АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Елена Оболикшта

***

* * *
длится молчание в лицах
столько-то лет

изо рта высыпаются птицы
каменные и нет

слов легковесных воду я
Господи лил водой

Там никого кроме голубя
сказанного Тобой

* * *
сколько ни говори но она у рта
пристальная заплечная немота
и безголосы улицы напросвет
вытянуты в ладони разжатых бед

там голоса легки самый белый твой
только последний поезд идёт домой
вдох или выдох слева но оглянись
как виновато смотрит сквозь пальцы жизнь
* * *
на пирровы перроны тишина
вагоны встык любви второй вагон
когда я помню ты а не вина
тогда я помню пирровый перрон

где пустота выходит на крыльцо
где ты меня держи у самых глаз
и чья-то дрожь глядит в твоё лицо
как воздух перевёрнутый в пейзаж

ни влаги ни руки ни ноября
полкрынки чуть вскипает к девяти
поговорим руками на груди
в бумагу ото сна не отходя

белеют швы в брезентовых висках
в каких-то стоязыких городах
куда ещё не знают но глядят

и пирровы перроны догорят
ЭЛЬМИРА И СВИНЦОВЫЕ ШАРЫ (сны)

1-й сон. Эльмира говорит во сне

Эльмира умирала натощак
и голову с закрытыми глазами
несла на вытянувшихся руках
на кухню, маме.

И слышала Эльмира головой,
как мама (недо)говорила строго...

- опять за старое за каменной стеной

- рукой не трогать.

Эльмире снилось пять больших шаров
и три лица скуластых, незнакомых.
И несколько шаров было свинцовых
на пальцах у притихших докторов...

- кто ты такой за каменной стеной

Эльмира голодна и безголова,
хотела вспомнить три-четыре слова,
летя над непропекшейся Луной...

- Эльмира, в Рио-де-Жанейро ты
не прятала лица на карнавале

Кто говорил с тобой из темноты,
когда тебя вживую вспоминали?

Какой-то непонятный зодиак...

- и несколько шаров было свинцовых

Эльмира просыпалась натощак.
Шёл пятый сон, и не бывает новых.

2-й сон.  Эльмира гуляет во сне

Вдоль фонарей с большими головами
она катила впереди свой шар.
Свинцовый извивался тротуар,
и треснуло стекло в оконной раме,
когда грызущимся кривым клубком
три рыжих кобеля на грудь упали,
затянуты свинцовым поводком.

И долгий запах обожжённой шерсти
дрожал и корчился, стоял на месте...

Как дым она катила впереди
себя слепую, полую внутри,
похожую на мать (наутро, полчаса),
а днём напоминавшую отца.

И в грязных парикмахерских,  в таких,
где ножницы, ножи и ножевые, -
она катала свой стеклянный миф
сквозь двери, что визжали как живые.

Что делать в этом угольном шоссе?
Весь город, как разобранный конструктор.
Ей душно, но еще не по душе
сведённый судорогой воя репродуктор...

Прохаживаясь так (она мертва),
но хорошея на пустых бульварах,
она писала странные слова
вдоль грифа на обугленных гитарах.

Сужался гомерический проспект.
Она катила шар, кипела Троя.

Эльмира заказала на обед:
стакан свинца и гречневый кастет
из греческого тёплого героя.

К списку номеров журнала «11:33» | К содержанию номера