АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Валерий Кулешов

Ожидание

Наш постоянный автор, лауреат всероссийской литературной премии «Левша» им. Н. С. Лескова.

 

         ОЖИДАНИЕ

 

Чую:

отчаянно близко

(не доступив — шажок)

Божья мелькает искра...

Горек ее ожог.

 

То-то и солнце не мило,

темен в душе разлад.

Рядом,

и все же — мимо

горнего слова разряд.

 

                 * * *

 

Лучшую песню оставишь ей,

чуда коснувшись прежде:

вновь на земле оттаявшей

всходит — надежда.

 

      ВОСЕМЬ СТРОК

 

                          Вячеславу Алтунину

 

Сдвигая сроки, жизнь итожа,

в самозабвении своем

осознаем светлей и строже,

уверенней осознаем:

 

на части белый свет не делим,

суть — в сочетании простом,

где вместе — горечь обретений

и расставания восторг.

 

                УЗЕЛ

 

...и тасовать вопросы те же,

на верный — выправлять ответ

/в конце концов — а что же держит,

что наполняет этот свет?/,

 

и преломлять краюху хлеба,

и твердо ощущать в себе

всю глубину сквозную Неба

и всю его любовь к Земле...

 

                 * * *

 

Ночь распахнется —

                                 вижу:

внемля мерцанью вех

Божьих,

собрался, вышел

строгий прямой человек.

 

Льется стезя сквозная,

бьется

                 в живом огне —

он, от меня ускользая,

все же идет ко мне...

 

Вечность высветят свечи,

вечность —

                 захватит дух:

чем я себя встречу...

с чем я к себе приду...

 

              ГОЛОС

 

...когда и просвета не чаю,

явь выводя из снов,

вдруг вспыхивает звучанье

в душе оживающих слов.

 

Не зная, что это — свыше,

но, весь обратившись в слух,

внимаю, как рядом дышит

живое творящий Дух.

 

И, целого будучи частью,

идя от коней одних,

смиренно приму причастье,

дыханье Его продлив...

 

 

                 * * *

 

Был уверен — уйду первым,

строго тебе приказав:

пусть еще долго

болеют белым

светом — твои глаза.

 

Так хотел я,

да жизнь расставила

все по своим местам.

Знаю,

меня ты здесь не оставила,

знать бы, что примешь — там...

 

                 * * *

 

Путь земной — и суров, и лукав.

Переступая межу,

если что и держу в руках —

это себя держу.

 

         ОЖОГ

 

Так и было: в начале пути,

взгляд проводя сквозь солнце,

я обожженным нутром ощутил

все, что меня коснется...

 

И не надо долгих речей,

в главной мой путь сказался:

так и вышло — куда горячей

все, до чего касался.

 

             ПЕСНЯ

 

Значимей и дороже

неизъяснимый свет

песни,

что здесь быть может,

песни,

которой — нет.

 

След углубляет остуда,

новое благо даря...

Если они — оттуда,

где же тогда — я?

 

                 * * *

 

Остро чувствую:

раннее

ищет свой след в позднем,

жестко во мне уравнивая

«до» и «после».

 

Не помышляя в выгоде,

слово не тратя всуе,

вдруг получаю на выходе

то, что несу я.

 

Эти шаги измерены

чувством одним.

Я

выпадаю из времени,

чтобы парить

над ним.

 

                  МЫ

 

В маяте от скудости запаса

из начальных солнца и воды

безотчетно ждем

второго Спаса...

Древа жизни горькие плоды.

 

                 * * *

 

Как все это хрупко и зыбко...

Подвластны законам волны,

равны домовина и зыбка,

в основе равны.

 

А чтоб не рассыпались звенья,

и чтобы не стерлась межа,

мне выпало внутренним зреньем

пространства и время держать.

 

            РЕМЕСЛО

 

«...все дальше, все меньше, все горше...»

Умножив один на один,

отчаиваться — не гоже,

на нет ожиданья сводить.

 

«...все ближе, все четче, все строже...»

Рожденное в шорохе слов —

по слуху, по сердцу, по коже...

Какое уж тут ремесло.

К списку номеров журнала «Приокские зори» | К содержанию номера