АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

*

«С СЕВЕРА НА ВОСТОК»-2017

Объединение русскоязычных литераторов Финляндии представляет победителей

Пятого Международного конкурса финской поэзии

«С Севера на Восток»-2017.  

Мы продолжаем знакомить читателей с творчеством нашей современницы,

замечательной поэтессы Пяйви Ненонен.

На конкурс был выставлен цикл стихов ”He lähtivät...” («Они ушли...»).

 

Päivi Nenonen Пяйви Ненонен

 

Поэт, прозаик, переводчик русской литературы. Родилась в Финляндии в маленьком городе Китээ. В 2000-м году окончила гуманитарный факультет  университета           города Ювяскюля. Пишет стихи по-фински и прозу на русском и финском языках. Проза печаталась в журналах «Звезда» и «LiteraruS», стихи в  журналах «Карелия»,           «Интер-поэзия», «Северная Аврора». Автор стихотворных  сборников «Takatalvi» (2008) и «Maailman sivu» (2015) книги прозы на русском языке «Мелочь, но приятно» (2008), двуязычной книги стихов «Kynttilän päivä – День свечи» (2010), написанного в соавторстве с А. Банщиковой сборника  «Утренние  рассказы» (2012). Учредитель издательства «Юолукка». Живет в Финляндии и Санкт-Петербурге.

 

 

He lähtivät…

 

I.

 

Pakkanen kiristyi. Loistaen tähdet katsoivat maailmaa.

Oli kuollutta kaikki, ja kaksi vain kulki valkeissaan metsän taa.

 

Ei hangelle jälkiä jättäneet parit paljaita jalkojaan.

He leijuivat ilmassa kauemmas taakse jättäen tylyn maan.

 

Eikä kumpainenkaan heistä kärsinyt, ei yön kylmästä hytissyt.

He lensivät peräkkäin – äiti ja vastasyntynyt.

 

Jo kohonneet olivat ylemmäs, ylle korkeiden latvojen,

Kohti taivasta. Edellä äiti ja perässä lapsonen.

 

Äiti lastansa käännähti katsomaan. Oli murhetta katseessaan: 

Sinäkö, poloinen lapseni? Et siis elämää saanutkaan?”

 

Mutta kauniisti hymyili lapsonen. Sitten virkahti äidilleen: 

Mitähän elämää tuollakin on? Kuka sellaista tarvitsee?

 

On hahmosi maailman murjoma, ja kun vilkaisin alaspäin,

Pelkkää julmuutta, kylmyyttä, pelkoa. Mitään muuta mä tuskin näin.

 

Minun mieleni kavahtaa kauemmas luota elämän maallisen.

Ja jos rakastat minua, varmaankin tahdot minun myös välttävän sen”.

 

Kavahda vain, kun et muuta voi, mutta mieltäni surettaa,

Kun et ymmärrä, lapseni, sittenkin oli elämä ihanaa”.

 

Lapsi kohautti harteitaan kummaksuen. Äiti pyyhkäisi kyyneleen.

Ja molemmat jotakin tiesivät, mutta kumpikin itsekseen.

 

Pakkanen kiristyi. Portit jo oli avoinna taivaassa.

Niitä portteja lähestyi rinnakkain hahmot äidin ja lapsensa.

 

Maa oli jäänyt jo kauas pois. Oli matkansa lopuillaan.

He lensivät vaiti ja mielessään kovin säälivät toisiaan

II.

He lähtivät sydämet kivistäen,
Eestä ankaran enkelin livistäen
            Outoon synkkään ja alhaiseen laaksoon.
He lähtivät aikansa vapistuaan,
Oman kotinsa heittäen rapistumaan,
            Kaiken rakkaimman jättäen taakseen.

Synkät aatokset mielestään eristäen,
Jalkapohjat ja polvetkin verestäen
            Uuteen olemiseen, uuteen työhön
He lähtivät sydämet kivistäen
Kahden ihmisen hauraana rivistönä –
            Ja häipyivät hiipuvaan yöhön.

Ehkä niin oli määrätty tapahtuvan:
Heidän eräänä kauniina sapattina
            Piti poistua puistosta Herran.
Niin he lähtivät sydämet kivistäen,
Tuskan tunnolla itseään sivistäen,
            Niin kuin kaikki me lähdemme kerran.

 

ДИПЛОМ ЗОЛОТОЙ СТУПЕНИ
ПЕРВОЕ МЕСТО
 

 

Александр Фокеев


Окончил Нижегородский (Горьковский) государственный университет, кандидат химических наук. Литературная деятельность связана, главным образом, с переводами на русский язык англоязычной (У. Шекспир, Р. Сервис, Т.Хьюз, У. Уитмен, Р. Фрост и др.) и финской поэзии (Эйно Лейно, Пяйви Ненонен). Также занимается переложениями старинных народных былин и сказок. Публикации: альманахи «Созвучье муз» (Германия), «Арфа Давида» (Израиль), «Интеллигентный сезон», журнал «Иные берега Vieraat rannat» (Финляндия), литературно-публицистическое издание «Провинциальный интеллигент». Дипломант бронзовой (2013) и серебряной (2015) ступени Международного      конкурса перевода «С Севера на Восток» (Финляндия). Награжден почетными     дипломами Международного фестиваля «Арфа Давида» (Израиль), почетной грамотой Международного общества пушкинистов (США), дипломом за второе место в  Международном фестивале «Интеллигентный сезон» (2016) в Крыму. Родился и живет в Нижнем Новгороде.

 

 

Они ушли... 

I.

И когда этот мир опустел, и звезды смотрели вниз,
Только двое летели над лесом в морозную даль без риз.

На снегу не оставили двое следов необутых ног,
Не оставили двое земле неприветливой ласковых слов.

Не держала тела их в объятьях морозная долгая ночь,
Не надеялись мать и ребенок, что кто-то им может помочь.

Их движение вверх поднимало над рядом возвышенных крон,
И ребенок за матерью вслед до небесных тянулся корон.

На ребенка взглянуть захотев, обернулась в печали она:
«И тебе, бедный мальчик, не дали там жить, — я, увы, не одна!»

Но ребенок смотрел с просветленной улыбкой и молвил в ответ:
«Да какая там жизнь? И зачем мне она? Для меня ее нет.

Ведь она так глумливо вплетала несчастья в обличье твое,
Что я понял, — жестокость и боль там, и страха жилье.

И душой я стремлюсь в безграничную даль от печали земной.
Если любишь меня, то не будешь желать мне и доли иной».

«Я тебя не держу, беспокоит меня лишь сомнений чреда.
Не успел ты познать радость жизни земной, — горе там не всегда».

Но ребенок глядел, удивляясь в душе, — что же хочет она?
И сквозь слезы смотря на него, та молчала: ее ли вина?

А небесная стужа сильнее сжимала в объятьях тела,
И двоих путеводная нить в отворенные створы вела.

Позади оставалась земля. Завершался их путь.
Они молча летели, лишь жалость друг к другу сжимала им грудь.

II.

И от райских садов, и от райских плодов
Уходили, как тень без молитвенных слов,
            Растворяясь в угрюмых долинах.
Уходили в свой час со смятеньем сердец,
Покидая свой кров, что вменил им Отец,
            И места, что так были любимы.

И от мыслей лихих и тревожных, и злых
Отторгались, купаясь в виденьях былых,
            Кровоточа босыми ступнями.
К новой сущности дней, к жизни с гнетом забот
И тяжелым ярмом непривычных работ
            То ль ночами брели, то ли днями.

Так ли быть суждено, так ли Богом дано,
Совершить им исход, с грустью помня одно, —
            Как прекрасен был солнечный сад!
Только сердце болит и тоскует, и мнит,
Что Отец возвратиться им снова велит,
            Но вот есть ли дорога назад?..

 

 

 

ДИПЛОМ СЕРЕБРЯНОЙ СТУПЕНИ
ВТОРОЕ МЕСТО
 

 

Василий Мельников

Поэт и переводчик. Родился в городе Минске, окончил торгово-экономический  факультет Белорусского государственного института народного хозяйства им. В.В. Куйбышева. Некоторое время жил и работал в Германии, в настоящее время живет и работает в Минске. Член Белорусского литературного союза «Полоцкая ветвь» (с 2014 года),     секре-  тарь секции поэзии Белорусского литературного союза «Полоцкая ветвь». Автор четырех поэтических сборников: «Поезд времени (2009), «Аквилон» (2014), «Озимь» (2015), «е2»    (2016; в соавторстве с Е. Свечниковой). Лауреат Международной   литературной премии им. Симеона Полоцкого (2015) и многих литературных конкурсов и форумов, в том числе: «Славянская лира» (2016), «Витебский листопад» (2017), «Кубок Мира по русской поэзии»  (2017), «Под небом рязанским» (2017). 

 

Они ушли…  

I.

Льдом покрытые звезды скрипели под тяжестью тьмы.
В полночь умерло все. Только двое по холоду шли

Из-за белого леса на небесный прозрачный порог.
Но следов ног босых на снегу зрячий видеть не мог.

Эти двое парили, оставив притвор позади;
Мать с младенцем в нем места себе не сумели найти.

Неприветливый мир отпускал в небеса беглецов.
И восторгом свободы светилось ребенка лицо.

Оглянувшись назад, мать увидела радость в глазах
Несмышленого чада, что был от нее в двух шагах.

И вселенская скорбь исказила беглянки черты.
? Ты ли это, дитя, не вкусившее жизни плоды?

Улыбнулся ребенок прекрасной улыбкой в ответ:
? Они слишком горьки, если в них столько горя и бед.

Там, внизу, подо мной стынет ужас в завьюженной мгле.
И я рад, что успел избежать гиблой участи жить на земле.

Посмотри на себя, свой затравленный вид, паутину морщин.
Жизнь жестока, коварна. И выход здесь только один.

? Но в ней есть и другое, не только коварство и ложь.
Как сладка и прекрасна ее затаенная дрожь!

Удивился ребенок. Мать вытерла слезы любви.
Оба знали свое, — то, что каждым хранилось внутри.

Удалялась земля. Отпирались засовы небесных ворот.
Две фигуры спешили туда, где вершился претора исход.

Одичавший мороз бесновался в косматом руне.
Они вместе летели и жалели друг друга вдвойне.

II.

С болью в сердце тайком уходили они
Мимо ангела-стража, считавшего дни,
            В заселенную сплином долину.
Уходили в судьбою назначенный час,
Бросив наспех дома и не взяв про запас
            Ничего, что бы резало спину.

От назойливых мыслей завесившись мглой,
Обжигая ступни неостывшей золой,
            К новой сущности, к новой работе
Уходили они с болью в сердце, без слов,
По раскосой брусчатке на стрельчатый зов
            В две колонны Адамовой плоти.

С болью в сердце в Элизиум душных теней
Уходили в один из распахнутых дней
            Обитатели сада Господня.
И за ними вослед в срок незнамо какой,
Чашу жизни наполнив нетленной тоской,
            Мы уйдем по веревочным сходням.

 

ДИПЛОМ БРОНЗОВОЙ СТУПЕНИ
ТРЕТЬЕ МЕСТО

Максим Шеин


            По профессии юрист. Лауреат поэтических фестивалей «Сила ветра» (Киев)  и «Зеленый Гран-при 2013» (Гродно). Дипломант Золотой ступени Первого (2013) и Третьего (2015) международного конкурса переводов финской поэзии «С Севера на Восток». Живет в Беларуси.


Они ушли…

I.

Крепли морозы. Звездами небо таращилось.
В замерший мир – двое шествуют снежной чащею.

Ноги босые белой земли не пачкали –
В небо поднялись из тлена парящими крачками.

Оба беспечны, на обогрев силы не тратили:
Мчались наперегонки – младенец взапуски с матерью.

Выше летят, заменяя ступени кленами:
Мать, над землею торящая путь, и дитя окрыленное.

«Значит, и ты со мною? – мать вымолвила печальная.
– Долго скиталась душа, но к земле не причалила».

Радостно отвечало дитя, весельем охвачено:
«Что ж в этой жизни хорошего? Повода нет горевать о ней!

Ты на себя посмотри – испытаниями в муку? перемолота!
И ничего, ничего, кроме злобы и холода

Вы на земле не увидите, как ни хотели бы.
Вот почему лучше прочь улететь, чем заложником в теле быть.

Вряд ли желаешь ты мне с этим всем познакомиться».
«Если иначе не можешь – беги, но ведь правда здесь далеко не вся.

Не разглядев красоты, не ругай безоглядно мир!» –
Вытерла слезы она под его удивленными взглядами.

Истина, может быть, и одна, только правды у спорящих вышло две.
Холод усилился. В небе – зовущая выше дверь.

К ней приближались вместе, но вместе с тем по раздельности –
Мать и дитя: на свет пара людей летит

Прочь от земли, подводя итоги печальные,
Жалостью по?лны взаимной, взаимным молчанием.

II.

А они уходили, изранив сердца,
Избежав херувима, что ждал их конца,
            И спускались в долину печали.
Уходили дрожа, раз уж пробил их час,
И жилище их таяло, словно свеча, –
            От всего, что любили, умчали.

В одночасье замкнувшись от сумрачных дум,
На ступнях окровавленных еле бредут
            К новой сути и новому делу.
Уходили, сердечную чувствуя боль,
Две фигуры – их что-то вело за собой
            К некой цели, что в сумерках тлела.
Уготовано, видно, им было пройти
В предначертанный день по такому пути,
            Удаляясь из сада Господня.
Настрадавшись сердцами, уходят они,
Нарочитой тоской напитав свои дни,
            Как и нам суждено – не сегодня.

К списку номеров журнала «ИНЫЕ БЕРЕГА VIERAAT RANNAT» | К содержанию номера