АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Ратнер

Ну что, февраль, который ты по счёту?

 

Родился 10 октября 1947 года в Днепропетровске. Окончил Днепропетровский металлургический институт. Кандидат технических наук. Лауреат премии Ленинского комсомола в области науки и техники.Поэт, писатель, переводчик. Первая публикация была в 1963 году. Автор 21 книги стихов, в том числе двух для детей, и трех книг прозы.Лауреат премий имени Николая Ушакова и Дмитрия Кедрина (Украина), дипломант Международной литературной премии имени Великого князя Юрия Долгорукого (Россия), награжден Почетным дипломом Международного Совета по книгам для детей (IBBY).Член Национального Союза писателей Украины с 1988 года и Союза писателей СССР с 1989 года.

 

 

* * *

Сегодня снег случился мокрый.
Художник с Богом заодно
Вписал мазками желтой охры
В едва подсохший дом окно.

 

И дом прозрел, а старый мастер
В окне, у домысла в плену,
Две тени дописал, от страсти
Почти что слитые в одну.

 

И Бог исчез. Взглянул устало
На холст художник. Жаль, что не
Узнает он, как всё совпало, —
И дом, и мы с тобой в окне.

 

 

* * *

Ну что, февраль, который ты по счёту? 
Не помню, да и знать я не хочу.
Послать бы и тебя, и зиму к чёрту
И радоваться первому грачу.

 

Ещё он далеко, хотя в проекте
Весны на март под первым пунктом, но
Возможны изменения — про эти
Подробности узнаем всё равно.

 

Ну, а пока, едва рассвет забрезжит,
Услышать можно, если повезло,
Как первый луч-алмаз для окон режет
И для витрин небесное стекло,

 

А утро в них его вставляет сразу.
Уже природа, склонная ко сну,
Очнувшись от него, проходит фазу
Начала превращения в весну.

 

Ледок на лужах радует подвохом.
Разорван горизонт, как сто рубах,
И тише, чем молитва, с каждым вдохом
Похрустывает воздух на губах.

 

 

* * *

Всю ночь не спал. Не хочется вставать.
Притягивает, как магнит, кровать
Меня за острокрылые ключицы.
Не потому ли я лишился сна,
Что за окном бесчинствует весна,
И, оглушая мир, хлопочут птицы?!

 

При каждом повороте простыня
Слегка хрустит, тепло твоё храня,
И я по ней качусь к другому краю,
Где, по уши лицо своё топя,
Подушку обнимаю, как тебя,
И, замирая, запах твой вдыхаю.

 

Под утро, отодвинувшись к стене, 
Я видел — ты спала лицом ко мне,
С себя бесстыдно сбросив одеяло,
Хоть с вечера укуталась в него,

Да так, что от дыханья твоего,
Казалось мне, оно само дышало.

 

Ты помнишь, как до этого под ним
Мы были существом с тобой одним,
Когда, обнявшись и отвергнув спешку,
Совместно сочиняли сказку из
Порывов, перерывов и реприз —
Отрывистых и долгих — вперемежку?

 

Что было дальше, помнишь ты едва...
Когда вступила ночь в свои права
И высыпала звёзды из подола,
По неба перевёрнутой воде
Плыла-скользила от звезды к звезде
Златая полумесяца гондола.

 

* * *

Поддерживают сосны свод небес
И облака, прилипшие к нему,
И, ежели стереть с пейзажа лес, 
То небо с ними рухнет. Одному

 

Ли мне такое в голову пришло?
Да нет, уже всё было — поучал
Философ, чьё высокое чело
Рождало мысль — начало всех начал.

 

Так, значит, мир ничем не удивишь?
И первым быть ни в чем нельзя? Ну что ж:
А кто-нибудь подметил, что камыш
На эскимо на палочке похож?!

 

А кто-нибудь писал или сказал —
Учёный ли, философ ли, мудрец —
Что наша жизнь похожа на вокзал,
Где продают билет в один конец?!

 

* * *

Мне на рассвете шмель нанёс визит, 
Он, кстати, прилетел по птичьей визе
И надо мной, вибрируя, висит
В его на время приютившей выси.

 

В полях — перепелов переполох,
В деревьях — свет от гнёзд, ещё не свитых.
Как дышится, как хочется, чтоб вдох
За вдохом повторялся, а не выдох!

 

До горизонта самого лучась,
Даль вымыта, и всё на свете ново.
Душа моя на месте в этот час,
И в муках тишина рождает слово.

 

Ах, если б колокольчик зазвенел.
И человек, неся с вином две кружки,
Вбежал и, от волненья бел, как мел,
Воскликнул: «Сударь, к вам приехал Пушкин!»

 

* * *

Когда подчас молчанье выше слов,
Заметишь, милый, ежели не пьян ты,
В полях стога немых колоколов,
И что березы встали на пуанты.

 

И что из ивы бьет фонтан ветвей,
Когда она склоняется с тоскою
Над медленным ручьём, поскольку ей
Он изменяет с быстрою рекою,

 

Которая сама была ручьём,
Бог знает где, в какой горе зачатым.
Что медным солнцем, точно сургучом,
Конверт небесной почты запечатан.

 

Что каждая медуза — это брошь,
И мир земной — в одной строке поэта...
Да много ли иного, но поймёшь,
Что ты живешь, когда заметишь это.

 

К списку номеров журнала «НОВЫЙ СВЕТ» | К содержанию номера