АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Константин Емельянов

Предчувствие

Родился в Алма-Ате (Алматы, Казахстан). Окончил факультет журналистики казахского университета в 1989 году. Публиковолся в журналах «Кольцо А», «День и Ночь», «Северо-Муйские огни», «Камертон», «45-я Параллель», «День Литературы», «Огни над Бией», «Новый континент» и других литературных изданиях России, США и  Германии. Живет в городе Александрия (США, штат Виргиния).

 


Предчувствие


 


Какие то чашки, какие-то блюдца,


Какие-то люди, сидящие рядом…


А завтра мы можем вдруг все не проснуться,


Накрытые мощным ракетным снарядом.


 


Какие-то тени, какие-то стены,


Какая-то люстра над головою…


А ночью проснемся от воя сирены


И окна расплющит горячей волною.


 


Какие-то звуки: то громче, то тише,


И вечер осенний прохладен и светел…


А завтра от взрыва проломится крыша,


И вместо дождя на нас выпадет пепел.


 


Меня окружают какие-то лица –


Они про любовь говорят и про дружбу.


Но если плохое вдруг завтра случится,


Скажите, кому это все было нужно?


 


Какие-то люди копают подвалы


И прячут еду, забывая про отдых.


А завтра они из под свежих завалов


Глотать будут черный, отравленный воздух.


 


Какие-то дети кричат и смеются,


Какое-то солнце на крыше алеет…


Но завтра мы можем  совсем не проснуться,


А тот кто проснулся, потом пожалеет…


 


 


 


***


 


Наши женщины не виноваты,


Что у нас тяжелая рука.


Аты-баты, шли домой солдаты


Вегетарианского полка.


Каждой женщине дадим по мужу,


Мира за окном и тишины!


(Если все еще кому-то нужен


Ветеран трансгендерной войны).


Стол накрыт, в графине стынет водка


В день, когда разбиты все враги.


А у женщин легкая походка


И свинцом налитые шаги…


 


***


 


Хоть я родом вышел из плебейских,


Но к тычкам чувствителен, однако:


Мне вцепился в руку полицейский


И за спину гнет ее, собака.


Я насилья с детства не приемлю,


Ну за что скажите, в самом деле,


Просто так воткнули рожей в землю?


И следы оставили на теле?


Я всегда в ладах бывал с законом:


Не стрелял, не убивал, не грабил.


Пока в час, назначенный ОМОНом,


Стал вдруг исключением из правил.


Даже если б в шайке я носился,


По ночам пальто снимал с прохожих,


Никогда бы сам не напросился,


Чтоб вот так вот, запросто, по роже.


Я из прошлого не делал тайны,


Жил спокойно и не торопился,


Пока как-то вечером, случайно,


Вниз за сигаретами спустился...


 


                                                                                  2017


 


 


***


 


Сигареты, наркотики, алкоголь


Помогают мне позабыть про боль,


Помогают мне потерять контроль,


Хотя стоят, увы, много денег.


Сигареты, наркотики, алкоголь.


У заветной двери назову пароль.


Был когда-то я в этом полный ноль,


А теперь почти академик.


 


Я сижу в подвале в одежде сырой.


Здесь меня не ждали, здесь я чужой.


Я устал давно и хочу домой,


Но не здесь, не сейчас и не с ними!


Ты сидишь на диване в квартире пустой,


За окном полицейской сирены вой.


И еще ты слышишь в тиши ночной:


Кто-то громко зовет твое имя.


 


Омывает мозги шальная волна,


Между нами идет мировая война.


И надежда уходит с остатками сна


Да стучится в окно злое утро.


Все что было меж нами, сгорело дотла,


От него осталась одна зола.


И остывших объятий былого тепла


Никакая не даст камасутра.


 


Голова гудит, как в пушке снаряд,


Все что было меж нами – было зря.


И чем ярче рассвет, тем мутнее взгляд,


И пора уже ставить точку.


Сигареты, наркотики, алкоголь


Притупляют чувства и гасят боль,


Но в конце концов (и в этом вся соль)


Лишь дают небольшую отсрочку…


 


***


 


Я – прочитанная книга


И тяжелый переплет.


Сжатый рот.


В кармане фига


И слегка торчит живот.


Родился в шестидесятых,


Двадцать лет после войны:


Патриоты, демократы


И Отечества сыны


Для меня как марсиане –


Я живу сам по себе.


Для меня вопрос не встанет:


С кем быть в классовой борьбе?


Я не шел на баррикады,


Белый дом не защищал.


Я не знаю слова «Надо»,


Знаю слово «Задолбал».


Подросли и вышли дети,


Жизнь для них не есть борьба.


И за них я не в ответе,


Как и, впрочем, за себя.


Иногда бывает грустно –


Дым Отчизны мне не мил,


Я не прожил жизнь как русский,


Хоть по-русски говорил.


 


 


***


 


Сигареты в твердой упаковке


И пивных бутылок целый ряд.


На пустой трамвайной остановке


Пацаны на корточках сидят.


 


Быстро магазины опустели.


Разобрали водку и вино.


В парке все трамваи отзвенели.


В девять начинается кино.


 


Ночь над тихим городом спускается,


Разбежался по домам народ.


Пацанов все это не касается,


Пацанов никто нигде не ждет.


 


Мать гремит кастрюлями сердито,


Задремал нетрезвым сном отец.


Брат с сестрой нарочно деловито


За уроки сели, наконец.


 


Посиделки, драки, выпивоны –


От родителей большой секрет!


Здесь своя семья, свои законы.


Ничего важнее в жизни нет.


 


Словно призрак, вылез желтый «газик»


С голубой полоской на борту.


Пацанов он быстро в ряд поставит


И опять умчится в темноту.


 


Завтра вновь откроет двери школа,


Ровно в восемь прозвенит звонок.


Секретарь райкома комсомола


Сам откроет ленинский урок.


 


Но у пацанов не та природа,


Чтоб над делом партии корпеть,


Надо им за два последних года


Еще много кой-чего успеть!


 


Будет много «стрелок» и «бакланов»,


И на «счетчик» выставят «чертей».


Кто-то, может, станет наркоманом,


Лишь бы только не было смертей!

                                    Будет выпускной, костюмчик-тройка,


Будут бормотуха, пиво, план…


Где-то там грохочет перестройка,


Где-то дожидается Афган.


 


Город замер, ни души, ни звука,


По домам пора, хотя и лень,


Дома ждут родители и скука.


Завтра утром будет новый день.


 


Хэллоуин


 


Фредди Крюгер в дверь постучал


Острым ногтем.


Джейсон Вурхиз плечами пожал:


– Мол, я ни при чем!


Майкл Майерс мне говорит


(Лет так семь или восемь на вид):


– Трикер трит – твой счетчик


Включен!


И пошла по дворам малышня


Взад-вперед,


Только мысль все гложет меня,


Не уйдет:


В той далекой, забытой стране,


Где так мало годков было мне,


Как бы я напугал в эту ночь


Народ?


Я б оделся, как Вий


(Кащей? Бармалей?)


Уж не помню, кто был страшней


Для нас, 


Для детей.


Может, чертом оделся бы я,


Но одобрит ли это семья?


Да и кто, скажите, взаправду боится чертей?


Ну, открыл бы нам пьяный сосед


И как?


– Кроме водки сладостей нет, – сказал бы, –


Голяк!


Или выскочит дворник Ефим,


Да устроит всем Хэллуин:


По башке настучит и тем, и другим


Просто так.


Чем позднее час, тем громче крики


Детей.


Кое-кто по второму кругу пошел –


Злодей!


Ну а я у порога стою


Да им сладости раздаю,


Да мечтаю, чтоб вечер прошел


Поскорей!


 


 


 


***


 


Как можно устать от любви?


Ее ты своей назови,


На лавочке среди двора


Часа так в четыре утра.


Хотя расставаться пора,


Но шепчешь на ушко слова


Простые, как все дважды два.


Как можно устать от любви?


Слова вспоминаю твои,


Когда на работу иду,


Но вечера радостно жду:


Где спрячу, там и найду.


Хоть занят опять телефон,


Да свадьбы отчетливей звон.


Как можно устать от любви?


Настойка из слез на крови,


Бессонных, тревожных ночей,


Микстур, поликлиник, врачей,


Игрушек, футбольных мячей,


Надежд, чтобы все хорошо,


И криков, что папа пришел.


Как можно устать от любви?


Не думай, а просто живи:


Они улетят из гнезда


Затем, чтоб экспресс-поезда


Умчали их ночью куда-


Нибудь вдаль, а потом


Останется фотоальбом.


…Устанешь ли ты от любви?


Не бойся, не плачь, не зови,


Когда в одиночество врос,


Смешной и понятливый пес


Совать будет мокрый свой нос


В минуты и годы твои.


Как можно устать от любви?


 


 


***


 


Не надо слов и


Не надо песен:


Я ей сегодня


Неинтересен.


Я для нее лишь


Пятно в тумане,


Остатки чая


В пустом стакане.


Пиджак английский


И нрав веселый,


Но перед ней я


Как будто голый.


Не просто голый,


А безобразный:


Какой-то квелый и


Несуразный.


Чего ни скажешь –


Она не рада,


Как будто в лужу


С разбега сяду.


Мои желанья,


Мои стремленья –


Не напечатанное


стихотворенье.


Не долетела


Стрела Амура.


Она прекрасна!


Хотя и дура.


Просто красивая


Мещанка.


В лесу осеннем


Гриб-поганка.


Не оценила,


Как я чудесен…


Не надо слов и


Не надо песен.

К списку номеров журнала «ИНЫЕ БЕРЕГА VIERAAT RANNAT» | К содержанию номера