АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Евгений Степанов

Современный русский мужчина

МАМА

На праздники Сергей Иванович всегда дарил маме деньги. Он думал, она сама лучше знает, что ей нужно. Так продолжалось много лет.
Дочка Сергея Ивановича жила за границей и годами не приезжала в Москву.
Однажды она приехала, и Сергей Иванович повел ее к бабушке — своей маме. И бабушка сделала подарок внучке — она подарила ей деньги. В коробочке были все деньги, что ей подарил сын за многие годы.



ПРАВДА ЖИЗНИ

Мы обижаемся не на тех, кто виноват, а на тех, кто слаб.



МОСКВИЧКА

Холодная страсть.
Страстный холод.



ИДИОТЫ

Господи, на что же мы тратим время?!
Мы ведь пришли сюда на пять мгновений. Порадуемся чуть-чуть и уйдем.
До свидания, до свидания.



ЛИЛИПУТИН

Лилипутин в детстве хотел стать Гулливеровым. Хотел стать сильным и важным и всеми командовать. Он вырос, и действительно стал сильным и важным и всеми начал командовать. Но Гулливеровым его почему-то никто не называл. Называли Капутиным.



ЛИЛИПУТИНЫ

Лилипутиных стало так много, что они победили всех своих врагов. И уже стали воевать друг с другом. В итоге победил всех самый главный Лилипутин. И ему уже стало не с кем воевать. И тогда он заплакал, а потом съел сам себя.



ВТОРОЙ


Гене


Ему кричали:
— Ты должен быть первым. Мы верим в тебя. Ты сильный, ты лучший. Веди нас за собой.
Он соглашался. И днем вел людей за собой... в тупик, а вечером настоящий первый (который не высовывался) платил ему, второму, зарплату.



СОН

Иногда Штольц спал целыми днями. Просто ничего не хотел делать. Вдруг начинал понимать, насколько однообразна и даже примитивна его суетная жизнь. А сон — это все-таки свобода, выход в иную реальность.



ВОРОБЕЙ


Во сне с братом раздобыли винтовку. Я сдуру выстрелил и попал в воробья. Убил его.
Потом каялся, плакал, не мог долго прийти в себя.
И воробей воскрес.



ПОЭТ

Ходил по квартире, бубнил себе под нос стихотворение, которое написал не сам. Не помню уже, кто автор. А строчки там такие:
«Просто жил, как люди.
Мучился, как все».
Вспомнил, это великий Глеб Горбовский написал.



НЕМНОЖКО ВЫДУМАННЫЙ ДИАЛОГ, СОСТОЯВШИЙСЯ В РЕДАКЦИИ ОДНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЖУРНАЛА


— Чего-чего ты хочешь?
— Стихи предложить.
— Да ты с ума сошел! У нас знаешь, какая очередь.
— Но я ведь тоже русский поэт.
— Нет, милый мой, русские поэты совсем другие. Это Евгений Евтушенко, Андрей Дементьев, Дмитрий Быков, Бахыт Кенжеев, Алексей Цветков, Сергей Гандлевский, Тимур Кибиров... А ты лучше попиши статьи о них, о русских поэтах. Мы тебя охотно напечатаем. Как тебя хоть зовут-то?
— Сергей.
— А фамилия?
— Есенин.



ДО СВИДАНИЯ


стринги лифчики эротика ротика языка чистые простыни домашняя пища глаженые рубашки попытка договориться невозможность договориться нервные менструальные синдромы борьба полов как борьба миров и выдуманный закон инь-ян и цетера я говорю вам до свидания ариведерчи гудбай чао
нет человека нет проблемы



ЭТА ЖЕНЩИНА

Эта женщина очень добрая. Она никогда на меня не кричит, не давит, не заставляет делать то, чего я не хочу.
Она умная и талантливая, помогает мне в разных творческих проектах.
Она любит меня. Она прекрасна. Да, она прекрасна. Но она не со мной.



СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ МУЖЧИНА


Современный русский мужчина боится.
Современный русский мужчина боится, что девушка не придет.
Современный русский мужчина боится, что девушка не даст.
Современный русский мужчина боится, что у него не встанет.
Современный русский мужчина боится, что он подцепит птичью болезнь.
Современный русский мужчина боится, что девушка забеременеет.
Современный русский мужчина боится, что девушка оттяпает у него жилплощадь.
Современный русский мужчина боится.
Он бежит по просторам больших городов трепетный, как лань, и пугливо озирается по сторонам.
А девушка, как кровожадная охотница, бежит за ним и кричит:
— Врешь — не уйдешь!



СТАРЫЙ ПОЭТ


Старый красивый поэт смотрит на меня своими большими глазами.
— Спасибо Вам, Женя, — говорит он, — за то, что выпустили мою книгу.
А я смотрю на него и счастлив, что он жив. И что он пишет стихи. И разговаривает со мной.
Я не знаю, как мне выразить мою любовь к нему. Могу только издать книгу.



ВНУК СТАРИКА КОЗЛОДОЕВА

Внук старика Козлодоева тоже был Козлодоев. Рос, рос и вырос. И стал любить женщин. Везде — в самых неподходящих для этого местах: на работе, вечером в скверике, в подъезде, на последнем ряду в кинотеатре…
А собственного жилья у внука Козлодоева не было. Очень многие годы. Только в зрелом возрасте он купил себе нормальную  квартиру. Пригласил он одну давнюю знакомую в гости. Она пришла. Разделась, показала красивое кружевное белье. И ничего у них не получилось. Ослабла мощь внука Козлодоева. Он заплакал и понял, как все несправедливо в этом ужасном мире.



ИЗ СЕРИИ «Ж/Д И ЕВГЕНИЙ ВИКТОРОВИЧ»

Казанскую Ж/Д на самом деле проектировал поэт-архитектор-авангардист Евгений  Викторович.
Одну станцию он назвал «Панки», а другую «Хиппи».
Но проект не утвердил товарищ Сталин.
— Пусть лучше будут «Панки», а не «Панки», — сказал он на заседании Политбюро. — Поляки, паны, конечно, люди вредные, но все-таки славяне. «Хиппи» тоже не подойдет. Пусть лучше будет «Малаховка».
Так и сделали. Евгения Викторовича пожурили, но не расстреляли, потому что он ранее успешно переводил стихи товарища Сталина.



ЕВГЕНИЙ ВИКТОРОВИЧ И «ЕВГЕНИЙ ВИКТОРОВИЧ»


Поскольку Евгения Викторовича не расстреляли и даже оставили на работе с сохранением прежних больших полномочий, он решил одну из электричек назвать своим именем. Есть, например, «Шиферная», «Куровская», «Быково», «Виноградово», «Пл. 47 км». А будет — электричка «Евгений Викторович».
Так и сделали. Долго народ и сам  Евгений Викторович ездили на электричке «Евгений   Викторович». А потом товарищу Сталину и это не понравилось. И электричку «Евгений   Викторович» убрали, а самого  Евгения Викторовича перевели на другую работу. Впрочем, государственную дачу на станции «Удельная» оставили.



ЕВГЕНИЙ ВИКТОРОВИЧ И НАРОД


Постаревший Евгений Викторович ездил на работу, как многие советские люди, на электричке. Вместе с ним ездили его друзья поэты-авангардисты: Юра Милорава, Сергей Бирюков, Константин Кедров, Лена Кацюба, Таня Виноградова, Николай Грицанчук, Женя Харитонов и др. Билетов с поэтов не требовали. Они читали пассажирам свои непростые и высокохудожественные сочинения — т. е. платили стихами. А народ платил поэтам любовью.



ЕВГЕНИЙ ВИКТОРОВИЧ И Ж/Д В НАШИ ДНИ

В наши дни электричка — это не просто способ передвижения трудового народа, но и офис (здесь люди часами и громогласно обсуждают по мобильникам все дела), кухня-столовая (по ходу приятно перекусить), магазин (можно приобрести от офень все, что угодно — от лейкопластыря и пятновыводителя из Тамбова до книг Омара Хайама и Саши Соколова) и т. п.
Для Евгения Викторовича электричка — это, прежде всего, рабочий кабинет. Он здесь работает с документами, читает свежую прессу. Иногда — смотрит в окошко. За окном по Казанской Ж/Д — красота: вековые сосны, стародачные места, ленточка узенькой реки Пехорка возле станции «Красково», памятник Пушкину возле станции «Томилино»...
Однажды Евгений Викторович засмотрелся в окно и не успел как следует поработать с документами. И многие дела в стране застопорились. Потом ему позвонили из Кремля и сказали, что в окно нужно смотреть пореже, иначе в России будет непорядок.
Евгений Викторович согласился. В дальнейшем он только работал с документами и читал, читал, читал.

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера