АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Луиза Глик

Стихотворения (Пер. В.Черешни)

ОПЛАКИВАНИЕ

О, горе — моя любовь
умирает вновь, моя уже ушедшая любовь,
ушедшая и оплаканная. А музыка тянется,
музыка расставания: деревья
становятся лютнями.

Как жестока земля! Мерцают ивы,
березы, склоняясь, вздыхают.
Как жестоко, как немыслимо нежно!

Моя любовь умирает,
не просто человек, а образ, жизнь сама.

Как жить я буду дальше?
Где находить его,
как не в печали, не в лесу,
прародителе лютни.

Сколько можно: однажды уже пришлось
сказать прощай земле,
страдать,
прощаться навсегда.

Мерцают ивы у каменного фонтана,
к нему сбегаются дорожки из цветов.

О, сколько можно: вот он снова жив,
но так недолго, лишь во сне.

Моя любовь умирает, вновь разлука.
И сквозь завесу ив
восходит солнце, пламенея,
но свет уже не тот.
И птицы вновь поют, и причитает голубь.

Ах, я допела песню. У фонтана
поют вновь ивы
с невыразимой нежностью, ветвями
следя себя в сияющей воде.

Они так ясно видят. Он умирает вновь,
и мир с ним вместе. Это будет вечно,
по крайней мере, до моей кончины.



ЭРОС


В отеле, придвинув стул к окну, смотрю на дождь.

Это был то ли сон, то ли транс —
я любила, и все же
ничего не хотела.

Не хотелось ни коснуться, ни увидеть тебя.
Хотелось одного:
комната, стул, напев дождя,
часами, в тепле весенней ночи.

И все; сидеть — и только.
Душа съежилась: такая малость наполняла ее.
Я смотрела на стену ливня, закрывшую темный город —

ничто не связывало нас; я отпустила тебя:
живи, как хочешь.

С рассветом дождь прекратился. Я занялась
вседневной суетой, я была свободна,
но двигалась, как лунатик.

Тебя больше не было во мне.
Пару дней в чужом городе.
Разговор, прикосновенье руки.
И вот, я сняла обручальное кольцо.

Это все, чего мне хотелось: стать голой.

К списку номеров журнала «ЗИНЗИВЕР» | К содержанию номера