АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Ольга Брагина

Волошинский сентябрь 2012 (несколько дивертисментов)



«Оля, в этом году в вашей роли выступил Искандер. Как только я надел белые штаны, он вылил на меня красное вино», - говорит Мурзин.
Поэт П. идет на свое выступление. «Мне нужно зайти в магазин за коньяком», - говорит он мне. Мы заходим в магазин, П. берет бутылку муската «Карадаг» и четыре стаканчика. «Все желающие могут угощаться», - объявляет П. в микрофон, ставит бутылку и стаканчики на стол. Угощаюсь я и еще несколько человек, П. пьет из горла. «Мои стихи будет читать Герман Власов», - объявляет П., после чего Герман Власов читает стихи П., который начинает падать вместе со столом.
Все идут к морю. «Митя Плахов заставил меня купить пять пицц. Я ему говорю – две-три, а он – нет, хочу всех накормить – купим пять», - рассказывает Аня, пытаясь скармливать нам пиццы. Люди наелись и разошлись, неожиданно перед нами появляется какой-то мужчина и начинает разговаривать с Мишей. «А кто вы такой?» - спрашивает у него Аня. «Я кто такой? Это вы кто такие», - кипятится мужчина и отходит к морю. «Это поэт Б. из Америки», - говорит нам Миша. «Я не знаю поэта Б., и Оля не знает поэта Б., никто его не знает. Гордыня – самый страшный грех, и я уверена, что в его случае она ничем не подкреплена», - говорит Аня. Миша уходит с Б., предварительно показав ему мою книжку. «Как это кто-то еще смеет писать стихи, кроме великого Б.», - говорит Аня, и мы идем в «Творческую волну». «А это правда тот Фагот, который играл в первом составе «Аквариума»?». – «Да». – «И на чем он там играл?». – «Ну соответственно – на фаготе». «О, у вас пицца, - радуется Фагот. – Можно мне кусочек?». «Вот вы знаете поэта Б.? Он ведет себя как классик», - спрашивает Аня. «Я его не знаю, он точно классик – классиков никто не знает», - отвечает ей другой поэт.
«Я для себя решила, что у меня будет одна большая книга на пятьсот страниц, вот я ее выпустила и успокоилась», - говорит нам бард Татьяна. Потом мы идем пополнять запасы сухого вина. «Зачем вам эта гадость, возьмем лучше коньяк», - говорит Сева. «Тебе сегодня выступать, с этим количеством придешь к тому же состоянию», - увещевает его Татьяна. «Ой, это ослик Роза, у него роза на холке, надо же такое придумать», - говорит коллега Татьяны. «Поэт П. заблевал этого ослика», - говорит Татьяна. «Я ненавижу поэта П.», - говорит девушка. Мы идем на спасательную станцию. «А как называется ваше судно, а как вас зовут, а приходите к нам завтра на концерт», - девушки знакомятся с работниками спасательной станции, а потом хотят читать стихи. «Сева и Оля, учите свои стихи наизусть, за вас это никто не сделает», - говорит Татьяна, а девушке из Москвы, которой нравится ослик Роза, присылают на айфон в виде смсок длинное стихотворение про Сида и Нэнси. «Это единственное стихотворение, которое я написала в прошлом году, я не могла успокоиться, меня тошнило, пока я его не закончила, но на самом деле я никакой не поэт», - говорит девушка и читает стихи, все молчат от переизбытка чувств. «Это настоящие стихи, потому что пробирает до костей», - говорит Татьяна.
«Кому нужны все эти семинары, лучше бы проводили футбольные тренировки с утра до вечера», - говорит бородатый поэт. «Мы прочли его стихи – ничего особенного, а посмотрели видео – круто. Мы ему говорим: «Ну это же неправильно, что вам нужны такие видеоподпорки». «Не соберет полный зал просто обычный поэт, который просто читает стихи». – «Ну да, нужен еще и кордебалет?». «У тебя интересная проза, я думаю – ее нужно издать», - говорит Алексей. «Там слишком много компромата», - говорю я. «Люди, которые тебя не знают близко, не воспримут это как компромат», - успокаивает Алексей.
Фестиваль закрывается, поэты запускают фонарики. Фонарик Наты и бородатого поэта почти падает в море, но потом поднимается и улетает. Фонарик называется «Волошин». Ната и бородатый поэт читают стихи. «Придвигайтесь к нам, скромница», - говорит бородатый поэт. Потом бородатый поэт провожает нас домой. «Зря я пошла с вами, купила бы кефиру и уже была бы дома, а вы бы тут сами провожались сколько угодно», - говорит нам Ната. «Ничего, мы ее всё-таки проведем, она сама тут ходит и не боится, ее же могут изнасиловать», - говорит бородатый поэт. – Знаешь, как я боролся с застенчивостью – выходил на берег моря и пытался море перекричать». «И камушков в рот набирали, как Демосфен?» - спрашиваю я. «Да, хороший способ, главное – оригинальный», - говорит Ната. «И нужно ходить – грудь вперед, нужна дверь», - говорит поэт. «Я думала, что вы нам расскажете, как увеличить грудь с помощью дверей», - говорю я. «Нет, это нужна такая штука, похожая на вантуз», - говорит поэт. Ну вот мы и пришли. «Давайте прощаться, нам идти еще столько же», - говорит поэт. «Увидимся где-нибудь, скорее всего – в Коктебеле», - говорит Ната.

К списку номеров журнала «ЛИТЕРА_DNEPR» | К содержанию номера