АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Петрушкин

АУТИСТ



                      Андрею Санникову

-1-
колумб


уходит суд как мёртвый в море
ещё живущий через край
заглядывает в эти хоры
в неогранённый днями рай

уходит суд как тьма в больнице
когда случайный ангел снясь
вдруг забирает наши лица
оставив кожи их и грязь

уходит суд как мало время
стальной подковою разбив
тарелку божию на рыбе
и в шар фарфор соединив

а рыбе с тьмою одиноко
она идёт за шаром вслед
и провожает одиноким
как выстрел поплавка след в след

идёт по крику горло ищет
и отрывает лист колумб
уходит прочь и нищий
нищим навечно оставляет круг

лишь аутист или подросток
на жёрдочке своей стоит
и рыбу на свисток свой ловит
чтоб снова свет соединить

-2-
калоши


пусть ходит бог в моих калошах
пока в аорте смерть сидит
в травинке между губ сжимая
заученный нелепый стыд

на языке холодном  с нами
с миассом говорящий цвирк
под низким нёбом медвежачий
неповоротливый как цирк

он едет небом трёхколесным
чтобы прочесть все словари
здесь ходит бог в моих калошах
и смотрит на меня внутри

а из меня ответно пялясь
в его аорту дует смерть
и на дуде в дитё играя
не позволяет умереть

и ходит бог в моих калошах
и гладит кошек стариков
берёт их в руки понимая
медвежий цвирк несёт их в Псков

под низким небом засыпает
и засыпает небом снег
и ходит бог не узнаваем
среди калош как будто смех

-3-
кыштымский эней


вот дворник вася он хорош
стоит под снегом просыпаясь
несёт метлу дракона меч
он до подземного сарая

он встал когда его страна
ещё почти не засыпала
его подняли два гудка
взлетев с кыштымского вокзала

он делает по два витка
над этой площадью с мечетью
он крылья достаёт сперва
и делает попытку третью

по улице своей скользя
идя по улице свободы
он слышит как два фонаря
грозят нам пальчиком – Дидоны

он новоназванный Эней
идёт под ликами Таннита
и неопрятные стихи он прячет в снег
многоязыкий

вот дворник вася он хорош
идёт с кыштымского вокзала
многоязычный идиот
почти Обводного канала

-4-
ангельские слюни


но есть вода которой течь
слюнявой речью этот ангел
поэзии стремясь избечь
кладёт под ноги мои камни

поэзии стремясь избечь
он заодно с моей работой
я засыпаю чтобы с той
проснуться чёрным бегемотом

с той стороны где снег дрожит
и параллельно и слюняво
вся пся поляцкая горит
612 пожаром

поэзии стремясь избечь
свои обугленные ноги
он на закорки мне кладёт
читай так шведа сломит локи

но есть вода которой течь
всегда налево через право
поэзию стремясь пропить
я попадал обратно славно

стремясь поэзии избечь
я понимал что изувечен
как стрекоза почти что вещь
как бог почти очеловечен

К списку номеров журнала «УРАЛ-ТРАНЗИТ» | К содержанию номера