещается в тёплый тапок

гладишь медленно словно пальцы
понимают как умещаться
на лежащей рядом планете
доброй кошкой в любом рассвете

синева или серо-серо
солнце выпрыгнуло и село
а из глаз твоих снова-снова
вместо сна два вселенских слова


МЕНУЭТ БОМЖА


поэтам-шестидесятникам пятидесятникам четырёхдесятникам
               и мелочи разумного возраста



премьер
когда смотришь в бронированные стёкла
на страну в которой не проехать не пройти
из-за таких как ты история сдохла
та
буретка твоя давно на запасном пути

премьер
когда ты стал себе прецедентом
товарищ по партии влагалищам приказал
давать
мы уже вопреки политике энтой
поднимали рождаемость
как ёбтвоюмать

премьер
когда с табуретки уберут или слезешь
не забудь коротышка сколько за этот срок
пенсионные фонды сэкономили
деньжищ
и глаза повыклеванные
без ворон и сорок

премьер
табуретка тебе как мне не поможет
раз я постарше совесть не из пропитых
залезь надень на шею моё
увидит боже
бомж болтается в небе
так же как ты

serge shestakov’s theme

та другой этот совсем не твой
бледный не мой никакой хворый уже кривой

а эта ей он первый за ним конвой
ладный зараза выше всех головой

у него говорит вторая
полным-полно
из таких сукно и несух
вон веретено

а первая глаз его верно и небу нет
найдётся сразу черным померкнет свет

та
что тебе с ним мерзавец не держит свод
а эта
иной красавец с ума меня не сведёт

идут две старухи к поваленному кресту
несут великолепную чушь
три жизни и пустоту  

JOHN DONNE’S EARLY 10’S


девушка в нем добродушная тля
и потому богат он
на меня жирная смотрит петля
ласково виновато

девушка его укладывает везде
рядом в постель и в гроб
мои вены ищут кого раздеть
и порезала чтоб

девушка песню поет небес
ную и ошую тихо ему
с полки сваливается бес
мой по-моему

девушка
девушка
gooly cum
два притопа
три хлопка
hooly doom


PARA.DOCS

с. ланге



перец скукожился в небе давно литавр
месяц за год и время совсем угасло
солнце иссиня-влево абракадабр
точит презумпцию ключ выливает в масло

чорт обалденный прыгает в голове
вий не дождавшись вписки гробы не ржа ведь
девушке голой лучше неголых две
пьяный манзарек укуренным трём лажает

снится обеденной морде в спагеттях стол
крутится возле какой-то бутылка спирта
первый пошел и второй как дурак пошел
не прицепившийся к духу его ли бил ты

вот и весна опавшие листья врозь
чорное небо раздваивают ветвями
из-под тебя струится вниз купорос
медный едва и неба лишь два над вами


ГЕРПЕС



тянет по небу нега цветочный дождь
шлёт разорви-трава плёвые смс-ки
как же потом узнаю где ты идёшь
гладкими каплями выуживая на фрески

в жизни протяжное или bara bara
или от пятой строфы перевод чучмекский
разные мы и пахнем когда пора
гадкими каплями пота разбавить фрески

ночь приусадебилась выбирает тын
стоишь алтын или всякой полушки веской
есть ещё место для любой пустоты
редкое на не замазанной маслом фреске


СИАЛЕКС



в. а. м.


карма шепчет простреленный военком
правильными неверными оба раза
мы еще не женимся ни на ком временные а разве
пуля в рассольнике хлебом горчит картечь
мало в пистолях меди
эти наверное течь а те стеречь
следующие не скажут чьи твои дети
ему под сорок мне едва пятьдесят
нас увольняли вовсе не по присяге
выросли старшие мелкие голосят
да и потом как раньше добудем всяких
курим молчим стоим у него призыв
минус один со шрамом по службе двойка
время шары загоняет в свои пазы
в зеркале парикмахерша смотрит ойкак
как будем стричь пожалуйста покороче
дабы по темени никакой седины
саш а ведь не было точно у них войны
вова не было нет и не будет
отче
нам же они нужны пока им же и мы нужны


СКЕРЦО ДЛЯ ГОРТАНИ


приснилось я иду босой...
                          не помню из кого, погугли



октябрь упадочен и падок до синевы от простоты среди оторванных прокладок вовсю кусты на них цветы
багажный груз макулатуры на небо выпавшая сеть не из одной навечно дуры в прогорклый дождик умереть
бежать вдоль рельсов чумы строить покуда дремлет и сопит один из тех своих героев которыми страна не спит
подумаешь разбились спьяну кто виноват тот и судья марина раз не по обману то и по правде ты моя

по рифме по судьбе по гриве по небывалому чутью
жизнь точно может быть красивей едва познает колею
когда узнает кто влетает в столб вместо вместе за сто лет
поганый рубль ночь в паттайе букет заброшенных штиблет
ножом прибитый лист пустого к стеклу окольного не верь
пропахнувшее лишним слово увы заглавное теперь

но иногда из жажды дерзкой рекламщик бритый как асфальт перемежает жизнью веской со скрипкой терпкой жадный альт
блюёт во сна температуры всенощный джаз извечный панк мешает на доске фигуры бангкоков  впрочем и меран
сдвигает пастбищами мышцы находит у реки как ты не находящаяся из-за то череды то пустоты
всё про любовь но не умея от ветки оторваться на жизнь уравнение пигмея лишь в корень не возведена
убого лопается плодом от просто ты до октября а о..евшая природа спокойно помирает зря

на самом деле есть одно присутствие где смерть неловка
там кровь рифмуется с говно как и моча с веревка

БОЛЕРО В 0.30


в. седову

каждый кому удалось избежать пустоты
разных семейных раскладов                            
ищет удобно лежащий заверенный тыл
вместо рептилий и гадов

старый юннат на плече огревает хорька
веруя это опоссум                                  
кто его знает когда не читают пока
мой и которые платят на входе сто восемь-

десят на обглоданном древке убрал                  
полоз стыдливые пятна
хамелеонские охры надел генерал
город очнулся обратно                                

странно как светит из деда святое тепло          
слов без поганой аренды
нам хорошо что и гадам вовсю повезло          
знать языков комплименты                                

сом электрический есть чтобы сразу понять        
руку не суй где природа
будет опоссум подмышкой условно вонять    
всяко ко времени года                                      

мелкий отчаянно нюхает змей-черепах
кворум аквариума нарушает
давит нечаянный муж беспокойной соседкой клопа
на вместо солнца скукоженном шаре                  
    


К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера