АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Ханиф Карим

Кусочек солнца. Стихи (Пер. Светланы Чураевой, Вадима Богданова)



ЗЕМЛЯНИКА

У села на краю встала роща берез, –
Тех берез я б узоры на шёлк перенес.

Меж березами там земляника сладка,
Рви, пока не устанут спина и рука.

Полны чаши бери, туеса завали –
Собирай лучезарную щедрость земли.

Собирай их к застолью, к веселой гульбе,
Пусть приходят все те, кто скучал по тебе.

Но пока собираются гости в твой дом,
Не забудь об обычае старом одном:

К угощеньям богатым, к изобилью столов
Ты горячую дружбу добавь и любовь,

Без которых и ягода станет пресна,
И желания тщетны, и мечта не нужна.

                        (Перевод Вадима Богданова)

КУДА НИ ПОЙДИ…

Во весь опор на луговой простор
С конями мчался, пил из родников,
По узким тропам лез на склоны гор,
Срывался, расцарапываясь в кровь.

Взбирался вновь: выискивал твой взор
За горизонтом дальние края –
Там, где туманы синие таят
Твоих дорог пленительный узор.

Ты рос и вырос, возмужал, потом
Прошёл свои заветные пути.
И пусть сумел полмира обойти,
Вернёшься, знаю, снова в отчий дом.

Ведь ждёт всегда – куда ты ни пойди –
И терпеливых гор семейный круг,
И троп исток с вершиной впереди,
И солнечный вечнозелёный луг.


ТОПОЛЬ

Дождь проливной стеной прошёл
И до одной все краски смёл,
Цветенье смёл, стёной прошёл,
Прогрохотав, умчался в дол.

У Ая молний зной вошёл
В могучий тополиный ствол,
Как в сердце – кол, где рван от ран
Незаживающий раскол.

Казалось, миг перед концом
Был от прекрасного далёк,
Но тополь тот на землю лёг
Смертельно раненным бойцом.

Путь фронтовой напомнил он
И друга павшего поклон,
И молнией на миг сражён
Был моего дыханья ток.

Но слёз придерживаем бег,
Пусть мир порою к нам суров.
Такая смерть – как целый век,
Такая смерть – как песни зов.


КАЖДЫЙ УЗОР


Не бил я уток в камышах,
Чтоб дичью свой украсить стол,
Излишне нежная душа, –
И перепёлки не извёл.

Когда я скот мальчонкой пас,
То новорожденных зайчат
Брал в руки в зарослях не раз,
Щемящей нежностью объят.

Порою лазал по горам,
Сорваться не боясь со скал,
Чтоб посмотреть в глаза орлам.
Но птичьих гнёзд не разорял!

…Война пришла.
Я сам был рад
Постичь и бранные дела:
И маузер, и автомат
Умело в руки брал стократ.

Я в десяти…
В пяти шагах…
Был от позиции врага.
Что значит страх? –
Не знал, но вмиг
Я навсегда его постиг.

Хотя фашист на первый взгляд –
Как человек, я понял: враг!
И разрядил свой автомат
В него, не пятясь ни на шаг.

Чтоб подхлестнуть весны приход
Победной, шёл
И полз – вперёд!
И веру крепкую обрёл
В надёжный оружейный ствол.

Таким вот уродился я:
И перепёлки не извёл.
Не бил ни птицы, ни зверья,
Чтоб дичью свой украсить стол.

Но на отродье вражьих свор
Обрушу ненависти пыл,
За каждый родины узор
Я буду биться что есть сил.
Я – верный сын земли родной
И пост оправдываю свой.


ДЛЯ ТЕБЯ, СОВРЕМЕННИК…

Я слов серебряную кладь
Накапливаю в стих,
Чтоб современнику создать
Мне памятник из них.

Чтобы сущность слов моих была
Беспримесно чиста,
Я заставляю их пылать
И ощущаю благодать
Кузнецкого труда.

Я для тебя тружусь, про сон
Забыв и про покой,
Чтоб был навек запечатлён
Труд неустанный твой!


КУСОЧЕК СОЛНЦА


Грудь солнца силой налита,
Что плавит глыбы льдин.
Я солнца толику всегда
Ношу в своей груди.

Когда иду навстречу дню
Средь горя и невзгод,
Лишь солнце, что в себе храню,
Печалей топит лёд.

Пусть не всегда по пикам лет
Я точно шёл вперёд,
Лишь свет я вижу, вижу свет, –
Пусть будет вечен солнца ход
И мой солнцеворот!

            (Переводы Светланы Чураевой)

К списку номеров журнала «БЕЛЬСКИЕ ПРОСТОРЫ» | К содержанию номера