АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Анатолий Коновалов

«ЧАСТЬ СВЕТА». О поэзии Валерия Кулешова

Так называется новый сборник стихотворений Валерия Кулешова, который является продолжением и развитием философской мысли о сути и месте человека на земле и на небесах во всех его предыдущих книгах: «Плоть песни», «Власть огня», «Зерна боли», «Мера времен» и др.

Мне посчастливилось насладиться его произведениями, которые он дарит читателям с какою-то творческой скупостью. И каждый раз это открытие чего-то нового, не зря же поэт «слышит» в поэме «Зов», что «...вновь Слово обретает суть всего, над чем встает». А в книге стихов «Корни слова» он распахивает до предела свою душу, утверждая:

 

Весть эту

в сердце берегу

и, верного верней,

течет во мне

                 глубинный гул

вдоль сросшихся корней.

 

Зрю Слово,

                 снятое с креста,

свет горний — свет земной,

где я

       самим собой предстал,

и этот мир со мной.

 

Нет и еще раз нет! Такие стихи нельзя читать в спешке, торопливо проглатывая слова и строчки, в противном случае ты не почувствуешь неповторимый творческий «вкус» каждого слова поэта. Мне, чаще всего, читая его стихи, хочется уединиться где-то в лесу, на пустынной сельской дороге, в бескрайней степи и вместе с Кулешовым и его детищем «Часть света», выдавить, вышептать из души и сердца от избытка чувств и сил:

 

...все это было, было, было...

(Щемящей боли — не избыть).

Пусть нет уже былого пыла,

чтоб ненавидеть и любить,

 

но это будет, будет, будет

(душе, как дому, не простыть):

чувств кротких время не остудит,

чтоб и проститься, и простить.

 

Стихи Валерия обладают завидным и бесспорным качеством — их хочется читать только вслух, чеканя, как и сам автор, каждое слово. И на удивление самому себе, я начинаю чувствовать просветление своей души, будто ее коснулась «часть света», озарившая все живое вокруг.

Я, не скрывая, говорил и говорю моему творческому другу, земляку по рождению в Становлянском районе Липецкой области, что после обдумывания (подчеркиваю — не просто прочтения, а глубочайшего обдумывания) его стихов, меня накрывает упруго-бодрящая волна благодарности поэту за то, что он открыл в этом непростом мире что-то новое, неординарное и только его — свое. При этом в каждом слове все острее чувствуется его проникновение в самые затаенные глубины прекрасного, стремление к головокружительному полету мысли, верование в бесконечность жизни, отчего у меня, читателя, захватывает дыхание.

Вот и в «Части света»:

 

Нет — не жизнь мою отпеваю:

здесь, на пути лихом,

двери вечности я отпираю...

Да — золотым стихом.

 

А разве кто-то до него вымучил и родил:

 

Замысел Божий откроется

там, где себя жду,

где — за земной околицей

— нянчу Звезду?

 

Он со всей откровенностью признается, что у него:

 

Слово идет от сердца,

что не устало гореть.

Будет чем мне гордиться,

да и других согреть.

 

Я Валерию сказал после прочтения его новых стихов в сборнике «Часть света», что он — человек без кожи. Настолько оголены его нервы и чувства (так и хочется их сравнить с оголенным электрическим проводом под высоким напряжением), слышно как его душа разговаривает с моей душой, его сердце в беспокойном биении не дает равнодушно биться и моему сердцу. А все это происходит, без сомнения, потому, что у него:

 

За каждую строчку —

                                 расплата

по полной —

                 расплата судьбой.

над миром оглохшим распята

твоя нестерпимая боль...

 

Во времени спутаны корни,

но каждый свое наберет,

что было — отчаянно помня,

что будет — узрев наперед.

 

Не побоюсь сказать, что в стихах Валерия Владимировича есть нескрываемое стремление открыть мир нам, читателям, таким, каким он видится ему, он говорит с нами о вещах вечных. В книге «Плоть песни» он признается:

 

Я лечу, я, сгорая, свечу,

освещая и грея родимые светлые души,

 

и еще:

 

Суть сущего ищу в зерне

(великому — не тесно в малом)...

 

Вот в этом и есть вся суть творчества неутомимого мученика Кулешова над словом, чтобы в почти неуловимо малом каким-то чудом высветить и показать нам великое и значимое!

И, опять же, на мой взгляд, это происходит у поэта от наступившей и в муках выстраданной творческой и жизненной зрелости, в конце концов — от душевных перегрузок, осознания и осмысления своей далеко непростой судьбы, от нескончаемых лишений и потерь, крутых жизненных поворотов-разворотов.

 

Боже,

заботу —

                 самую важную —

дай донести за остаток лет.

Я и живу,

                 покуда выхаживаю

в слове посеянный свет.

 

Может ли после таких стихов Валерия Кулешова быть спокойна душа? Моя — точно — нет! А все потому, что в его творчестве — «часть света» жизни каждого из нас...

К списку номеров журнала «Приокские зори» | К содержанию номера