АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Карпенко

Когда ты вернёшься

Александр Карпенко


Поэт, прозаик, композитор, телеведущий, ветеран-афганец. Член Международного ПЕН-центра, Союза писателей России, Союза писателей 21 века, Южнорусского Союза писателей. Сочинять стихи и песни Александр начал еще будучи школьником. В 1980 г. в Военном институте иностранных языков, изучал язык дари. Служил в Афганистане военным переводчиком, получал боевые награды. В 1984 году поступил в Литературный институт имени А. М. Горького, тогда же начал публиковаться в литературных журналах. В 1989-м году вышел первый поэтический сборник «Разговоры со смертью». В 1991 году фирмой «Мелодия» был выпущен диск-гигант его стихов. Снялся в нескольких художественных и документальных фильмах. Автор семи книг стихов и прозы.


Финалист поэтического конкурса «45-й параллели» в 2017 году. Заместитель главного редактора журнала поэзии «Дети Ра». Телеведущий авторской программы «Книги и люди» на канале «Диалог-ТВ». Лауреат премии Николая Островского за 2016 год. Дипломант премии «Писатель ХХI века» за 2015 год. Живёт в Москве.


 

Нет меня: я растворился в Слове

 

          «Мне жизни нет. И смерти тоже нет…»

                        Андрей Ширяев

 

Hет меня: я растворился в Слове –
Буквы, звук, и, может статься, Свет.
Всё к началу памяти готово.
Жизни нет. И смерти тоже нет.

 

Только сон. Лишь сердца приближенье.
Напряженье стёртых, бледных губ.
Дум протяжных головокруженье.
И в огне – сожженье медных труб.

 

Нет меня. Я выветрился болью,
Сквозняками промелькнувших лет.
Потому ль расставшимся с любовью
Жизни нет – и смерти тоже нет?

 


Когда ты вернёшься...


 

Когда ты на землю вернёшься родную,
И я, как богиню, тебя поцелую, –

Так ранней росой предрассветные дали
Встающее Солнце своё целовали;

 

Погаснут огни золотого Парижа,
В тоскующем сердце заполнится ниша,

И пенные волны протяжно и гулко
Бесценною сделают нашу прогулку.

 

И майя отбросят свои покрывала,
И жизни для счастья покажется мало;

Но «чудных мгновений» нам выпало много,
Чтоб имя любви стало именем Бога.

 


Прощай, вишнёвый сад!


 

Мы к тайнам бытия дерзаем прикоснуться,
Но горбимся подчас под тяжестью утрат.
Мы будущим живём, но, если оглянуться,
У каждого из нас был свой вишнёвый сад!

Дитя умелых рук и дней моих отрада,
Сокровище души и сердца божество...
Ума не приложу, как жить смогу без сада:
Так сталось, весь свой век я пестовал его! 

 

А с тем, чем жили мы, непросто распрощаться:
Порой самих себя дарило нам оно!
Но нам, увы, нельзя за прошлое цепляться;
Не оживить его, оно – обречено!

Но я ещё живой! Куда-нибудь подамся...
Нет, я ещё найду пристанище своё!
Лишь дай мне Бог простить всем тем, кто надругался,
Кто заживо срубил сокровище моё! 

 

Прощай, вишнёвый сад! Гарцуют топорища,
И надо всё принять, и, может быть, простить. 
И жизнь начать с нуля, и стать последним нищим,
Судьбой своей связать разорванную нить!

 


Смерть - это просто переодеванье...


 

                              Лауре Цаголовой 
 
Когда в себя твой запрокинут взор, 
На перепутье ломкости дыханья, 
Ты не пугайся, если пьян Гримёр: 
Смерть – это просто переодеванье. 
 
Не плачь, что жизнь, как женщина, ушла – 
И ветру не обнять её руками; 
Что духи нестареющего зла 
Мечтанья превращают в зыбкий камень. 
 
Благослови мерцанье фонарей – 
И, охватив весь мир единым взором, 
Смотри на всё как на театр теней, 
Себя на миг представив режиссёром.

 

 


Кроны веток упрямо...


 

              Элле Крыловой

 

Кроны веток упрямо
Шелестят за спиной.
Только нет моей мамы
На тропинке со мной. 
Всё на месте – и камень,
И ларёк, и витраж.
Только нет моей мамы –
И неполон пейзаж.

 

Чья-то тёмная тайна
Маму вдаль увела.
Словно вышла случайно –
И домой не пришла.
Шла усталой походкой –
Мне ли это не знать?
Можно старою фоткой
Бытие доказать.

 

Эта женщина – Боже! –
Я глядел из окна –
Так на маму похожа,
Будто это – она! 
Горизонты сужая,
Всё стоит на краю…
Это мама чужая!
Возвратите мою!

 

…О великий, могучий!
Помоги, просвети!
Я пройду через тучи,
Чтобы маму найти.
Как ребёнок, рыдаю,
Запыхавшись, стою:
«Это мама – чужая!
Возвратите мою!»

К списку номеров журнала «ВИТРАЖИ» | К содержанию номера