АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Елена Шелкова

Обречённая речь

* * *

 

поговори со мной язык

как говорил вчера

хор голосов, хор старых книг

мир пухом. ни пера.

 

прошедших-будущих времён

колокола по ком?

большие люди в сто погон

следят за языком.

 

несётся с плахи голова

и разбивает нос.

и вот доносятся слова

и падают в донос.

 

и А. сидит, и Б. сидит.

где рамы наши, мам?

как прокурорский злой вердикт

язык покажет нам…

 


ОХОТА НА КОМАРОВ

 

Звенеть, звенеть, звенеть охота,

Занозой впиться – кровный зов.

Но – комариная охота,

Открыт сезон на комаров.

 

Взметнутся тапки и газеты,

Обманчив синий горизонт.

Комар живёт не дольше лета,

И это – если повезёт.

 

Сомкнутся надо мной ладоши

И станет навсегда темно.

Снимите шляпы, крошки-мошки,

Кому сезон прожить дано!

 

А нам и тела было мало –

Впивались в души от души.

В нас кровь чужая бушевала

И не давала долго жить.

 

Как злобно, радостно и рьяно

Несётся тапочек в пике.

Но я останусь красной раной

На беломордом потолке!

 

Пусть мой полёт не будет длинным

И без меня придёт заря…

Не уважают в комарильне

Тех, кто дожил до сентября.

 


ПРЕКРАСНЫЕ ДЕТИ

 

Нам тридцать. Нам сорок. Мы вечные дети.

Мы верим в любовь и покой на земле.

Мы в книгах читали про пули и плети,

Но мы улетим от плетей на метле.

 

Как много примеров для нас, безымянных!

Для нас, небывалых и всё же – живых.

Нам светят, как солнца, ушедшие страны,

Мы сложим легенду легко, словно стих.

 

Нас мало. Нас мало. Мы – максималисты.

Нам не заводить жён, детей или кур.

Но знает лишь Бог, как идут атеисты

За Бога на ужас больших амбразур.

 

И пусть нам гадают одну непобеду,

И пусть зло пророчит воскресший Икар,

Что, перевернув вверх ногами планету,

Всё будет по-прежнему – шар только шар.

 

Вперёд! Тем, кому небо виделось в луже,

Берите и звёзды вставляйте в наган.

Нас водит! Нас манит! Нас грезит! Нас плющит!

Нас в бой призывает душа-атаман.

 

Есть вера – она и оружье, и панцирь.

Мы не пожалеем души и костей.

Прекрасные дети выходят сражаться,

Но враг не заметит прекрасных детей…

* * *

 

Толпу заводит гитарист,

Ударник от вина в ударе.

Но ты сыграй мне, топорист,

Мелодию деревьев старых.

 

Я помню (это мне дано!),

Как я девчонкой несмышлёной

К окну бежала, как в кино,

Глядеть черёмуху и клёны.

 

Глаза соседей велики.

Мои защитники – деревья –

На поле боя полегли.

К окну не подхожу теперь я.

 

А это было всё – моё!

И солнце билось там, под грудью.

Но бродит миром топорьё

И вырубает детство людям.

 

Теперь не то, и всё – темно.

Сосед-маньяк достал бинокли.

Скажите, на фиг мне окно,

Когда в окне – чужие окна?

 

* * *

 

Планету назови мою Печалье.

А на планете этой, как цветы,

Растут голубоглазые молчанья,

И пляшут, пляшут лунные коты.

 

Меня учила нежность быть спокойней

И провожать моё и не моё.

Счастливых поездов тебе, перонье,

Желает разбитное вороньё.

 

Езжайте, поезда, не очень шибко.

Кондукторша, не будь в пути лиха.

Ты совершила грубую ошибку,

Богатого оставив жениха.

 

Пусть не заманят к морю крики чаек,

Не завлечёт прогулкой свет Венер.

Но если, вправду, золото – молчанье,

То я давно уже миллионер.

 

* * *

 

А метель всё метёт по двору, и

Рифмы белые, как молоко.

Я тебе фонарей наворую,

Если, вправду, до звёзд далеко.

 

Я нарву фонарей, как ромашек –

Испеку нежный, лунный пирог.

Приезжай, быть бесстрашным не страшно,

Бомбы к нам не придут на порог.

 

Пусть границы, война и солдаты.

Приезжай, чтоб себя испытать.

Я с тебя не пылинки – куда там!

Даже ангелов буду сдувать…

 

* * *

 

Жизнь могла ещё течь и течь,

Но я понял и вдруг затих:

Обречённость – от слова Речь.

Как теперь сочинять стихи?!

К списку номеров журнала «СОТЫ» | К содержанию номера