АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Ирина Васильева

Сентябрь

Ирина Владимировна Васильева окончила Тульский государственный педагогический институт, факультет иностранных языков и Заочный народный университет искусств, факультет станковой живописи и графики.

Работала преподавателем, переводчиком, художником-оформителем. В настоящее время — преподаватель английского языка. Стихи пишет с 2003 года. Занималась в литобъединениях Москвы «Клуб одного стихотворения» под руководством Р. Ф. Казаковой, «Берендей» и «Щукино». Печаталась в нескольких сборниках в Москве и Киреевске Тульской области. Основные темы стихотворений — пейзажная, философская лирика.

 

           СЕНТЯБРЬ

 

Слетел на крыльях стрекозиных,

Румянцем яблочным расцвел,

Сквозь ветки трепетных осинок

Прохладным гребешком провел;

 

И пахнет медом и картошкой;

Как верный друг, порой грибной

Лесной пестреющей дорожкой

Гуляет под руку со мной;

 

И астр роскошные созвездья

Подарит мне от доброты,

Со мною в электричке ездит,

Раскрасив листья, как цветы.

 

Мы улыбаемся друг другу,

Не верится в морозы нам;

Я в январе, сквозь лед и вьюгу,

Улыбку вновь ему отдам.

 

    ВЕСЕННИЙ ЭТЮД

 

Апрельское утро размыто дождем,

И холодны отблески крыш...

Давай под жемчужное небо пойдем

Послушать весеннюю тишь.

Сегодня задумчивы окна в домах —

И осенью веет от стен;

Но бисер веселый расшит на ветвях

Руками шальных перемен.

 

Сережек коралловых россыпь зажглась,

Неярки фонарики верб,

А ивы стоят по-цыплячьи пушась

И радостно тянутся вверх.

 

Биением жизни на пульсе весны

Сквозь бледную охру земли

Травинки, восторженны, удивлены,

В чарующий мир проросли.

 

В пастельной палитре есть броский мазок:

Землей, как ладонью согрет,

Расцвел мать-и-мачехи скромный цветок —

Застенчивый солнца портрет.

 

И, кажется, счастья заветный исток

Здесь, рядом. О чем ты молчишь?

Ты прав: между душами тонкий мосток

Построит весенняя тишь.

 

           ВОЗВРАЩЕНИЕ

 

Утомленная шумной Москвой,

В отчем крае ищу я покой,

Где сразил меня звон тишины

В темный вечер в начале весны.

 

Здесь на душу легли все тропинки,

Как лица дорогого морщинки;

В годы давние снова зовут —

Только юности мне не вернут...

 

Я приду будто в сердца музей

И увижу ушедших друзей

Там, где школы застыли руины,

Где сплетаются ветви рябины.

 

Жизнь, бурлившая вольной волной,

Отступила — и берег пустой,

Поле дико, и замер завод —

Чистый воздух нектаром плывет

 

И несет хлопья белого снега,

Эта с неба упавшая нега

Заврачует усталую душу

И костер ностальгии потушит.

 

ДЕЖАВЮ НА СКОРОСТНОМ ШОССЕ

В ВИРДЖИНИИ

 

По горным вирджинским дорогам

Я еду в полуденный час,

Вдруг вижу: в движении строгом

Шоссе привело на Кавказ!

 

Вот сосны к дороге спустились —

Я в лица гляжу им в упор:

Друзья, как же вы ухитрились

Покинуть Серебряный Бор?

 

Вдали — черепичные крыши,

Игрушечный чист городок,

Шоссе поднимается выше,

Ах, путь мой до Тулы далек.

 

И снова гора вырастает,

Как сказочный сон наяву;

Но память шалит и играет:

Я вижу Сибирь и Москву.

 

И, тихим восторгом болея

В Америке, в горной тиши,

Я тайно и свято лелею

Славянскую верность души.

 

Я шарик верчу на ладони,

Мой маленький шарик земной;

Умчатся вирджинские кони,

А Родина вечно со мной.

 

                  * * *

 

Деревья снова потеряли

Недолговечную красу,

И тучи замерли в печали

И держат слезы на весу.

 

В холодных беззащитных кронах

Заснул замолкший ветерок,

О днях веселых и зеленых

Грустит у леса мокрый стог...

 

Брожу одна я в роще темной —

Мне по душе печальный вид;

К любви безмерной, неуемной,

Как прежде, сердце не бежит...

 

И счастья нет, и счастье — было,

Здесь, в тихой глубине аллей,

Где снова облик давний, милый,

Мне чудится среди ветвей...

 

    СОБАЧЬЯ ЖИЗНЬ

 

Ты свернулся в уголке —

Потерялся или брошен?

Подойди сюда, хороший,

Не гляди в немой тоске.

 

У тебя янтарный взгляд,

Светится душа живая,

Придавила доля злая —

Кто же в этом виноват?

 

Мне ль не знать твою беду —

В городе брожу бездомной;

Поделюсь краюхой скромной,

И в сторонку отойду.

 

Ты прости меня, дружок,

Я тебя не забираю,

Плача, сердце запираю

На бесчувствия замок.

 

Но, как вор, замки снесет

Крик души в ночи глубокой:

«Кто от участи жестокой

Обездоленных спасет?»

 

                  * * *

 

Опять осенняя прохлада

Минорной музыкой звучит...

Спустилась осень — как награда,

Как просветленная отрада,

И душу лечит и щемит.

 

Дождями улицы размыты,

О чем-то шепчет листопад...

Ночные звуки в воздух влиты,

Как чистые слова молитвы;

Их музыкой наполнен сад.

 

Рассвет рождается в тумане —

Всему свой ритм и свой черед...

Кричат грачи в холодной рани...

Играет осень на органе,

Птиц провожая в их полет.

 

 

В ОЖИДАНИИ ЗИМЫ

 

Хочешь или не хочешь —

Только зима придет:

Ветер в холодные ночи

Последние листья сорвет.

 

Тяжкие тучи в зените

Лунный похитили свет;

Бродит туман медлительный,

В белесую сырость одет.

 

Зябко бездомной собаке

И одиноко в ночи;

В старом парке во мраке

Озвучили грусть сычи.

 

Памяти теплые нити

Мне не вернут летних нег...

Воспоминанья, вздохните

И лягте травою под снег.

 

            В ПОЕЗДЕ

 

Я в поезде словно в восторженном сне —

Родные пейзажи мелькают в окне:

Вот роскошь сирени подарена маю —

Я взглядом в цветенье садов утопаю;

Вот тополь в сиянии теплого дня

Как будто зовет: «Посмотри на меня!»

Игривы березки, а елочки строги;

Домишки приклеились к самой дороге,

За ними просторы до края земли;

А вот и речушка блеснула вдали,

Колдуют над нею печальные ивы,

Мосток деревянный повис сиротливо;

А поле подставило небу лицо

И дышит дождями, и пахнет пыльцой...

Ласкается ветер в окошке открытом

И шепчет о детстве, далеком, забытом...

 

К земле я пошлю мотыльком свою душу,

Чтоб в хоре весны голос Родины слушать.

О тяжком труде в этой песне поется,

О хлебе, студеной воде из колодца,

О поле широком, о доле безвестной,

О жизни простой, и понятной, и честной...

 

Торопится поезд — куда он несется?

— За счастьем, как видно,— быть может, найдется?

 

ПОСЛЕДНЕЕ СВИДАНИЕ

 

Миг колебаний вечен...

Я трогаю звонок,

Бесстрастностью помечен

Слепой дверной глазок.

 

Зачем себя унижу?

Зачем пройду сквозь строй?

Но — я тебя увижу,

Скорее дверь открой!

 

В глазах твоих читаю

Холодный приговор —

Бледнею и сникаю,

Как будто чувства вор.

 

Последнее свиданье...

Дверь от меня запри,

Моим существованьем

Меня ты не кори.

 

Молчи — не злясь, не каясь;

Я не приду опять...

В слезах во тьме теряясь,

Тебя не буду звать.

 

Нелепость этой встречи

Рассыплется стыдом

В осенний поздний вечер,

Убитый первым льдом.

 

                  * * *

 

Блестит дождем прозрачная прохлада,

В жемчужном небе скрылась солнца бледность;

Деревьев роскошь и деревьев бедность —

Что за отрада — время листопада.

 

Колдует магия преображенья;

Ложатся в душу красок переливы,

И в криках птиц осенние мотивы,

Туманов грусть, и облаков броженье.

 

Неощутимо ветра дуновенье.

Размытый тучи край с небес сорвался,

И мир в осенней ласке искупался.

В задумчивости замерло мгновенье.

 

Танцует дождик, струями играя;

И мир теперь другой, и я другая;

И, уходя от лета безвозвратно,

Душою больше не стремлюсь обратно.

К списку номеров журнала «Приокские зори» | К содержанию номера