АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Алена Чурбанова

Два рассказа

КРОЛИК В ТВОЕЙ ГОЛОВЕ

Когда я родилась, у меня целых три дня не было имени. Совсем никакого – меня называли просто "девочка". Потом родители решили назвать меня Алисой. До сих пор не знаю, что лучше – когда ты совсем без имени, или когда ты "Алиса".

"Алиса" - для меня звучит как нечто среднее между "лиса" и "подлиза". В детстве я часто врала сверстникам, называла другие имена, иногда даже мужские. Вас наверное тоже бесит, что родители назвали Вас Сергеем. Имя "Сергей" - оно похоже на "егерь-гей".

Я смеюсь, да что там смеюсь – ржу в голос.

Он смотрит на меня непонимающе - растерянно. Еще бы. По телефону я была много более любезна.

Я оглядываю его кабинет. Для начальника отдела персонала в общем-то неплохо. По крайней мере, черный кожаный диван присутствует. Остальное мне не важно.
Он что-то бормочет о моем "великолепном резюме". Я усмехаюсь – на этот раз про себя. Резюме действительно прямо – таки совершенно – мечта для любого работодателя. Только вот лживо от первой до последней буквы – это единственный его недостаток.

Я опускаю взгляд под стол. Модные ботинки блестят так, что больно смотреть.
Мой тоже такие носил, пока было на что надевать. До аварии.

…Диван оказался довольно удобным. Только начальственный Сережа в первый раз кончил слишком быстро, но во второй раз был очень даже неплох…

Во второй половине дня встречаюсь с председателем местного отделения одной мелкой никому не нужной партии – видела его как – то по телевизору. Позвонила накануне, предложила встретиться по поводу "возможного сотрудничества". Наплела с три короба – что-то, а это я умею. От мужа научилась.

….Сидим в модном кофе-баре. Рассказывает что-то о неудавшемся плане создания предыдущей столь же мелкой, никому не нужной партии.

- Я должен был быть финансовым директором, - с явным сожалением в голосе произносит он. Планировали набрать не менее двадцати процентов на выборах.
Смотрю на этого лощеного красавчика и понимаю, что он просто самонадеянный болван, хоть и симпатичный. Представляю его длинные , "музыкальные" пальцы на моем теле….

- А как Вы, Алиса, относитесь к сетевому маркетингу? – голос "партстроителя" возвращает меня из мира грез на грешную землю, - не хотели бы в этой сфере посотрудничать? Мы занимаемся лекарствами, это сейчас очень выгодно….

При словосочетании "сетевой маркетинг" в памяти сразу всплыли "Гербалайф", чрезмерно сытое лицо Довганя, одно время смотревшее на жителей нашей страны с десятков видов продуктов питания, и более мелкие примеры "кидалова".
Неинтересно. Пора заканчивать разговоры.

Мило улыбаюсь, говорю "Нет, спасибо, простите, очень спешу, было приятно познакомиться" и стараясь не идти слишком быстро, выхожу из кофейни.

На улице уже довольно темно, а воздух необычайно вкусен и свеж. Я достаю из пачки сигарету, закуриваю. Успела сделать целых три затяжки, прежде чем из кофе-бара вылетел мой спутник. Старею, черт побери..

Номер, ванна, секс. Много хуже предыдущего, но иногда хочется и такого - быстрого, грязного, животного.

Я выхожу из гостиницы, ловлю такси и еду домой. Захожу в круглосуточный супермаркет. Покупаю много сладостей, сгребаю их с полок, почти не глядя.
Он лежит в постели, делает вид, что уже спит. Я провожу рукой по его вьющимся темным волосам. Его ресницы чуть вздрагивают. Моя рука спускается на его шею, спину, потом еще ниже…

"Просыпается". Конечно, сразу же все понимает.

- Ты опять? …

- Ну ты же знаешь, как это бывает.. "Это не я - это все кролик в моей голове". Тебя цитирую, между прочим. Так ты мне говорил, совсем еще недавно.

Когда я стаскивала с тебя девок….

Он кривится и прячет лицо в подушку.

- Не смотришь? Противно?

А тож. Мой размазанный чужими губами по лицу макияж говорит красноречивее любых слов.

После аварии таким послушно – сентиментальным стал. Скотина.

- Ну не грусти , мой хороший. Я тебе там сладкого принесла.

Ложусь рядом с ним и закрываю глаза. Кролик в моей голове удовлетворенно засыпает. Я ненадолго освобождаюсь от его сладкого плена.

Спокойной ночи, дорогой. До завтра.


УБИТЬ КАРЛСОНА

Даша сидела на подоконнике и смотрела на соседний дом. У нее сегодня был шестой день рожденья, а она как назло заболела ангиной. В пятиэтажной хрущевке напротив не было ничего примечательного. Кроме чердака. Потому что на чердаке жил Карлсон. Он был любимым Дашиным сказочным героем. Она твердо верила в то, что он живет на чердаке соседнего дома и еще ни разу не прилетел к ней лишь по какой-то нелепой случайности. Или потому, что она еще маленькая.

Раздался звук поворачивающегося в двери ключа. Это пришли родители – с подарком! Даша просила на день рожденья щенка или котенка. То, что она увидела было не совсем тем, что она заказывала, но все равно вполне подходящим. Это был волнистый попугайчик в клетке. Он забавно чирикал, и в целом был очень симпатичным на вид. Она назвала его Кешей.

Даша быстро к нему привязалась. Ей нравилось ухаживать за ним, менять ему воду в клетке, сыпать корм. Когда родители были на работе она часто разговаривала с попугаем, рассказывала о своих секретах. Выпускала его из клетки, а потом ловила старым маминым платком.

Но через полгода попугай заболел. Неделю он практически неподвижно сидел в клетке, нахохлившись. А спустя еще пару дней, Даша проснулась утром и увидела, что клетка пуста. Она сразу побежала к маме.

- Мама, где же Кеша?

Мама прятала глаза, но всеми силами пыталась "сохранить лицо".

- Детка, Кеша он.. улетел. – и показала рукой в сторону окна.

Даша посмотрела в окно, увидела крышу соседнего дома, чердак… И ее осенила догадка.

- Он улетел к Карлсону, да мам?

Мама едва сдержала вздох облегчения.

- Да, Дашенька. Кеша улетел к Карлсону.

- Но… Он вернется?

- Конечно, детка. Правда, я не знаю как скоро это произойдет. Поэтому пока мы уберем клетку в кладовку, хорошо? А когда вернется, вытащим опять. Или мы можем подарить тебе другого попугая, а когда вернется Кеша, они будут дружить.

Даша совсем не хотела другого попугая.

-Нет, ма, мне нужен только Кеша.

- Хорошо, милая. Тогда мы просто подождем Кешу.

…Прошло шесть месяцев, но попугай так и не вернулся. Даша сначала спрашивала маму, почему же его до сих пор нет, а потом ей надоели ее однообразные утешительные отговорки.

"А что если Карлсон не отпускает Кешу? Что если он совсем не такой хороший, как написано в книжке?" - эти вопросы без ответов терзали Дашу ежедневно.

"Я должна пойти туда и освободить его" - это решение показалось ей единственно верным.

Отпросившись у мамы погулять около дома, Даша не мешкая пошла в соседний дом. На улице было тепло, но мама, всегда боявшаяся простуд, надела-таки на нее шапочку в виде кошачьей головы, с двумя забавными помпонами по бокам в виде ушек. Даше было жарко, но снимать шапку она не стала.

Поднявшись на последний этаж, Даша увидела, что замок на чердачном входе не закрыт. Она обрадовалась, и полезла по лестнице наверх.

На чердаке было темно и грязно. Пару раз споткнувшись, девочка конкретно измазалась. "Мама заругает"-тоскливо подумала Даша. "Но, с другой стороны, если я вернусь с Кешей, она обрадуется и простит мне испачканную одежду". В углу кто-то лежит, поняла Даша, когда глаза немного привыкли к отсутствию освещения и она получила возможность осмотреться.

Даша подошла поближе.

-Эй!

Существо, лежащее в углу было одето в зелено-серые лохмотья, отозвалось смачным храпом.

Девочка немного испугалась увиденного, поэтому на всякий случай, подняла с пола первую попавшуюся палку.

-Эй! Карлсон! Я пришла за Кешей! – Даша постаралась сказать это как можно громче, в надежде, что ее все-таки услышат.

"Карлсон", которого вообще-то звали по давно потерянному паспорту Федей, а сейчас все чаще величали просто Укурком, недовольно застонал и разлепил веки.
Увиденное повергло его в шок. Перед ним стояло маленькое чумазое нечто с
рожками на голове и копьем в руках!

- Аааааа! – заголосил Укурок.

- Сгинь, сгинь нечисть поганая!

Даша от поднятого крика, разумеется, испугалась. Но, впрочем, не настолько, чтобы тут же бежать без оглядки.

- Верни Кешу! – дрожащим голоском выкрикнула она.

Укурку же послышалось "Вали на крышу". Он вскочил, и быстро полез в указанном направлении.

Даша полезла за ним. Естественно, что она оказалась на крыше значительно позднее Укурка. И не знала, что тот, будучи по пьяни не вполне адекватным, поскользнулся на сырой от прошедшего дождя поверхности крыши и не сумел удержать равновесие…

Даша стояла на крыше и по ее щекам текли слезы. "Он улетел, - думала она, - Карлсон улетел, и теперь я никогда больше не увижу Кешу".

Внизу кто-то закричал, а потом приехала "Скорая помощь". Дашу отпаивали лекарствами, плакала мама, сердился папа… А потом все стало, как прежде. Только книжку о Карлсоне ей никогда больше не читали.

К списку номеров журнала «ЗНАКИ» | К содержанию номера