АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Юлия Долгановских

Зов шатуна

Тупик Ландау

 

-I-

Хаотичная пляска пылинок в солнечном свете.

Если прикрыть глаза, полыхнёт оранжевым.

если зажмурить — чёрным.

— Урок ответит

Ландау... Ландау! Почему вы спите? Разве же

время спать и во сне улыбаться?

— Что? Простите!

Я видел, нет, я открыл молекулы счастья!

Каждый сможет использовать это открытие

на всеобщее благо и для себя отчасти.

 

-II-

...Срочная новость в эфире! Отныне и далее

каждый — слышите, каждый! — живёт под флагом

безграничного счастья! Такого нигде не видали вы —

и вряд ли увидите. Граждане, дать присягу

и получить ландаут в бессрочное пользование

необходимо в кратчайшие сроки по адресу —

тупик Ландау, дом пять. И помните — созданы мы...

 

Помехи —скрежет — лязг — связь обрывается.

 

-III-

Проходная. Отсюда и далее — лязг и скрежет.

Если зажмурить глаза...

— Гражданин, вы слышите?!

— Что? Простите?

— Предъявите ландаут. Вы реже,

чем это предписано, улыбаетесь. Наш комитет

уполномочен проверить вас на новейшем ландауметре.

Руку, пожалуйста... Видите? Стрелка на чёрном,

а должна быть в оранжевом секторе. Минимум три,

а по слухам — пять нарушений. Пройдёмте.

Покорно

идёт.

Разряд — скачок напряжения — кончено.

 

Дежурный в оранжевом ставит в журнале прочерк.

 

IV

...Срочная новость! Организация оранжевых наций

признала электролечение чёрного настроения

методом устарелым и в какой-то мере опасным —

десять процентов летальных исходов. Не менее

зафиксировано выздоровлений под грифом «отчасти»:

атрофируется важная функция — «всеобщее благо»,

и человек погружается в личное счастье,

то есть становится инвалидом. Однако

разработано и внедрено в производство средство

широкого спектра действия — квазиландаум.

Отпускается без рецепта. Для соответствия

мировому стандарту достаточно миллиграмма!

 

Получить три упаковки в руки можно по адресу:

тупик Ландау, дом пять.

 

...Связь обрывается.

 

-V-

…Пыль. Всюду пыль в беспощадном солнечном свете.

Забивается в поры лица, сушит рот и ноздри.

Столько вопросов! Да кто же на них ответит?

Если зажмурить глаза, то окажешься возле

мальчика — пальцы испачканы мелом — время

спать и во сне улыбаться — всеобщее благо

полыхает оранжевым.

Дора снимает гребень,

бросает кольцо на стол, открывает окно — не плакать!..

 

— Дора! — шёпот ли, ветер ли треплет шторы.

— Дора! — таблетка, другая, летит упаковка

на пол, следом вторая и третья. — Дора! —

чёрное на оранжевом — божья коровка

расправляет дрожащие крылышки и исчезает.

Дора за ней, Доре легко и приятно

смотреть широко распахнутыми глазами —

впервые! — вот оно, счастье! —пути обратно

нет. Рвёт с фасада табличку с адресом —

 

не поддаётся «тупик»,

«Ландау, дом пять» — рассыпается.

 

-VI-

Ходят робкие слухи, что ежегодно в начале апреля

на Новодевичьем кладбище, в секторе пятом,

летают молекулы безграничного счастья — цели

не достигают, распадаются на нейтральные атомы.

 

* * *

Мой маленький поэт, где ты, где ты?

Молчат слова, из рук текут кресты.

Мир поместился в чреве воробья —

чирик-чирик —  он тесен для меня.

 

Мой маленький поэт, зачем, зачем

лететь, не исповедуя фонем,

клюв наполняя кубиками льда,

в которых дремлет мёртвая вода?

Мой маленький поэт, не плачь, не плачь.

Тебя не тронет сумрачный палач —

он из пространства вырежет меня

и спать положит. Хрусталём звеня,

 

цепей кручёных слыша перезвон,

ты в воробья войдёшь, я выйду вон.

 


Смерть медведя

 

Зов шатуна весною недалёк —

уже не рёв, ещё не стон глубинный —

зверь, обесшерстевший наполовину,

наполовину мёртв. А мотылёк

парит — зачинщик травяного праха —

дрожит его зелёная рубаха,

ей сносу нет, но к ночи выйдет срок.

 

Шатун умолк, бредёт — уже не шаг,

ещё не смерть, но близко, близко, близко,

вот мотылёк зигзагом входит в изгарь —

торфяники горят? — и видит мрак.

Пытаясь выплыть, вязнет глубже, глубже —

идёт на дно. Медведь ступает в лужу —

и давит мотылька... Глухой овраг,

 

запорошённый снегом, ночь, метель —

уже зима, ещё звезда не встала —

оледенелым абрисом оскала

любуется луна. И колыбель

свивает тело зверя, словно сына —

усни! — так принимает крестовина

в свои тиски рождественскую ель.

 


Пчела

 

Дай знак, пчела —

коснёшься ли плеча

крылом своим, а может, сгоряча

ужалишь рот, молчащий до поры,

и пропадут волшебные дары?

Неясен знак — пчела летит вперёд.

Сторукий страж не дремлет у ворот —

и каждая рука сжимает нож.

А чуть заслышит страж земную дрожь,

так сто ножей на солнце заблестят —

и вот уже сто пчёл во тьму летят.

Какой же спрос с пчелы? Она мала.

Неси, свой мёд,

неси, свой яд,

пчела.

 

 

 

С пдф-версией номера можно ознакомиться по ссылке http://promegalit.ru/modules/magazines/download.php?file=1522609818.pdf

К списку номеров журнала «ВЕЩЕСТВО» | К содержанию номера