АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Изяслав Винтерман

Вне времени и места

***

В четвёртой жизни мы пересеклись.

Я радостно воскликну: «Наконец-то!»

День затяжной и ночи ржавый клипс,

но утро возвращает всё на место.

И кажется опять: что жить легко

и силы есть любить и не сдаваться.

Но только бы нас к краю не влекло,

но всюду край, и трудно не сорваться...

И возвращаясь с тёмной стороны –

в какой бы жизни кто из нас ни óжил, –

мы из песка любви сотворены,

и бог его рассыпал и умножил...

----

...Какую бы энергию ни взял –

боль самую большую без просвета.

И захватил бы оперу, вокзал,

гидрометцентр, площадь горсовета –

любовь спасёт! – откачивая тьму

из лёгких и тяжёлых снов прощенья...

И возвратишься только потому,

что выбрала тебя для возвращенья.

 

***

Словá тикают – не идут,

нацелены стрелки –

вызывающе, и дух –

хочет перестрелки.

 

Остывания – штрих-пунктир!

Снéга – мир-дружба!

Словá тикают на весь мир –

бело-безо-ружно.

 

***

Прошлое вытряхни из меня –

светлым песочком из рюкзака,

крошками хлеба и табака –

высыпь века;

 

Греешь овчиной, мокрой насквозь –

до кончиков нитей её и волос,

до самых корней, стянувших века, –

до этого дня;

 

стянувших меня, содравших с меня –

одежду и кожу – прошли времена, –

и тело рассохлось и свыклась душа –

и не ушла...

 

***

Кто не спит и втайне входит в ночь,

бродит бесконечным коридором,

пьёт с утра снотворное – не прочь

не идти, проспать свой час, в котором

 

узнаёт, где узкой дверью в смерть

время приоткрыто на минуту.

Бойся, бойся. Страх, чтобы не сметь

думать что там дальше, сны не спутать.

 

***

Утро растянется до окончания дня.

Вот и любви не хотим, как хотели.

Титрами сыплется снег, но картинка видна.

Ждём возвращенья грачей. Это мы улетели.  

 

Снится какой-нибудь май или даже июнь.

Над головою кольцо колеса обозренья.

Сверху не падает сладкая вата, но сплюнь,

чтобы ушли без возврата твои опасенья.

 

Если вернуться – любовь где-то тут, где-то вот!..

Будто подарок последний в мешке Дед мороза.

И из квартиры в квартиру – «да где он живёт,

мальчик?..» – Никто не получит его паровоза.

 

Чух-чух-чух, чух – нет, он выбрал себе самолёт.

Сверху увидев маршрут: Киев-Чоп-Чаттануга.

Утро растянется до наступленья болот

вечной печали на светлые сумерки юга. 

 

***

Неба невесомая рука

щупает мои слова и мысли,

чувства наизнанку... Все мы вышли

не из ночи – из черновика.

 

На века наложены пласты,

точно бинт, сплошных несочетаний.

Первый ясный день без очертаний –

снятся только белые листы.

 

Нет вначале слова, нет в конце.

И не вспомню, даже зная слово.

Время обнажает, и условно –

голым сплю, но с тенью на лице.

 


ДИПТИХ

 

-1-

Пока не станет время поперёк,

молчи о смерти и о божьем даре.

Когда тебя раздавит между строк,

пой о любви и будь ей благодарен,

 

о бесконечном – пой закрытым ртом!

Здесь нет живых и для бессмертных строчек.

Нет ничего, что снилось бы потом,

когда разлюбишь… Прочерк.

 

-2-

И женщина – та, что уже без обид

берет без любви твою смерть.

Когда поперёк горла время стоит,

не дышишь, а кровью на снег.

 

И ты не боишься прощания с ней,

всех слов расставания с ней.

Ты просто огромною тенью теней

с лицом человеческим – в снег.

 

С пдф-версией номера можно ознакомиться по ссылке http://promegalit.ru/modules/magazines/download.php?file=1522609818.pdf

К списку номеров журнала «ВЕЩЕСТВО» | К содержанию номера