АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Галина Зеленкина

Про девочку, которая не любила читать

Член Союза писателей России (МГО), академик ПАНИ (отделение «Литература»), член жюри Международного поэтического конкурса ПАНИ «Россия, перед именем твоим...» (2015–2017). Окончила Иркутский политехнический институт. С 1997 года занимается писательским трудом. Наш постоянный автор.

 

 

Про девочку, которая не любила читать

 

Жила-была одна девочка, у которой была очень добрая бабушка. Она называла свою внучку Машуней. И девочке очень нравилось это имя. Это не то, что строгое имя Мария, которым ее называла учительница Вероника Павловна. Она всех учеников первого «Б» класса называла только по именам и фамилиям, написанным в классном журнале.

– Наша учительница похожа на старуху Шапокляк из мультика,– заметил Костя, сосед Машуни по парте, когда учительница вызвала его отвечать урок.

– Константин Карпов, прошу вас выйти к доске и поделиться с нами своими знаниями,– произнесла Вероника Павловна, глядя поверх очков на вмиг погрустневшего мальчика.

– Садитесь на место, Константин Карпов! Уровень ваших знаний не позволяет мне поставить вам положительную оценку,– сказала учительница, не дождавшись правильного ответа.

– Может быть, нам Мария Коновалова прочтет заданный текст? – спросила Вероника Павловна, глядя в упор на девочку.

Машуня покачала головой и вслед за Костей тоже получила минус в журнале.

– Придется вашим родителям зайти ко мне на беседу,– произнесла учительница.– Я позвоню им по телефону и объясню, что из-за Марии и Константина наш класс не может выйти на первое место по успеваемости.

Когда Машуня вернулась из школы домой, то ее бабушка Надежда Ильинична заметила, что внучка чем-то расстроена. Девочка быстро поела и пошла в детскую, где легла на кровать и закрыла глаза.

– Что с тобой, Машуня? – встревожилась бабушка.– Ты не заболела?

– Нет,– ответила внучка.– Просто я устала и спать хочу.

Но бабушка прислонилась губами ко лбу девочки и, убедившись, что у ребенка температуры нет, отправилась в кухню по своим делам.

Маша быстро уснула, и приснилось ей, что она вместе с подружками Настей и Катей пошла на прогулку в сказочный лес и там заблудилась.

– Маша, ау! Где ты? Отзовись! – кричали по очереди Настя и Катя, но ответа так и не услышали.

А все потому, что Маша загляделась на красивую бабочку и захотела ее поймать. Она побежала за улетавшей вглубь дремучего леса бабочкой и сбилась с дороги.

В лесу было сумрачно, и постоянно слышались разные звуки: то шелест крыльев порхающих в кронах деревьев птиц, то хруст сучьев от лап пробежавшего зверька, а то и вовсе какие-то непонятные шорохи. Да и бабочка исчезла, словно по мановению волшебной палочки. Села Маша на пенек и стала плакать.

– Бедная я и несчастная неумеха! – громко причитала девочка и даже не услышала, как к ней подошел старый енот.

– О чем плачешь? – спросил он Машу.

Услышав незнакомый голос, девочка испуганно оглянулась, но добродушный вид зверька успокоил ее.

– Заблудилась я,– ответила Маша и снова всхлипнула.

– В сказочном лесу нельзя заблудиться,– возразил ей енот по имени Тришка.– Здесь повсюду висят указатели, на которых написано, как выйти на дорогу, ведущую в город.

– А я читать не люблю и не умею,– ответила девочка и снова захныкала.

– Это очень плохо,– заметил енот.– Даже я, старый енот, каждый вечер читаю своим внукам-енотикам на ночь сказки.

– А откуда вы их взяли? – удивилась Маша.

– Когда-то давным-давно одна умная девочка по имени Света подарила мне большую и толстую книгу сказок. Света показала мне буквы и научила читать. А я, в свою очередь, научил читать всех своих родных и близких. В моей семье все берегут подарок девочки Светы.

– Сейчас необязательно уметь читать книги, их можно слушать,– возразила девочка.

Но Тришка не согласился с ее мнением.

– Ты сама себе доказала, что ошибаешься,– заметил енот.

– Это почему же? – удивилась Маша, с недоверием глядя на Тришку.

– Если бы ты умела читать, то по указателям давно бы уже вышла на дорогу, где тебя ждут подруги, а не сидела бы на пенечке, обливаясь слезами,– ответил тот.

Ну что тут скажешь?! Прав был Тришка на все сто процентов. Поэтому Маше оставалось только молча согласиться с тем, что она сама виновата в том, что заблудилась в сказочном лесу.

– Ладно,– смилостивился енот.– Иди за мной, так и быть, выведу тебя на дорогу.

И они пошли от одного указателя к другому и вскоре вышли на дорогу.

– А теперь ты иди все время прямо,– посоветовал Тришка и повернулся, чтобы идти обратно.

– Спасибо тебе, добрый енот,– поблагодарила Маша Тришку.– Когда я вернусь домой, то буду учиться читать. А мои подруги Настя и Катя помогут мне.

– Я очень рад, что ты поняла, как трудно жить неучем. Ведь учение – это свет! – ответил енот и отправился к своим внукам-енотикам, чтобы прочитать им на ночь очередную добрую сказку.

А Маша вышла на дорогу, ведущую в город, и увидела на ней своих подружек Настю и Катю, которые сидели на придорожном камне и о чем-то говорили.

– Девочки, я нашлась! – крикнула Маша и побежала к подружкам.

Обрадовались девочки, что снова вместе. А когда узнали, что Маша будет учиться читать, то с радостью согласились ей помочь.

Надо сказать, что Маша была прилежной ученицей и с помощью своих верных подружек быстро научилась читать.

– Мария, ты молодец! – похвалила девочку учительница Вероника Павловна, когда та без запинки прочитала ей заданный урок по чтению.– Я с удовольствием поставлю тебе оценку «отлично».

Услышав от строгой учительницы похвалу ленивой Маше, ученики дружно захлопали в ладоши и трижды прокричали:

– Молодец!

«Приятно, когда тобой гордятся,– подумала Маша.– Как же я раньше не понимала, что терпение и труд лень перетрут?»

 

ШУРША-МУРША

 

Жила-была в дремучем лесу среди корней могучего дуба полевая мышка по имени Шурша-Мурша. Норка у нее была маленькая, поэтому запасов на зиму мышка припасла немного. Это не то, что было у нее в большой норе на краю пшеничного поля, которое отдали под строительство какого-то завода.

– Этого на зиму мне не хватит,– проговорила Шурша-Мурша, осмотрев свои запасы.

Сидя у корней дуба, она сначала пожалела себя, а потом стала плакать. Слезы сами вытекали из ее круглых глазенок и скатывались вниз по мордочке.

Услышал пробегавший мимо зайчик всхлипывания полевой мыши и остановился.

– О чем ты плачешь? – обратился он к Шурше-Мурше.– Тебя кто-то обидел?

Но мышка покачала головой и продолжила плакать. Да и как объяснить зайчику, что она сама виновата в том, что очутилась в стесненных условиях? Ведь звали же ее с собой другие полевые мыши, которые нашли для проживания другое пшеничное поле. Но Шурша-Мурша отказалась идти с ними за тридевять земель, она тогда подумала, что в лесу будет жить лучше, а на деле оказалось не так. Стыдно жаловаться на себя незнакомому зверьку, но деваться некуда.

– Я сама себя обидела,– ответила полевая мышь.

Удивился зайчик честному ответу незнакомки. «Надо мне с ней познакомиться»,– подумал он.

– Меня зовут Прошкой,– сказал зайчик, вопросительно глядя на полевую мышь.

– А меня Шуршей-Муршей,– ответила та.

– Вот и познакомились,– обрадовался зайчик.– А теперь покажи, как ты живешь.

Новая подружка показала Прошке свою норку и маленькую кладовую, где съестных запасов было только на месяц.

– Этого тебе на зиму не хватит,– заметил зайчик и, покачав головой, побежал дальше в лес.

– Я думала, что Прошка поможет, а он просто полюбопытствовал,– произнесла вслух Шурша-Мурша, но плакать не стала.

Она побродила рядом с норкой, нашла вкусную травку и поела ее. Затем Шурша-Мурша юркнула в свою норку и решила подремать. Но не тут-то было. Снаружи послышался знакомый голос зайчика Прошки.

– Выходи,– услышала мышь приказ зайчика и покинула норку.

Возле дуба она увидела много разных зверьков, а также нескольких землероек.

– Вы все ко мне? – удивилась Шурша-Мурша.

– Мы пришли тебе помочь,– ответил Прошка и попросил землероек сначала расширить мышиную норку, а затем вырыть новые, более просторные кладовые.

Получив указания от Прошки, зверьки приступили к работе. Барсук, енот, белка и ежик выносили землю из норки и новых кладовых наружу и заодно укрепляли стены нового жилища Шурши-Мурши.

Вскоре были готовы большая норка и несколько просторных кладовых, соединенных между собой проходами. Снаружи все подходы к норке полевой мыши были заложены дерном и веточками, чтобы никто из посторонних не догадался, что в норе кто-то живет.

– А теперь мы должны помочь тебе с запасами,– произнес зайчик Прошка.

И все зверьки в знак согласия дружно кивнули головами. Шурша-Мурша не успела в ответ и двух слов сказать, как ее помощники разбежались кто куда. Спустя непродолжительное время все зверьки вернулись. Полевая мышь увидела, что каждый из них принес для нее подарок. Белка принесла грибы и орехи, ежик принес яблоки, барсук и енот принесли съедобные корешки, семена и семечки. А зайчик насобирал полное лукошко желудей.

Все подарки зверьки помогли полевой мышке сложить в одну из кладовых.

– Вот видишь, одна из кладовых уже полна,– сказал Шурше-Мурше зайчик.– Осталось заполнить и остальные кладовые.

До самого вечера зверьки работали, не покладая лап, пока не заполнили припасами все кладовые.

– Уж не знаю, как мне вас всех благодарить,– со слезами на глазах произнесла полевая мышь.– Без вашей помощи я бы зимой умерла от голода.

– Ну что ты плачешь, Шурша-Мурша? – обратился к полевой мыши Прошка.– Мы здесь, в лесу, всем слабым и беззащитным помогаем, потому что поодиночке трудно выжить. И ты можешь к нам присоединиться.

– И я тоже смогу помогать другим зверькам? – спросила Шурша-Мурша.

– Конечно,– ответил ей барсук.– Мы с удовольствием запишем тебя в наш отряд спасателей.

Ночью, лежа в своей норке на соломенной подстилке, полевая мышь думала о том, как ей повезло с друзьями. И это были лучшие мысли в ее жизни.

К списку номеров журнала «Приокские зори» | К содержанию номера