АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Петрушкин

Тыдымский дневник 2017 год

 


1/01/2017


После крайней поездки в Катеринбург я перестал потреблять спиртосодержащую продукцию. Из планов на начавшийся год - сохранение этого статуса (по мере сил). Записал, а то вдруг забуду


 


5/01/2017


Стих не написан. Осталось только это:


Птица – это её исчезновение.


 


6/01/2017


Вечность в итоге исторгает из себя каждого (одних раньше, других позже – просто надо понимать, что человек исчезнет из этого мира, а звёзды будут освещать эти скалы ещё очень и очень долго = и тогда многое будет воспринимать много легче).


 


7/01/2017


Из мимолётного: поздравляя, мы произносим слова «с Рождеством», но забываем упомянуть с чьим (неспроста это) – говорят, что спастись в последние дни сможет каждый, кто призовёт имя Христа, но также говорят, что многие это имя назвать не смогут).


 


9/01/2017


Время – это болезнь вечности, поскольку оно – не целое, а выделенная частность (хм, нецеломудрие - в иной терминологии). В принципе, и наша смертность - это тоже болезнь, а не наш итог.


Чтобы понять, что времени нет, у каждого из нас проходит некий отрезок вечности (вот он, вероятно, и называется временем).


Время принадлежит человеку, а вечность Богу, а значит и человек, потому целомудрие - это и есть обретение вечности в себе.


О последнем суде. Для христианина гораздо важнее не отсчет того, что здесь, а будущая вечность, которую мы и взыскуем, потому время – это скорее часть нашей колыбели. Но –


вообще я регулярно съезжаю в своём суемыслии в сторону гностицизма, что не есть правильно, но так уж есть – это от моего недо-верия, выкидыш в общем я пока. Работаем.


 


10/01/2017


Во время одного из сетевых разговоров внезапно пришла мысль, что идеи глобализации, как модели развития, и идея «нового возрождения» – противоборствующие – поскольку  новое возрождение возможно только в случае соревнования национальных культур с элементами взаимопроникновения, глобализационная же модель все же подразумевает выравнивание и стирание национальных отличий до единого универсума, а возрождение это всё же поисковик, но не потребитель, не ассимиляция и – ни в коем случае не толерантность.


 


11/01/2017


Думаю о симулякрах. Они бывают такими (мне кажется или – и в самом деле нынешняя информационная мировая реальность состоит из них? – а возможно, что это и есть её суть):


1 порядок – отражение базовой реальности. Класс копий – например, портретная фотография.


2 порядок – последующее искажение и маскировка данной реальности. Класс функциональных аналогий – например, резюме или грабли как функциональная аналогия руки.


3 порядок – подлог реальности и сокрытие непосредственного отсутствия реальности (где больше нет модели). Знак, скрывающий, что оригинала нет. Собственно, симулякр.


4 порядок – полная утрата всякой связи с реальностью, переход знака из строя обозначения (видимости) в строй симуляции, то есть обращение знака в собственный симулякр. Знак, не скрывающий, что оригинала нет.


Графоман – это поведенческая, а не качественная, характеристика. Графоман – человек многопишущий – а далее идёт разделение по целеполагании и в одном случае для меня это положительная конотация, а в другом отрицательная. Графоман качественный одержим страстью к тексту, графоман поведенческий – страстью к земной славе.


 


15/01/2017


Некоторые моменты о литературном проекте «Вещество». Важны следующие основания: 1) В начале было слово и слово есть единственное вещество творения .


2) Необычная оптика взгляда, субъективное преломление тематики – в первом выпуске словотема «Камень».


 


По Платону: идея – это большая/подлинная вещь, которая совершенна, а воплощение идеи -  всегда «малая вещь», которая имеет черты индивидуальности и по этой причине не оправдывает нашего ожидания идеала. Запись во имя утешения и утишиния.


 


Есть люди с которыми можно не разговаривать, но важно знать, что они присутствуют в нашей реальности.  Слова вообще менее информативны нежели молчание между ними.


 


Непонимание – это единственное, чего человеку не дано избежать, поскольку понимание – субъективная категория и, как это не парадоксально, разделяющая субъекты, так как понимание подразумевает разделение, а вот непонимание нас объединяет – как скажем непонимание и сама невозможность понимания того, что такое Бог, создаёт веру и церковь.


 


16/01/2017


В стихотворении и метафора, и звук равноценны. Это, как со зрением – оно не бывает точным, если видишь только правым, или только левым глазом. Полная картина возможна только при здоровье обоих глаз.


Ольга Седакова на лекции о Тарковских - «в поэзии главное - не смысл высказывания, а его сила, не значение слов, а их значительность» (допускаю, что это не прямая речь, а искажение ретранслятором).


Пожалуй, что здесь я не соглашусь с О.С. Поскольку в её формуле присутствует разделение единого монолита (нецеломудренность, по церковному). Важны и смысл, и сила, и значение слов, и звучание - а вместе они создают значительность высказывания, а в противном случае - все мы впадаем в ересь, которая есть раскол.


С. рассматривает эти категории нецелокупно – я же считаю, что они единое целое и только вместе способны создать артефакт.


Если же здесь речь «о понятности и непонятности», то стоит осознавать, что названное – это субъективные категории, которые не имеют собственно отношения к артефакту, но к внимающему/исследующему субъекту (и степени его погружённости в основание, на котором зиждется артефакт, но это не характеристика, собственно артефакта, а характеристика зрителя.


При этом, в моей оптике, любой артефакт так или иначе состоит из себя самого и своего зрителя - повторюсь у О.С. понятия пространственно разделены, а для меня все эти понятия атомы целого или устремления к целостности артефакта и зрителя.


 


1/08/2017


Возвращаясь к одной из вчерашних записей, с возрастом – физически чувствуешь, как слетает шелуха значимости многих вещей и идей, которые прежде казались крайне важными и определяющими решение экзистенциальных вопросов (ценность публикаций, одобрение проектов, соответствие ожиданиям социума, успешность и прочая и прочая). И вот сидишь на берегу Сугомака или у себя, на веранде и слышишь, как вся эта шелуха шуршит под ногами у тебя – а вокруг стоят глыбы воздуха и света, и этого становится достаточно, и оказывается, что это и было твоей целью, и понимаешь, что это правильно и хорошо – потому что достаточно.


 


2/08/2017


Сережа Ивкин написал: «Поэт как человек интересен лишь другому поэту (выяснить или скоординировать стратегию выживания), для всех прочих он либо функция, либо недоразумение».


А вот я бы поспорил – скорее совокупность поэта и человека интересна лишь поэту, а вот – как человек – он может быть равно интересен или неинтересен другому человеку, который может быть, как поэтом, так и не-поэтом. То есть я бы избегал выделение функции в отдельный биологический вид - то же самое, что доказывать теорему о длине и зелёности крокодила.


 


Есть в самоидентификации себя поэтом какая-то попытка самооправдаться, а - зачем? чаще всего это приводит к углублению «внутренней хворотьбы». Быть христианином – это тоже не профессия (хотя некоторые пытаются быть профессиональными христианами), но это же не отменяет того, что они люди и именно, как люди, могут быть интересны другим людям от тех, кто принадлежен иным верованиям и до атеистов. В принципе те, кто занимается поэзией, сейчас также принадлежат определённой религиозной практике. Это я к тому, что ставить в зависимость человеческое общение/социальную адаптацию со своим призванием – это не совсем верно и скорее всего не точно.


 


Все мы, человеки – компьютеры любви (правда, как правило, неисправные).


 


Пьяную речь имеет смысл слушать - как электрошок. Там иногда такое всплывает. Вообще, конечно, чего мне нынче не хватает в поэтах – это «не-рефлексивности» (ощущение бывает, что вся поэзия состоит сейчас из рефлексий и гамлетовщины) – хочется  целокупности, но её мало (хотя, возможно, что есть). Наив – это простота, а абсолютная простота – это Бог.


 


Из кодекса царя Хаммурапи: «Посмотришь на него — человек как человек, а внутри - город, дымящийся в руинах».


3/08/2017


Сегодня в Кыштыме вырубили электричество (ну и Интернет, соответственно) на 10 часов. Было хорошо.


 


Каждый из нас во всей своей полноте стихотворение – кто-то трагедия, кто-то комедия, кто-то фарс, а бывает, что и эпос (это кто какой формат для себя выберет).


 


7/08/2017


В какой-то момент понял, что исчезнет в этом мире всё, но останется звук, который мы улавливаем и пытаемся отобразить что-то похожее, но это всё равно ксерокопия (разной степени близости к оригиналу), а когда мы сами станем этим звуком – какая нам разница будут живы репродукции или нет, если мы будем уже частью самой картины, то есть оригинальной симфонии?. Это я к тому, что можно ценить себя, как слушателя, а можно ценить услышанное. Второе мне кажется и логичнее, и благодарней.


 


Наша свобода в выборе несвободы.


 


8/08/2017


Думаю, что значимость толстожурнальных публикаций в данное время сильно снижена появлением иных форм легитимации авторов (например, возможностями мгновенной доставки текста своей персональной целевой группе потребителей через ФБ (или иные соцсети) или ежемесячным появлением новых электронных литературных ресурсов и множественностью бумажных арт-проектов, в том числе через POD-технологии. Допускаю, что вскоре на одного автора будет приходиться свой персональный критик, свой персональный журнал, и свой персональный читатель. Как говорит Дима Артис – сие следствие демократии. И тут я склонен с ним согласиться в определении причины. Вообще считаю оптимальными с точки зрения перспективы развития литературы - жесточайший тоталитаризм, только в этих условиях зёрна и плевела распределяются по своим фракциям - причём в начале, плевела занимают место на виду, но через некоторое время здоровые зёрна про/вы-растают и занимают положенное им место, через некоторое – в рамках истории, совсем незначительное – время. В общем – хрень все эти публикации (особенно в тех журналах, редакторы которых вас знают и любят, и формат которых соответствует вашему вектору. А единственная самооценка, которая возможно в таких условиях – это приятие ваших текстов очень узкой и значимой для вас референтной группой, то есть сейчас поэзия способная расти только во внутренней эмиграции и по преемственному принципу – «из уст в уста».


 


9/08/2017


Пока шел сейчас из дому до офиса подумал, что мудрость и ум – это сущностные антонимы (хотя бы от того, что источники их разные, а ещё потому что быть умным и злым вполне возможно, а вот быть мудрым и злым ну никак не получится). Для меня доброта – это мудрость, а мудрость – это добро.


 


Центр радости, как оси мира пишущего, должен находиться не в фактах публикации, а в метаморфозах текста. Факт публикации где-либо ныне мало что меняет, поскольку лишь один из методов управления матрицей/системой нами. И в этом смысле каждому из нас необходим внутренний джихад – в значении трезвение о себе. У автора всегда есть выбор, что для него важнее: чудо взаимоизменения текста/автора или мишура публикации (для меня важнее первое - поскольку оно не является частью какой-либо технологии).


 


Я бы не путал получившийся текст (от которого есть радость встречи) и публикации этого текста. Тут на самом деле феномен прустовского «мира имитаций» - имеет ли смысл ставить своё существование в эмоциональную зависимость от имитаций, то есть сталкивания твоей поверхности с чужими поверхностями? Не уверен.


 


Публикация же обычно подтверждает, что у тебя и издателя/редактора общая степень слепоты.


16/08/2017


Думаю, развлекаясь, о слове «посредственность», которое можно толковать двояко. Первое толкование м. исходить из слова «среда» – то есть средняя температура по палате, а второе – из слова «средства» (в значении – стратегические внутренние запасы человека). Последние, как мы понимаем, неисчерпаемы – но человек, как существо ленивое – не зачастую даже пытается провести «предварительную георазведку», не говоря уже о разработке этих внутренних ресурсов. Таким образом – посредственный человек может быть и гением или пассионарием (в случае если приложит некоторые внутренние усилия, предпримет определённые действия), а может быть и человеком, которого формирует средняя температура среды обитания. А теперь приложим записанное выше к современной русской поэзии, ресурс которой почти ещё абсолютно не разведан.


Всеядным быть не надо – для того и написано, чтобы мы не обольщались о современной поэзии, которая по сути своей вполне посредственна – в значении ленива.


 


17/08/2017


О последнем суде. Мне кажется, что правильнее искать не оправдание, а прощение – а оно начинается с того, что ты всё же видишь этот холм и факел суда, то есть с обрушения врожденной собственной слепоты.


В связи с этим вспомнилось, как первый человек и первая женщина прозрели, вкусив плод. Так вот я думаю, что на деле они ослепли в этот момент, то есть обрели «плотское зрение». От того они и прячутся от Б-га под кустом (то есть плотью) – раньше смотрели и видели мир сердцем, а теперь глазами – а значит (сейчас будет мой теологумен) – они  обретя ум, утеряли мудрость. И в этом подмена от врага нашего.


 


По следам одного частного разговора сформулировалось следующее: прежде, чем предложить мне работу или сотрудничество по какому либо литературному проекту или конкурсу, вам имеет смысл чётко сформулировать: концепт конкурса/проекта, чтобы я смог понять не является ли он умножением очередных лишних сущностей, то есть понять цель, целевую аудиторию, результат на выходе - и отличие от иных конкурсов + то, как вам видится сотрудничество со мной (что вы ожидаете от меня - и, что мне ожидать от вашего проекта). При условии соблюдения этих простых условий, и моём согласии с концептом, а также взаимными ожиданиями, я соглашусь работать совместно - а в противном случае не обессудьте. Времени осталось не так много. Будем жить.


 


19/08/2017


Когда в (около) литературные споры добавляют суд, как аргумент – хочется сказать о другом (и единственном правом) суде, о котором стоило бы уже всем нам подумать? а он, по крайней мере, частный, наступит скорее, чем каждому из нас кажется. А здесь на земле, каждый из нас не прав, но – по своему.


Бывает и так, что болячка и человек становятся одним целым или вообще болячка замещает человека. это весьма прискорбно, то есть неизлечимо.


 


20/08/2017


Третий день, читая ленту, думаю о челябинских спорах. Впрочем мысль одна – нельзя же быть такими идиотами (анекдотами) всем подключенным к этому спору. Всякие гнилые и оксюмороны глохнут рядом с местным беккетом. Посмешище с каждой из сторон. Кстати, Виталий Кальпиди всегда игнорировал подобные провокации, поскольку понимал (ет), что оппоненты его находятся в другой – никогда не пересекающейся с ним – реальности. И мне представляется, что только такая позиция и достойна.


 


21/08/2017


Для того, чтобы ощутить дыхание – надо лишиться воздуха.


 


22/08/2017


Заметил, что чем старше становится пишущий человек – тем короче его справка об авторе. Вот у меня в прилагаемой к подборкам сейчас 2 строчки. Надеюсь, что в итоге будет только 2 слова (а если сильно подфартит, то и одно).  Ты – то, что ты сделал в этой жизни с ней и с собой, а справки из психбольницы /земля/ ну никак не помогут.


 


23/08/2017


Обида на кого-либо это всегда лишь обида на себя самого, что ты не смог (оказался слаб) полюбить/простить того на кого обижен.


Не оправдать – простить – отпустить обиду. Оправдание всё же подразумевает припоминание. Надо понять, что наши отношения с другим – это не судебный процесс «истец-ответчик», все мы в итоге ответчики, да и сами мы в своей обиде (самим её фактом) уже несправедливы. В любви же все свои. 


 


О современном литпроцессе. Вкусы культивируемые им - весьма посредственны (это я о соотношении и выстраивании его оси и периферии). Сугубое мнение читателя.


 


Русская поэзия движется только, когда в ней появляются идиоты, то есть те, кто не встраивается в норму – в среду, а вот затем этот чернозём разрабатывается в пыль, и нужен новый идиот. Хочу читать идиотов. Поэзии нужны те, кого иногда ненавидишь, которые ломают твои представления о небесной механике.


 


В липроцесс входит всё, но различаются стадии: первая - большой взрыв, второй выстраивание материи в некоторые формы, третий - омертвение материи. Задача системы в том, чтобы клонировать себя, чтобы не умножать смыслы – а чтобы поддерживать стасис. И это ей вполне удаётся, потому что комфортнее встроиться, освоив чужие технологии на уровне конвейера, а не быть идиотом. Вселенная же движется только через чудо, прочее это энтропия.


 


Эта запись не о журналах, а о том, что в среднем общем большинстве у нынешних поэтов есть технологии, но нет чуда.


 


24/08/2017


Замечу, что лучше всего посредственность нынешнего литпроцесса заметна в его критической части. Оставляя за пределами нашего взгляда обычные лапидарные рецензии, скажу, что скорбь вызывает то, что модель 80-х противостояния т.н. почвенической литературы (кот. ныне точно симулякр) или её тени - традиционной литературы и т.н. модернистами / постмодернистами продолжает существовать и поныне. То есть современный критик не обозначает реперные точки процесса, а продолжает блуждать в созданной почти 30 лет назад модели или в рамках своей корпорации. Понятное дело, что без «новых споров о новом» - ничего хорошего нас не ожидает. Садовники (то есть критики) всё продолжают свой путь за секаторами, но никак не могут дойти до них (за редким исключением). Вообще критика теперь состоит в чём угодно, кроме критики, как я её понимаю. Таким образом - если из авторов я, как читатель, нуждаюсь в идиотах, то в критике в хулиганах и шпане, в «неистовой призме».


 


25/08/2017


Благодаря своему земляку, подумал: поэзия существует не для того, чтобы быть обслугой (или же удовлетворять) филологов. Не стоит путать вторичное и первичное, потому мнение филолога о том, что такое поэзия или что такое «поэтическая ошибка» всегда отстаёт. И – как минимум – на десять лет, а чаще на столетие.


 


26/08/2017


Вчера вечером внезапно прислали мою первую библиотеку – ту, которая была собрана до 92 года – вот сижу разбираюсь теперь с книгами (их много - скажем скромно такЪ) - придётся делать пристрой к дому.


 


27/08/2017


На сон грядущий подумал (опять почитав ленту ФБ): ну вот помрёт персонаж, который является осью УПШ (все мы смертны) и ведь этот феномен исчезнет, поскольку в строгом смысле слова эта школа не является школой, а только лишь торговой маркой, под которой можно продавать любое говно и всё равно пипл схавает, а марка эта обеспечена не нами, а 6-7 поэтами начала 80-х – ну многие из нас и присосались к их теням, как пиявки. Хотя наследственных признаков у бастардов не наблюдается, что бы не говорил про это второй pr-менеджер этой наклейки в стиле джинс «Левис Браун» (работа у этого менеджера такая – а там что трикотаж, что поэзия – главное, чтобы говорили).


Вообще я полагаю, что когда некое сообщество, проживающее в одном времени или месте, объединяются и влияют друг на друга (через отталкивание или сближение) – это нормально, как и всякие течения или школы – иной вопрос, что здесь происходит искусственное прикрепление всех к единому организму просто на основании общего региона проживания – и мне это кажется глупым и недальновидным, то есть тактически регион выигрывает, но стратегически проигрыш Урала неминуем. Но это мало кого заботит – из тех, кто себя заключает в эту торговую марку. Меня это печалит. Ну слегка, конечно, но есть немного.


 


28/08/2017


Уральская поэтическая школа, будучи в своём начале мощнейшим допингом для развития – сейчас становится тормозом для дальнейшего развития литературы в регионе, как рак - она подминает под себя всё и вся - и это нехорошо Нельзя всю жизнь проходить в ползунках и в манеже. И «вундеркиндов» нужно сечь» (с).


 


Вчера пока копал картошку, часа два размышлял о неизвестных нам святых, которых мы здесь таковыми не считали, а там – как мне кажется – они восседают к Сыну ближе, чем апостолы. Думал на самом-то деле о Андрее Пермякове.


 


Это про то, что я сомневаюсь в нашем зрении, а не Его всеведении. Тут как раз запись о полном доверии Богу и сомнении в человеческой оценке того или иного человека. А Андрей Пермяков просто шёл в этих мыслях параллельно - по многим причинам и тут 2 параллельные прямые сошлись/


29/08/2017


Самым важным для меня в поэтической речи – степень её поверхностного натяжения. Она не должна пускать в себя второго, но должна звучать, как натянутая струна и заставлять себя слушать. А теперь вопрос – много ли такой речи вы слышите / читаете сейчас? Честно признаюсь – я в этом смысле (как читатель) убогий – мне преимущественно попадаются либо «расслабленные» (паралитические) тексты, либо тексты, которые не выдерживают своего натяжения и разорванные им, которые в середине своей, а которые к завершению (как скороговоркой завершают диалог). В какой-то степени – это мера и того, как я оцениваю свои стихи, которым крайне редко удаётся создать возможность ходить по своему воздуху (но всегда есть возможность вернуться и предпринять очередную попытку).


 


Думаю о «уралмашевской статье в Неве». Вот про этот фрагмент, который представляет собой явное проявление прелести, в которую впал автор, и гордыни. Очень сложно бывает отличить пророка от безумца – лихорадка внутренняя почти одинаковая, но первый движим любовью, а второй – внутренней необходимостью обличать и судить, то есть отрицанием несовершенства нашего зрения. Увы, мне кажется, что это провал, а то, что автор говорит про Уралмаш – это он зря, с моей точки зрения это как рай, в котором праведник греется в лучах действия Б-га, а грешник ощущает ожоги от тех же самых лучей. Всё потому что источник ощущения внутри субъекта, а не местности. Всё прочее в статье не заслуживает внимания, потому ссылки на неё не будет. А это сам фрагмент, вызвавший необходимость реплики:


«Полагаю, что нарисованная картина может показаться излишне субъективной только душевному человеку с его либо незрелым и поверхностным, либо поврежденным и предвзятым умом, не подозревающим о существовании права духовного человека судить обо всем. Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно. Но духовный судит о всем (1 Кор. 2, 14-15). Душевному человеку, вероятно, трудно будет понять и то, что бывают времена и обстоятельства, когда чье-то право «судить обо всем» превращается в долг. И тогда заканчивается время молчать и наступает время говорить о сокровенном как общезначимом и об общезначимом как о сокровенном»


 


30/08/2017


Думаю, что пока не разъяснил первый тезис (речь о предпоследней записи), продвигаться ко второму не имеет смысла. Оттого выношу ответы в отдельную запись.


1) прежде, чем увидеть источник света – мы видим освещение и осязаем тепло или холод, исходящие от него, прежде чем начать диалог мы слышим тембр голоса, а не смысловую компоненту.


2) смысл речи собеседника может быть понятен только по прошествии некоторого времени нашего пребывания с ним – иногда довольно-таки продолжительного, потому любой текст герметичен (хоть и в разной степени) – что не мешает нам понимать, что в этом тексте есть притягательная осмысленность, которую мы пока (при первом прочтении) воспринимаем лишь, как выхваченные звуковой вспышкой фрагменты темноты.


3) поэтическая речь для меня – это искусство ходить даже не по воздуху, а между воздуха – идти под дождём и оставаться сухим (это я пока не буду объяснять).


 


Не могу признать внутреннюю оппозицию за бессильную – в драке (точнее в преддверии драки) страшнее тот, который молчит. При любом раскладе спасать мир бесполезно и бессмысленно, но можно попытаться спасти себя или хотя бы семя в своей руке. А для этого надо а) помолиться б) рано встать и работать, как будто произносишь и несёшь своей работой молитву.


 


5/09/2017


Какая прелесть! Сохраню для себя этот заголовок «В Челябинске пройдет воркшоп по нетворкингу для бизнесменов, топ-менеджеров, предпринимателей». Вопрос на засыпку сколько русских слов в закавыченном предложении?


6/09/2017


Сегодня младшая дочь написала, что живёт в столице России – Кыштыме. Подумалось: очень точное мировоззрение.


 


Юлия Мирская из Владивостока написала вот, что (про «настоящесть» для меня самое важное – стихи уйдут, а сухой остаток будет):


«Но имя чудно! – что тебе с него? – на поиски ты вышел спозаранку,


и – видишь, как убогая свирель зализывает словом твоим ранку (А.П.)


Для меня Петрушкин – поэт из разряда «Ничего не понимаю, но крут по наитию», и поразил больше в человеческом смысле – совершенно настоящий. Из тех, с кем можно молчать и в молчании мощь чувствовать.


Поэтому сегодня – понять, о чём пишет Саша, дано мне будет еще не скоро – немного  грешу против истины, размещая в «открытия года». Пытаюсь приблизиться.


И «Белый шум» подаренный – вдоль и поперёк, и «помощь зала» : к кому только с просьбой – помогите разобраться – не стучалась...


- Послушай, я почитаю, а ты скажешь, - попросила недавно сына, - мозги у тебя устроены по-иному:


 


СтОит и петь и плыть, и грести сквозь снег,


воздух оставив нитям, камням, ворам


там, где идём по мостику из воды


или часы, как песок, под водой хрустят.


 


- Ну, и что тебе непонятно? Ты только представь картины, сменяющие одна другую, наползающие друг на друга. А если ещё музыку хорошую подложить - какой замечательный мульт сделать можно. Шедевр!


- Но поэзия – не мульт.


- Нет, ты не понимаешь! Это потому, что тебя, как и многих других, нашли в капусте, а его – совсем в другой приправе.


Наверное. Хотя, что «часы, как песок, под водой хрустят» уже ощущаю всей кожей.


Пытаюсь приблизиться.


11/09/2017


Получил первые пять экземпляров своего «Смотрителя». Хорошая, красивая книга. Семь лет стихотворений.


 


Каждая встреча с литературной тусовкой и ея персонажами убеждает меня, что жизнь «на обочине» наиболее подходящая для меня. Выглянуть в окошко, перекинуться парой-тройкой слов, и – обратно к своей картошке. Только так и можно прожить долго.


 


12/09/2017


Подумал, что если присмотреться, то современный русский литературный процесс очень сильно напоминает развивающийся церковный институт: расколы, ереси, богословы (критики обслуживающие тот или иной её сектор) итд итп (масса общего – внимательному достаточно). Любопытно проводить аналогии. Хотя нет, нелюбопытно – предугадываемо. Стать алармистом и в леса, в леса, в леса.


Тут же вспоминается, что исходная точка у религиозного института и любой из форм искусства единая – может быть отсюда и общая матрица их развития.


 


Нынешнее время стилистически мелко – и запрос на этическую оппозицию отсутствует (а это только и заслуживает мордобоя.


В литературе я по юношески и инфантильно интересуюсь только текстом, а не раздачей бирюлек и бумажек (может быть поэтому для меня литературный процесс и есть).


 


Узнал, что в ЧО СПР - 80 членов на конец прошлого года. Возник вопрос - зачем и кто?


 


14/09/2017


О «Матильде».


Всё же скажу (и всё же получу с двух сторон) о фильме, который не смотрел и смотреть не буду (в первую очередь из-за того, что он находится вне зоны моего культурного интереса). Мне кажется, что мы имеем дело с классической ересью, когда страстотерпцы становятся больше собственно Христа (а это неверно) – мы почитаем Николая Романова и его семью за страсти, которые они потерпели, но искупили ли они своей смертью все наши грехи здесь для меня сомнительно, также мне сомнительно, что это перед ними нам держать ответ за своё говно, сделанное здесь. Ну не надо ставить последователей впереди поводыря, а тем паче нарушая заповеди, данные пастухом - лукавый именно и работает на таком искажении / приближении. Простите, но мне кажется, что тот, кто защищает императора (а он нуждается в нашей защите? или всё таки это мы просим его о защите пред ликом Господа) – делает ошибку, поскольку единственное, что нам положено защищать это наше сердце от впадения в озлобление - в общем-то это именно то, что и было сказано нам. На этом всё. Простите.


 


16/09/2017


О «Дебаркадере». Великолепнейший образ перевёрнутой, и вывернутой наизнанку, вавилонской башни, лестница которой вовнутрь. Как обратная киносъемка библейского сюжета о разделении и отчуждении языков и людей. Та же самая башня – одновременно железнодорожный вокзал, где каждый говорит внутри своего шара (внутри своего отчуждения), оставляя нам обрывок своей речи, осколок шумерской таблички и исчезает в небытии, спускаясь в тартар, где некоторое время расходует на преодоление отчуждения. И вот, когда каждый шар оказывается в общей лузе, в неосмысленном белом фоновом шуме – башня вавилона переворачивается и становится песочными часами – и остаётся только речь, единая и осмысленная. И тогда ты понимаешь суть всего, что происходит у нас и понимаешь, что актёр один и это не каждый отдельный шар, а собственно речь, которая пыталась (и ей это удалось) обрести целостность (которая и есть Большой текст). Это я про открывающий второй день (язык не проворачивается в скважине) перформанс. Ну это я так увидел и понял его. Вся история литературы в 3,5 минуты. Мне очень. Записал, чтобы не забыть.


Оказалось, что основная причина и цель поездки - встреча и разговоры со старшей моей (Таней то есть). И это хорошо, потому что правильно.


 


Стихотворение вообще делает видение более резким (в смысле отточенным) и имеет периферийное зрение, включающее в снимок то, что автор мог и не заметить, ибо не несыть.


 


17/09/2017


О «Дебаркадере». Кроме всего прочего (в нагрузку) почитал свои стихи в программе молодых поэтов Урала. Собственно и ехал, чтобы послушать их. Ощущения странные – в  целом вполне крепко сконструированные тексты, в которых не происходит чуда (ну вот для меня. не сходит благодатный огонь) – причём, если убрать авторские интонации, то есть прочитать их тексты одному чтецу, то авторского различения не будет. Плюс то, что я – в порыве первичной оценки – назвал бы спермотоксикоз или спермонедостаточность (в зависимости от пола). Тут стоит заметить, что я делал скидку на возраст свой (псевдо-старость) – но поговорив в курилке с Ростиславом Амелиным – выяснил, что моя старость и моя оценка не имеют корреляции меж собой. Но, проснувшись утром, пришел к выводу, что и моё поколение условных сорокалетних, до 25 лет тоже имели те же болячки – в общем угри, но угри в итоге уплыли и отнерестились, и благополучно померли – это и правильно, и природно. Так что на молодых авторов я в итоге не обижаюсь. Хотя и выделить среди них (незнакомых) никого для себя так и не смог – подождем еще лет пять и снова наведем резкость. А сам читал с ощущением ваты во рту – без вдохновения (но это было мной от себя ожидаемо – в последнее время не люблю читать большой (больше одного) публике свои стихи.


 


19/09/2017


Пока неразборчиво к вопросу/тезису Андрея Таврова, что «Сколько поэтов свидетельствовало, что сталкиваются с тем, перед чем бледнеет речь, что нельзя описать! Эти трогательные жалобы длились, кажется, до 19 века, а потом исчезли вместе с их неосознанным целомудрием».


Собственно мой комментарий: иногда слепота, вызванная излишним мельтешением кадров, не позволяет нам увидеть то, что мы не можем описать, и потом нынешний человек старается не проявлять свою сентиментальность (причисляя её к слабости), а особенно на людях. Тут я вспомнил бы Виталия Кальпиди с его «Человек, родившись, должен как можно быстрее научиться думать как можно медленнее, ибо энтузиазм в познании противопоказан». Ну и вообще, как мне кажется, поэзия – это и есть признание того, что есть нечто, что невозможно описать, по крайней мере в моём клиническом случае это так.


 


Чтобы осознавать этот факт нужно встать на позиции религиозного сознания, а это ныне считается чуть ли не стыдным (по крайней мере белый шум создает именно такое ощущение) + сложно моим современникам и коллегам понять, что «раздвижение границ эстетики»  зачастую обозначает её сужение. И для первого, и для второго нужна определенная степень бесстрашия (в значении – мужество), а нынешний представитель нашего вида – скажем так – трусоват.


 


Природа не бесконечная - она ограничена пузырём Большого взрыва, а вот описание того, что включает в себя этот самый пузырь действительно недостижимо, то есть то что перед буквенным текстом берешита - перед вот этим знаком «».


Теология изучает (пытается осмыслить) то, что находится за пределами творения, а космология то, что в пределах творения – по этой причине противоречия между ними нет, кроме как в головах у атеистов.


 


Я про то про, что не стоит смешивать природу и Бога, первое конечно (даже при максимальном количестве вариаций и измерений), второе не может быть измерено, поскольку находится вне пределов нашего познания: как скажем хоббиты не могут познать Толкиена и его сущность, поскольку сами являются лишь одним из проявлений одного из его действий. Я только про это. Космология тоже интересна, но более познаваема, то есть мы не можем узнать - располагаясь во времени, то, что было до времени.


20/09/2017


Вчера в диалоге-комментариях под одной из моих записей возникла очень точная метафора искусства: Бытие это подвесной мост, который висит над хаосом (рекой) и стремится к своему завершению (которое неизбежно), а искусство – это необходимость бега по этому, обрушающемуся под ним, мосту к другому берегу реки. А вот культура – это, когда бегущий находит в себе силу захватить ещё несколько «спасающихся» под мышку и спасаться уже вместе с ними.


 


Ремесло остаётся ремеслом (даже наиболее утончённое). Если всмотреться, то разница между Сикстинской капеллой и покрашенным Томом Сойером забором не столь велика, как могло бы показаться (провоцирую). При любом раскладе возможность творить из ничего есть только у Одного, а тварь только пытается создать нечто близкое к сотворенному/наличествующему, а значит – ремесленничает. Более или менее удачно.


 


Всё, что вокруг нас – это продукт ремесла искусства – в той или иной степени массовости, то есть искусственно тварью вычлененное из небытия и введенное в круг бытия (это не только музыка, стихосложение, архитектура и проч.). Даже детский рисунок на песке палочкой это уже искусство.


 


Мне кажется, что есть в превознесении своего творчества над рисунком мальчика на песке - определенная высокая гордыня и самолюбование, забывание, что это всё не оригиналы, а ксерокопии уже созданного и замысленного (и не тобой). Даже дождь, который ты ощущаешь это уже искусство – причем более точное и сильное , чем кто-либо когда-либо смог бы записать, озвучить, нарисовать.


 


Я полагаю, что творец один а мы лишь вспышки, более или менее удачно выхватывающие малые фрагменты его творения, а значит копиисты/репродукторы - потому искусством/творением в истинном смысле занимается лишь творец, а не твари.


Безусловно индивидуальное усилие/устремление важно в творчестве – но при этом надо понимать, что каждый пишет свою «Сикстинскую» и не беда, что у одного получается забор, а у второго Ватикан. Ценно само устремление и исполнение, имеющейся в тебе ноши, то есть по притче о талантах. ЗЫ: я встречал табуретки, которые были прекрасны.


 


В любом случае, и строители, и Сойер внесли свою лепту в мировую культуру. Так что любое ремесло – от создания великих шедевров до шитья подушечек для иголок –приносит практическую пользу как потребителям, так и изготовителям.


 


Я люблю читать и перечитывать 4 том ПСС Ольги Седаковой, но как только дохожу до сквозняка латинянства в её интервью или эссе – меня просто физически начинает «колбасить». И вот мне интересно – это уже окончательная стадия моего фундаменталисткого мракобесия или ещё откуда-нибудь постучат?


 


8/10/2017


Согласен. И давно. Стив Возняк: «Когда-то мы со Стивом Джобсом мечтали создать гаджет, который сделает незрячих людей зрячими. Но сейчас, когда я вхожу в метро и вижу, что все сидят, уткнувшись в свои телефоны, — понимаю, что мы сделали всех зрячих людей незрячими».


 


9/10/2017


Думаю о том, что пишу плохие стихи, то есть всегда имея в уме, что придёт время и вернусь к их черновикам и перепишу набело. Но это неправда. Или времени не хватит, или навыков, или первоначальной энергии, которая создала эти словесные сгустки. Бытийное положение изменится, не дожидаясь пока я разберусь с собой. И это не то, что хорошо, но правильно – пусть такими они и будут дикими и непугаными, и неприручёнными. Записал, чтобы зафиксировать и потом вспомнить, что и плохой текст хороший, даже если оставляет занозы. Особенно, если оставляет занозы.


Глядя финальные кадры «Бегущего по лезвию», восклицаю «это же архитектура Катеринбурга, берег Исети!». В подтверждение этого утверждения – главный герой присаживается на заснеженные ступеньки и ... достает чекушку и пластиковый стаканчик. Впрочем, это уже остаётся за кадром. Вот так, сходили с Наташей в кино.


Я люблю «медленное» кино, которого сейчас почти не снимают, то есть фильм понравился мне.


 


10/10/2017


Мы, конечно, всегда готовы обманываться о себе и про себя - что у нас всё в порядке и сами мы вполне достойные люди (человеку свойственная врождённая слепота о себе, чтобы не удавиться здесь). А вот приходим мы после смерти «готовые к райской, по заслугам, жизни», а там тропинку пройти надо из зеркал, в которых всё про нас записано и из каждого из них такое мурло глазеет на тебя - всё, что ты о себе от себя прятал, забывал поскорее. Пройти то можно до той, обновленной жизни, а можно и окаменеть, глядючи на то, что прятал от себя. Может быть это и есть ад - узнать себя в этом зеркальном лесу, всю правду и остаться наедине с собой. Ну вот как-то регулярно в последнее время думаю про это. Это я к тому, что не стоит верить тому образу, который мы стараемся составить у других, как в виртуальном, так и в реальном пространстве. Всё же pr - это от бесов.


 


Смирение поднимает нас к тому, кем было дано всё, что есть в нас (благодарность – это шарик Вини-Пуха) , а самоуничижение - это перевёртыш, который заставляет нас искать недостаток в себе (по форме воплощения они похожи, но по сути нет, поскольку в первом случае мы ищем наполнения, а во втором ставим пробку на горлышке, чтобы не потерять ещё что-нибудь, а значит и свету не найти входа, а, когда свет находит нас - в начале  появляются ожоги и лишь затем исчезает псориаз, который мы доселе не замечали на себе, хотя и носили, как одежды.


 


Как правило, к разборкам с самим собой приходят только наиболее больные. Ну, а если говорить в христианской парадигме, то ключевые святые получались именно из грешников, гонителей, блудников и прочая – а вот из тех, у кого была средняя по палате температура, мало кто приподнял себя из своего гноища.


 


11/10/2017


Мне кажется, что в нашем сокрушении о чьей-то «безвременной» смерти (хотя бы и на исходе человеческого века) есть элемент нашей гордыни и бунта против замысла сами-знаете-кого (недоумение человеческого вглядывания в бытиё, не достигающее его горизонта). Радоваться надо, а скорбеть о себе, кто замысел ещё не исполнил. Маргиналия себе на лоб.


 


О воскрешении Лазаря и скорби ИХ о смерти его. Во времена до спасения, все люди отправлялись в Шеол или Ад, так что в данном случае скорбь скорее была о участи друга, и это как раз нормально. А сейчас - ада нет, поскольку он разрушен схождением в него Христа (хотя и рая нет поскольку он разрушен грехопадением). Плюс к этому в Христе было две природы - божественная и человеческая, потому то, что мы видели было проявление его человеческой природы, а божественная природа была явлена в воскрешении Лазаря.


 


Бог смерть не сотворил - а значит её и нет, как и нет причины скорбеть о человеке, который просто завернул за угол, несколько опережая нас. всё равно догоним


 


Из диалога в ФБ: Смерть первая – это ещё не смерть, а смерть вторая – это та, которую мы себе соделаем здесь (кстати, замечу, что все цитаты о смерти, приведённые вами из ветхого завета, как будто и не было нового завета, который даёт нам надежду на суд (а там, как получится). Стоит помнить, что Новый завет был дан чтобы дополнить Ветхий, то есть открыть ту калитку к вечной жизни, которая была закрыта до прихода Бога сына на землю. Ну и потом, как быть с тезисом Григория Богослова «что не воспринято, то не уврачовано»? Иисус ведь был полностью человеком и полностью Богом. И исцелил человека - как думаете от чего? Мне почему-то кажется, что от смерти.


 


Вечность – сжатое в одно мгновение, то есть различия между них нет, в отличии от времени, но время преходяще, так что и думать о нём – мероприятие бесполезное.


 


А вот ещё вопрос /неделю уже думаю/ какие желания могут быть у того кто по настоящему всемогущ? Сегодня решил, что это может быть только желание ограничить своё всемогущество, то есть дать своим творениям свободу. Ну вот он вообще-то и дал. Далее следует долгое и путаное размышление о том, что мы с ней сделали, но я публиковать здесь не буду – пусть оформится до сквозняка.


 


14/10/2017


Одно из моих пониманий христианства: «от встречи с невестой не бегут». Это я к тому, что от встречи с Богом и Последнего суда христианину отлынивать, по меньшей мере, глупо – так же, как и бояться смерти первой. Вообще, вся наша надежда на то, что этот суд будет.


 


3/11/2017


Занятия в нашем ЛИТО строятся на 2 основных пунктах: стихотворение на заданную тему и творчество того или иного поэта. Вот три крайних занятия:


1) Глаз и Алексей Парщиков


2) Пророк и Елена Шварц (это сегодняшнее занятие)


3) Ленин и Андрей Тавров (это будущее занятие)


Я доволен нашим ЛИТО


 


7/11/2017


А знаете (?) меня раздражает, что литература (впрочем и любое искусство) стало ныне частью маркетинга и менеджмента, т.е. практически выродилось, так здоровая ткань переходит в стадию ракового образования. При всём при этом я не имею ничего против маркетинга/менеджмента (как и против мух).


 


9/11/2017


Неожиданно обнаружил, что с 2003 года написал 97 текстов (стихотворений) за которые мне не стыдно. Доволен, как кот, добравшийся до сливок.


 


Прослушав очередную дискуссию о ноябрьских событиях и проч. – остаюсь при своем убеждении, что любое государство – бесовское творение и ложная парадигма развития человека, и беды наши от того, что мы считаем наличие системы неизбежным, создавая тем подуровни реальности (это я к тому, что антихрист пытается создать максимальное приближение к истине, но это всегда лишь имитация/подмена Божьего миропорядка, отсюда и движение по кругу, а не по прямой, как история Бога). Бежать надо - в провинцию (можно и не у моря).


 


11/11/2017


Сегодня отпрезентовал книжку у себя в городе - получилось вроде бы неплохо (первое персональное выступление в Кыштыме за 12 лет жития здесь).


 


13/11/2017


Почитав комментарии френда под постом другого френда о текстах третьего френда – скажу, что остаётся только посочувствовать тому из них, который полагает, что обладает эталонным литературным вкусом (что не совсем так) и прячется за «якобы нетолератность» и гамбургский счёт. Так вот – гамбургского счёта в литературе, как публичном пространстве, нет. Но есть во внутреннем пространстве каждого из пишущих – это и называется свой субъективный вкус. Одни любят морепродукты, а другие шашлык. Но и первое и второе - это еда. Это всё.


 


14/11/2017


Читаю Александра Ельчанинова. В частности (кажется мне важным): «Осуждением занята вся наша жизнь. Мы не щадим чужого имени, мы легкомысленно, часто даже без злобы, осуждаем и клевещем – почти уже по привычке. Как осенние листья шуршат, и падают, и гниют, отравляя воздух, так и осуждения разрушают всякое дело, создают обстановку недоверия и злобы, губят наши души. Признак недолжного суда – страстность, злобность, безлюбовность от снисходительности к себе, непризнания своей греховности и требовательности к другим. Осуждение отпадает, если мы вспомним бесконечную нашу задолженность перед Богом. Наше немилосердие, неумолимость, беспощадность к людям заграждают пути Божиего к нам милосердия, отдаляют нас от Бога».


 


16/11/2017


Вчера в диалоге сформулировалось важное о себе и для себя: «я не люблю людей в большинстве их – от того и разочарование меня не настигает или приходит очень редко». Это, как врождённая глухота, которая позволяет не слышать то, что не надо слышать. Удивительно, но это позволяет иметь вид доброго человека, которым я навряд ли являюсь. За что прошу прощения. Ну и благодарен собеседнику, который вывел меня к этим размышлениям.


 


18/11/2017


Предположим, что рай всё же есть (ну я, по крайней мере, в это верю) . Чем человек будет заниматься там вечность? подумал, что тем же, чем и здесь – трудом, единственное отличие, что труд этот будет не тяжёлым, не вызывающим усталости и пота, то есть будет таким, как он был задуман изначально до первого промаха человека. Как же называется труд нетрудный? Полагаю, что творчеством, которое возделывание и сохранение сотворённого. Буду думать дальше. Кстати, в этом случает м. предположить, что ад – это  отсутствие творческого начала в жизни человека.


19/11/2017


Подумал. Вообще в мировой культуре и искусстве наиболее детально проработан и рассказан ад, а рай присутствует крайне незаметно, периферийно, практически бездетально. Кого-как, а меня лично это убеждает в наличии рая и в нереальности /придуманности / человечности ада.


 


20/11/2017


Всё же в восторге от русского языка. Некоторое время уже думаю о термине обожение (есть такой в религиозной практике). Интересно, что при удвоении «ж/д» (тут прокладывается тропинка и аналогия аврам и авраам) - получается слово обожжение. И далее мне на ум приходит обжиг глиняных горшков. Вот, чтобы надёжно и полноценно вместить что-то в себя и хранить в себе – «кувшин должен быть обожжён» - то же самое и с человеком. Не прошедший все «технологические» процессы при соблюдении всех правил – человек не способен не только вместить Бога, но даже и просто заметить, что Бог где-то здесь рядом проходил. Записал для себя, чтобы не утерять нить.


 


22/11/2017


С интересом наблюдаю, как подходит ко мне старость:


1) моральные, этические, эстетические взгляды перестают быть гибкими и спорить о них (в значении - доказывать, что ты не верблюд, не ишак и проч.) нет никакого желания.


2) тексты, которые пишешь ты, теряют затемнённость – это означает, что осадок осел и вода чиста.


3) с иронией относишься к написанному тобой, к чужим претензиям на «звание высокого /большого/ поэта», к ленте достижений и публикаций, количеству подписчиков и прочая.


4) то, что происходит внутри, важнее того, что происходит снаружи.


 


27/11/2017


В именных премиях меня всегда смущает сам факт воровства {скажем мягче – присвоения} имени (Белого, Бунина, Волошина, Твардовского и т.д.  и т.п.) и более всего меня каждый раз при прочтении очередного списка в шортах или брюках, интересует, что сказал бы прежний носитель имени. Такой простор для фантазийных построений!


 


29/11/2017


По результатам краткого опроса, проведённого мной вчера имеет смысл зафиксировать исчезновение авторитета у литературных журналов (только один ответ обозначил журналы, как авторитет – да и то с оговоркой о качестве большинства публикуемых материалов). В остальных случаях авторитет был оставлен близким и друзьям. Это, как мне представляется, следствие того, что написание текста уравнялось ныне с кружками по кройке и шитью, как видом психотерапии. У каждого автора свой круг, которого он достоин, свой журнал, где его опубликуют. Вообще считаю, что это угроза существованию литературы, как искусства, то есть размывание берегов/авторитетов (которые и позволяют реке не стать болотом. Теперь о авторитетности для меня –


1) авторы/коллеги, под влиянием которых я формировался - Андрей Санников, Виталий Кальпиди, Андрей Тавров, Евгения Изварина (это из живых, через которых в том числе транслируются и «возможное мнение» о написанном мной других ушедших авторов (например - Алексей Парщиков, Роман Тягунов, Евгений Туренко).


2) литературное объединение моего города - здесь скорее работает авторитет народа, который позволяет не оторваться в виртуальные пространства от земли.


3) авторитеты «отрицающие» – это особый феномен (авторы, которые настолько требовательны к себе, что не называют себя поэтами, хотя и являются таковыми – даже  если их тексты нам так и останутся неизвестными) – например, из покойных Дмитрий Кондрашов, из живых Игорь Дронов. Они обижают – но прислушиваться к ним полезно


4) Журналы и другие институции мне сложно сейчас расценивать, как авторитеты, ввиду отсутствия у них тоталитарности, нетолерантности и их множественности. Увы. Это я к тому, что в погоне за всеохватностью исчезло понятие «круг авторов журнала», а именно этот круг и обозначал такую векторную характеристику, как идеология (а она должна быть, как шрамы на лице, которые собственно и делают из овала – лицо).


 


3/12/2017


Проблема человека в том, что центр его жизни переместился на периферию, то есть все эти социальные сети – не что иное, как вторая кожа. и чаще всего современному человеку важно не то, кто он есть, а то, кем он кажется. в общем, матрица уже с нами.


 


8/12/2017


Думаю: главное в литературе - вовремя и незаметно уйти. Тогда всё у тебя будет хорошо


 


14/12/2017


Прочитал у камрада о путанице между равноправием и равенством и подумал, что первая категория юридическая, а вторая из области такой семьи, которая должна быть, то есть у матери все дети равны (все её дети) и в этом смысле вторая категория для меня лучше и вижу я её через религиозную линзу. Так вот все мы равны перед Богом вне зависимости от достигнутого, и все мы перед Ним не равноправны. У нас перед Ним вообще никаких прав нет.


 


Думаю, что самое главное в стихотворении – это его черновик. И обретение электронного инструмента для работы с текстом собственно выхолащивает осмысленность большинства стихотворений (вот грустно, что путь стихотворения теперь окончательно оставлен на своей периферии, которая и есть сам автор текста). Это я полемизирую с «не надо заводить архива» - надо! надо!


 


18/12/2017


Сама по себе линейка «лучшести поэтов» ложная. В итоге каждый из нас будет забыт (в том числе и поэты). Ну и точнее (стратегически) было бы соревноваться не с другими коллегами, а с самим собой секунду назад – может быть тогда ты что-то поймёшь о себе и для себя – это более продуктивно, чем мышиные бега. В завершении их всех мышей ждёт мышеловка, но если ты поймёшь нечто о себе, то возможно и на треке сделаешь норку и «ускользнёшь» от предложенной ложной парадигмы.


 


19/12/2017


Думаю, что вообще заниматься словоплетением и ставить себя в наркотическую зависимость от него – это уже патология, так что здоровых здесь нет (просто у каждого свой диагноз на выбор – шизофрения, паранойя, маниакально-депрессивный, кататония, эпилепсия. При любом раскладе личностные нарушения. То есть – писать  стихи/верлибры человек начинает, когда ощущает свою несамодостаточность и творчество во всех своих случаях (от Пушкина и Мандельштама до Пупкина) выполняет роль компенсаторной терапии. С точки зрения веры – это очень точная линия поведения - поиск выхода из своей нецельности.


 


25/12/2017


Из коротенький обзор для стихиры. Итоги года - конкурс Большого литературного клуба. Сохраню для истории (кажется несколько не самых дурацких слов здесь есть - а самое главное почитайте очень небольшие стихотворения - они хорошие):


 


Приступая к краткому обзору БЛК, спешу напомнить, что сие мероприятие всего лишь конкурс, то есть соревнование по фигурному катанию. Соревновательность в поэзии для меня сомнительна, но то, что мы имеем дело с «фигурным катанием» меня несколько примиряет с действительностью, поскольку даёт возможность крайнего субъективизма в оценке представленных подборок. Шкала оценки стихотворений вообще (и конкурсных в частности – вполне выморочная и далее будет её краткое объяснение:


1. Поэзия для меня метод распознавания мира – точнее той его части, которая располагается между слайдов/кадров видимого бытия и собственно склеивает предоставленные нам видимые картинки в единое целое. Иногда, всматриваясь, «места склейки» можно уловить – в эти моменты мир проявляется таким, какой он есть, а не таким, как он кажется, а одной из линз для правки нашей оптики и является поэзия.


2. narrative verse в её современном российском изводе мне кажется наименее продуктивной и наиболее переполненной симулякрами – в связи с перенаселённостью данной местности. Не секрет, что легче всего спрятаться в большом городе, чем большинство из нас и занимается. Но всё же я убеждён, что сердцевина поэзии – это не повествование, как перечисление фактов, а повествование, как фиксация изменений, происходящих внутри этих фактов. Различие примерно, как между археологией и философией истории. Если в этом пункте я буду не понят или не принят, то это нормально.


3. техничность текста – я избалованный читатель и люблю, когда правой пяткой чешут за левым ухом. Полагаю, что самая большая беда современной словесности – всеобщая полуграмотность. Она создаёт у автора иллюзию, что он является автором своего текста, что его текст это часть современного и несовременного текстологического процесса. На самом деле это не так. Табуретка всегда остаётся табуреткой, а Сикстинская капелла остаётся капеллой. И это нормально. Для одних занятие поэзией это вид психологической самопомощи, как клубы анонимных алкоголиков или кружки по кройке и шитью, или метод развлечения, как покер, шахматы или футбол. Для других – это метод познания мира или границ языка. Кто из них прав? Бог его знает. Я больше на стороне тех, кто пытается создать Сикстинскую капеллу с той или иной мерой неудачности попытки избежать своей первой смерти.


На этом, пожалуй, и завершу обозначение линейки своей оценки представленных текстов


 


27/12/2017


Вот отчего-то подумалось, что для меня «выстраивание т.н. литературной карьеры» сродни предательству собственно литературы. Впрочем это вероятно вполне применимо к любому виду искусства или карьеры.


 

 

К списку номеров журнала «Кыштым-Грани» | К содержанию номера