АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Алексей Сомов

Апология глины. Стихотворения


***
Апология глины, пчелиная матрица
пара слов о чувстве цвета у беспозвоночных
40 000 способов ловли на мертвеца
это все из подкожных, из подзамочных

Это все, что с трудом запихиваешь под кат
а оно само по себе и вылезет потихоньку
и торчит бесстыдно холодными ребрами, как
перочинным ножом изрезанный подоконник

***
Говорит бойцам политрук
Заберите мой мозг поутру
а когда допьете поллитру
я воскресну с гвоздикой во рту
Заверните меня в мох
ведь не каждый такое б смог
подчиняясь рваному ритму
прорастать у земли между ног

Полно горюшко горевать
чорны корочки ковырять
ныне в жаркой печной гортани
поспевает мясной каравай
с целый горний свет вышиной
с целый дольний мiр шириной
и под кожей новой янтарной
вроде молнии шаровой
…………………………………
И тихонько вздыхают бойцы
и фтыкают на небеси
причащаясь последней тайны
утешают друг друга Не ссы
И внимая речам Его
рвут в клочки сгоряча Его
и хватают голыми ртами
абсолютное ничего

Шорох&Стук


одного звать Шорох другого Стук
чтоб увидеть их ляг лицом на восток
носом к стенке где плиты сырые встык
где живет шерстяной паук

когда в тесной щелке уснет паук
и пудовую песню часы споют
смотришь оба-два как штык тут как тут
братец Шорох и братец Стук

много шуток знает дружище Стук
у него ореховый есть мундштук
у него иголок сто тридцать штук
и тугой резиновый жгут

а у Шороха на ресницах тушь
он большой знаток языка пушту
он большой любитель заячьих душ
на ремне ягдташ
в кармане свисток
и таинственный парашют
………………………………………
………………………………………
………………………………………
никогда не спи лицом на восток
если станет боязно жми на стоп
жри картон и пей переменный ток
но не спи лицом на восток

***
Душа свиньи растет в аду
цветет единожды в году
и тамошний адовник берет ее в ладони

Пока железные жуки обгладывают лепестки
свинья херачит виски ведет себя по-свински
и напевает на ходу
Душа моя цвети в аду
покуда у обрыва я вверх втыкаю рыло
Расти пучком моя душа
как снежный холм воздушный шанкр
Пускай кричат Ату ату Я знаю истину одну
она как яблоко проста
Земля безвидна и пуста
просты у бесов имена и светел свет а тьма темна
Ты изойдешь на семена тебя проглотит синева
как кровь густа венозна
Тогда во ад вернемся

***
Когда забьется сердце от укуса
летающей бессмертной головы
является космический якудза
и что-то по-якутски говорит
Есть у него чудесный нож мясницкий
стреноженная девка и аркан
и белый огнь из левого мизинца
шмаляет по беспечным дуракам
Он за копейку и споет, и спляшет
раздвинет меховые ложесна
и вынет, будто кролика из шляпы
взъерошенного карлика из сна
Так полно горевать, что все там будем
пристегнутые к праздничным штанам
покуда бьет в розовощекий бубен
пасхальный клоун, плюшевый шаман

***
Эн, ден, труакатр,
создавай симулякр.
(Под калиновым мостом
сидит гадина с хвостом.
Плюнет, дунет,
мiр придумает.)

Бах, бух, много букв
пишет смерть в свой фейсбук.
(Под малиновым кустом
сидит гадина с хвостом,
тополиный пух жрет,
всех на йух шлет,
шлет.)

Пиф-паф, пуля в пах,
свет скрипит на зубах.
(Умри,
замри,
вылезай из-под земли.
Эн, ден, труакатр,
мiр остался в дураках.)

***
идет слепой по городу вздыхает на ходу
как же я ко Господу в гости попаду

шарит тростью по-над пропастью
цепляется за поручни в висках будто поршни

стучат-стучат
вот-вот сейчас

спадет пелена и узрит с тоской
слепые бельма Твои, Господь

***
Паутина выметена полы перемыты
спишь и видишь во сне ступенчатые пирамиды
По ступеням скачут суставчатые ацтеки
В желтой субмарине ума вода заливает грузовые отсеки
Жизнь прекрасна по сути если смотреть от барной стойки
у нее большие дойки как сказал классик
хоть и не вполне свои добавляет философ
Спишь и видишь нашествие псоглавых и пиздоглазых
косопузых и пейсатых волосатых и лысых
При желании можно увидеть пернатого змея в ступе
Был тут некто хотел допилить автостопом
до Луны
Забанен по стуку воскрес на третьи сутки от смертной скуки
остальное насочиняли паскуды-апостолы чтоб им

Истинно говорю
все тела сделаны из желтого жертвенного маиса
потому каждый преломляющий хлеб суть братоубийца
Спишь и видишь во сне Того кто тебя боится
Того кому не надо молиться

***
Говорят, что праведник Ян Гус
по происхожденью был индус.
А зато наружностью зачем-то
сильно смахивал на чеченца.

Говорят, что спал он на снегу,
хоть и шерстью вовсе был негуст.
Но зато за пазухой у Гуса
жили два чудеснейших мангуста.

Мир возник из Божьего яйца.
В центре мира есть Чичен-Ица.
Там жрецы отдали Яна Гуса
на съеденье мошкаре и гнусу.

***
Карл-Иоганн фон Страуструп
хранил в шкафу девичий труп
а потому что трудно
холостяку без друга

Карл-Иоганн фон Страуструп
был несомненно очень труЪ
и замерял у трупа
вес нетто и вес брутто

купал зазнобу поутру
в цветочной ванне Страуструп
и глас услышал трубный
и в ноздри запах трупный
ударил Иоганну вдруг

и встал
смеясь
и вышел труп

***
Жил на свете админ
с яичком одним,
поэтому у него отсутствовал интим.
Никто админа к груди не прижмет, не обнимет.
Спал с лица, посерел админ,
в ожидании конца кой-как коротает ночи и дни,
девушки смеются над ним.
Но за эту обиду
чем-нибудь вроде нимба
удостоит Господь на небесах админа.
Скажет:
- Ликуй, возлюбленный мой админ!
В сущности, не один ли хуй?
…………………………………….
…………………………………….
Абзац
и аминь.

1000к

знала как свет оранжев без кожи
видела в белой комнате черных кошек
сам не считал но не меньше тыщи
а она и в черную комнату вхожа кто б думал
а она дышит дышит дышит дышит
переставать не хочет
вот дура

*
видела рай без кислородных подушек
дверь за которой спит звероящер
зубы как гвозди ноздри как дула
а из ноздрей как из параши
дверь подопрем тяжелым стулом
выйдем пораньше

*
если уметь говорить по-птичьи
если взять соль и немножко спичек
хлеба и пять печеных картошек
можно пройти меж двух тайных точек
так и бывает то зной то стужа
хуже когда оранжевый зверь под кожей
хуже когда обои в цветочек
а в белой комнате свечки тушат
а в черной комнате свечки ярче
кто их там держит
да все те же
а она говорит все тише
дышит все реже

*
тысяча хищных тихих тощих
ходят кругами когти точат
в синие губы носами тычут
это бывает тоже

***
На Титане, ах, на Титане
будем плавать в жидком метане,
как лягушки в жирной сметане,
как глаза детей в формалине.
Там идут аммиачные ливни,
электрические цунами
на пути своем все сметают.

На Титане, ах, на Титане
анилиновые сугробы
круглый год световой не тают,
и приблудные погорельцы
примерзают к титановым рельсам,
сопли на кулачки мотают
и ругаются Божьей мамой.

Если ты задрот и ботаник,
если ты не силен в матане,
то придут и вынут из гроба
пластилиновые мутанты,
и отправят скоростью малой
догнивать всю смерть на Титане.
Да, придут и вынут из гроба,
как пришли за всеми за нами.

***
как пришел один саам
в эмпирический сиам
к морю синему депрессивному
у того ли у саама жила теща во самаре трехметровая умом тронутая
та ли теща сама кистеперая сова крылом шорохает глаза широкие
а как закинеца тареном те глаза как две тарелки
и сияют и горят в стопицотмильон карат
а нажреца циклодола обернется козодоем на три голоса поет мертвым спать не дает
надевали мертвецы костюмы новы и трусы
вышли во поле по рюмке хлопнули
да как почали насыпать себе в карманы небеса
бриллиантовые
нерелевантные

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера