АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Игорь Лукьянов

Разговор

Наш постоянный автор, лауреат всероссийской литературной премии «Левша» им. Н. С. Лескова

 

                 * * *

 

Гвалт под мартовским небом грачей

И гремящий в овраге ручей,

Словно нет на земле сволочей —

Лизоблюдов, пройдох и рвачей.

Словно нет сверхпаденья в цене

На слова

                 о душе, о добре.

Словно место им

                 лишь в словаре...

И повсюду

                 барыш на коне...

 

     РАЗГОВОР

 

Было

                 в разговоре

                                 тесно

Не потому,

                 что не нашли темы.

Один

                 говорил честно.

Другой –

                 не отвечал

                                 тем же.

                    ПЕРСТ

 

Коль межеумка властный перст,

Не дай-то Бог, во что упрется —

Держись тогда от мозг...

Под славным лозунгом «прогресс».

Перста те ныне, как вчера.

Терзают ум, терзают сердце.

Избавь, Господь, от их усердства

В просторах русского двора...

 

                       * * *

 

Я советский, как есть, наяву и во сне.

И меня тут не переиначишь.

Я родился в рабоче-крестьянской стране

И воспитан на слове «товарищ».

Сорван Родины флаг

                                 под предательский свист,

Но Господнею волей хранимый,

Наш народ

                 есть и будет он

                                 социалист —

Вероподданный

                 Третьего Рима...

 

                       * * *

 

Если жизнь на наших и не наших

Делится, увы, как на войне,

Ни романсы, ни шансон, а марши

С неких пор всего дороже мне.

С ними сердцем я готов брататься

В праздничной и будней суете.

В них звучит потребность государства

В силе, правоте и чистоте.

Боевые, с волевым напором.

Им враги — вранье и саботаж.

Им друзья — державные просторы,

Оптимизма дружный экипаж...

 

                    КАСТА

 

Каста — не кастет зубодробильный,

Но ее удары посильней.

Коль не проявляете сервильность,

Коли в рот не смотрите вы ей.

У нее глаза добрей овечьих,

У нее улыбка простака.

Но коль бьет, так бьет под дых и в печень

Касты подколодная рука...

 

                  * * *

 

И говорю себе:

сам знаешь.

И поступай,

как поступаешь.

Ни дня

не выкинешь,

как ветошь.

Сам знаешь,

что за все

ответишь...

 

              ПЕВЕЦ

 

Он ревел в бесшабашности песенной

И входил в сокрушающий раж.

Я-то думал, что свой — бессеребренник.

Я-то думал,

Что духом — Челкаш.

Пред бездомьем до смерти

                 есенинским,

Пред хибарой,

                 где кончил Рубцов,

Что вы стоите

                 с вашими песнями,

Обладатели вилл и дворцов.

 

                 * * *

 

Который год разлив не получается.

И у реки — сухие берега.

Как прежде дали

                 не переливаются

В лучах зари,

                 когда сойдут снега.

И дух весны

                 не потрясет за городом

Щемящей влагой

                 с чистого листа...

Свалилась

                 на мою седую голову

И давит душу

                 эта сухота.

 

                       * * *

 

Затянулся простой —

И я выбит из ритма.

Что я трудно искал,

Что я трудно нашел.

Потерял я настрой,

Потерял я палитру

Красок к темам своим

Кровным всем до одной.

Муза мстит

За бездействие,

За проволочку,

Что подолгу

За чистый я лист

Не сажусь.

И лишь верный Пегас

Стойко ждет мои строчки

Те,

Что кто-нибудь

Будет читать наизусть...

 

                       * * *

 

Дни и ночи — в больничной клетке,

И два дерева в окнах видны.

На одном — оголенные ветки.

На другом — от листвы зелены.

Мрак предзимний. Рассвет. Не спится.

Словно мышцы, душу свело.

Ветвь зеленая бьется птицей,

Обреченно стучит в стекло.

 

                       * * *

 

Как будто бы в праздник

                 листовки с балкона,

Лишь ветер

                 подул с вышины,

Посыпались листья

                 на волю затона,

На холод

                 осенней волны.

Посыпались листья

                 под сумрачной тучей

Из рук

                 золотых тополей.

И день на исходе.

                 И, может быть, лучший

Из прошлых

                 и будущих дней...

 

                       * * *

 

Зима еще на полдороге

В мои притихшие края.

Опавший вяз, как иероглиф

В осенний луг вписал октябрь.

И этот странный иностранец,

Изобразив восточный танец,

Всю зиму будет здесь чернеть.

Какой-то смысл в себе иметь.

 

                       * * *

 

Ночной перрон, как под гипнозом,

Оцепенел в морозной мгле.

Все та же мудрость

В небе звездном.

Все та же глупость на земле —

Тупой, халявной, шкурной пользы,

За ней к Христу валил народ.

Знобит перрон. Все ближе поезд.

И льнет к ногам бездомный кот...

 

                       * * *

 

О чем вы, деревья,

Кому

Киваете тихо ветвями.

Каких

Потрясений канун

Сегодня

Провидится вами...

Все будет,

Что знаете вы —

Всего лишь дубы и каштаны.

Вблизи

Нежный шелест листвы

Вдали —

Громыхают туманы.

 

 

                       * * *

 

Ни словам,

Ни чувствам

Не вернуться,

Чей угас,

Как все угаснет

Срок.

Мне б увидеть сон

И не проснуться

От последних дней

На волосок.

Что увижу

В этом сновиденье?

Чем себя, смурного,

Удивлю?

Может быть,

 «прекрасное мгновенье» —

Как давно хотел —

Остановлю.

 

                       * * *

 

Над скорбной колеей

                 дороги позабытой

Свистит осенний день

                 в татарнике сухом.

И ворон в небесах,

                 всем холодам открытый,

На бешеном ветру

                 угрюмо бьет крылом.

Кто нужен здесь кому?

                 Друг к другу нет участья.

Обречена трава.

                 Обречена листва.

И ничего не значит

                 слово «счастье»

И прочие

                 фальшивые слова.

 

                       * * *

 

Все тот же мир.

Летят столетья.

Все те же слезы.

Тот же смех.

И все,

Чем жил на белом свете,

Мелькнет,

Как молния

Сквозь снег...

К списку номеров журнала «Приокские зори» | К содержанию номера