АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Полина Потапова

Инфинитивы. Стихотворения


Трамвайные пути

 

ковыляя почерком, хромая —

тут ковыль и там трава, не мы,

а земля грохочет, как трамвай

трудновыговариваемый.

а земля уходит из-под строк

рельсами, бегущими в края,

где и нам с тобой не писан срок,

где неумирущи ты да я.

 

это не дорога в никуда,

это жизнь кривая – вот она:

там, где не проходят провода,

раз – и вспышка, два – и фото на

память. то есть памятник. забудь.

просто неисправный светофор.

а за ним опять продлится путь

с этих и до самых детских пор.

 

ведь опасней ранних детских травм

быть уже не может ничего.

лишь петлять словами между трав,

тонущих в потоке речевом.

В расцвете времени

 

-3-

Так время прорастало не в зелёном –

невинном, а в своём землистом цвете,

и щедро над бумажным кремнезёмом

плодилось миллионами соцветий

капусты, под которой находили

младенцев, что похожи на окурки,

что время навыкуривало или

развеяны в заброшенном проулке.

 

-2-

Так время прорастает сквозь глазницы,

держа свою вселенскую усталость

на кончиках ресниц своих, так снится

траве её бессмертие, так старость,

минуя настоящее цветенье,

а будущее прошлым истощая,

цепляется за юные растенья

сосудистыми мощными хвощами.

 

-1-

И время прорастёт из нас, но где-то

погрязнет в сорняках и станет ниже,

и вырастет табак в усах у деда,

и жёлтое, в губах укоренившись,

проявится подкожным никотином,

который был на плёнке незаметен,

и жизнь незакреплённым негативом

засветится на том – небелом – свете.

 


Воздух

 

выходишь из долгой бессонницы, плотной, вязкой,

а там – это зимнее, тонкое... то, где слов нет.

и думаешь: скоро концовка, вот-вот развязка

и воздух пронзительно-звонкий взорвётся, лопнет.

стоишь перед выбором, точно обрывом ветра:

войти в это мёртвое утро, что там и тут спит?

и видишь в несбыточном, что впереди – то лето,

которое всё не наступит. и не наступит.

 

и входишь в прозрачное – словно открыто – утро,

хоть кода не знаешь ты и от ворот ключа нет.

и слышишь: навязчивый воздух звонит кому-то

и кто-то

не отвечает...

не отвечает...

 


Метроном

 

стрелка соглашается болванчиком:

все вы не себя перепоёте...

 

бабушкою божьим одуванчиком,

бабочкою, замершей в полёте,

девочкой, состарившейся заново,

веточкой, отбросившей листочки,

снегом, что разбелит всё до савана,

вылившись из капельки, из точки,

всем вам отстучится, что отмерено,

двери станут майскими вратами...

 

только не хватайте преждевременно

воздух не раскрывшимися ртами.

 


Твои инфинитивы

 


Я.Г.

 

Гундосым утром, что заложено до гланд

бензином, смогом, аммиаком подворотен,

глотать безвкусие разжёванных баланд

тюрьмы района; в не отхарканной мокроте

топить накопленный осадок папирос-

ных труб, торчащих из заводов, чтобы снова

курить убойный самосад недачных роз

ветров челябинских, не помнящих лесного –

иного – запаха; ловить птенячьим ртом,

(ещё не клювом) ожиданье кислорода...

 

Не распознав его сначала, но потом,

поняв, что тут и начинается свобода,

гадать по линиям трамвайным, до чего

и до кого тебе сегодня докатиться,

с кем навсегда тебе остаться с ночевой

с правами птичьими, прикормленным, как птица,

чтоб с тем, с которым был вчера ты не знаком,

делить дорогу до спасенья, путь до чуда

и время пробовать шершавым языком

(уже не словом) и, обжегшись, дуть отсюда.

 


Время Z

 

…а о’сы не дули в ус, что вокруг зима,

и жалили в уши, точно настырный зуммер.

декабрь напоролся ночью на рифму умер,

а я, не очнувшись утром, умру сама.

 

а мне в декабре лежать бы и не жужжать,

глядеть в потолок сквозь веки,

плевать на время,

невечной осой навеки застрять в варенье:

не то чтоб откинуть лапки –

скорей, разжать.

 

а утро зимой такое, что лучше сны

про дующих в уши ос (это тест на трезвость).

а мне бы у шубы слой на спине надрезать

и между селёдкой спрятаться до весны.

 

а в ночь на январь вокруг ни одной осы’ –

повсюду слова, не лезет никто за словом.

отклеился ус от деда мороза. снова

кругом бла-бла-бла.

лишь где-то

тихонько:

zzzzz…

 


Пена

 

небо обжегшись на несостоявшемся лете

дует на пену для ванны глубокой зимы

медленно падают

пенные мякиши эти

пьяные ленные падаем долго и мы

 

день убывает. бывает

забудешь об этом

млеешь под пледом. до лета

рукой не подать

если себя не разбудишь. ты будешь

одетым в пенную шубу

тяжелой листвой опадать

 

корни пуская по венам

тоннелям подземным

стынут и стонут деревья тоской неземной

 

медленно медленно падаем падаем все мы

 

и накрывает нас

долгой

глубокой

зимой

 

***

всё плотней в часах минуты,

всё быстрей назад отсчёт.

всё сильней дождаться утра

ночью хочется.

ещё.

 

всё длинней, бессонней ночи,

и пустырник не спасёт.

а молитва – всё короче,

и всё ближе

«это – всё».

 

С пдф-версией номера можно ознакомиться по ссылке http://promegalit.ru/modules/magazines/download.php?file=1522609818.pdf

 


К списку номеров журнала «ВЕЩЕСТВО» | К содержанию номера