АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Лидия Шишко

Стихотворения

Член литературного объединения «Белорусский литературный союз «Полоцкая ветвь». Родилась в маленькой красивой деревеньке Рог Солигорского района Минской области, что на Полесье. Любовь к поэтическому слову привила бабушка Арина Емельяновна.

Стихи начала писать в старших классах. Увлекалась творчеством Фета, Гумилева, Есенина и Сельвинского. Зачитывалась Мариной Цветаевой и Екатериной Шевелевой.

После школы закончила с красным дипломом финансово-экономический техникум, позднее получила высшее экономическое образование. Работала в основном в страховых и налоговых органах. После аварии на Чернобыльской АЭС переехала, как переселенец, в сентябре 1986 года в Витебск.

Печаталась в местных и республиканских газетах, Антологии современной русской поэзии Беларуси (2003 год).

 

 

   ГОРОДУ ПОЛОЦКУ

 

Веков признание — софит.

Над Полотою неба своды.

Небесный храм Двину хранит,

Софии свет струится в воды.

 

Рассвет рождается в закат,

но этой осени нет дела,

что, развекованы, молчат

седые камни, память-стела.

 

А город войнами гоним,

в руинах плыл, прошел пожары,

глотал набегов едкий дым,

но отражал врагов удары.

 

И зря тащил Наполеон

войска Удино и Сен-Сира,

баварский корпус поражен,

и отступил француз-задира.

 

Цена столетий страшных дат —

покой, где дышит позолота.

И осень обняла солдат,

вписавших жизнь в ее полотна.

 

Войной плененные — набат,

их души светятся в сапфире.

А боль безвременных утрат,

взлетит строкой в Славянской Лире.

 

Я в этом форте не сойду

до полутона и обмана.

По серой осени бреду

среди крестов и нег тумана.

 

И сотый раз, пройдя окрест,

мой город, веха, сила, дата,

и воздвизальный славя крест —

я Евфросинией богата.

 

               К. С. А

 

Твои корабли все дальше...

Мои паруса все выше...

Глаза твои вижу, как раньше,—

красивые спелые вишни.

Отчаялось чайкой счастье

пытаться ко мне вернуться.

Я в город Петра на причастье

спешу, чтобы с ним улыбнуться.

Скучала ли я? Признаюсь:

забыть тебя не сумела.

У Спаса несмело покаюсь,

что птицей к тебе не летела.

Качай бессмысленно речи,

Нева, разводя мостами.

Последние наши невстречи

нельзя поменять местами.

Устала нести прощенье,

искать, покидая бухты,

одно на двоих возвращенье.

Мечты рассыпаются в двух... Ты...

Ну что ж, проживу прощанье,

душою играя скерцо,

слезами верша завещанье —

слова, что не высказать сердцу.

Твои корабли все дальше...

Мои паруса все выше...

Ты вспомни тот день, без фальши.

Весна и сирень...

                                 И вишни...

И голубь на школьной крыше...

 

В ТВОЮ СУДЬБУ ВОШЕДШАЯ

 

В твою судьбу вошедшая,

открыто-виноватая,

шальная, сумасшедшая,

тревожно-угловатая.

 

В душе испепеленная,

покорно-предзакатная,

тобою возвращенная,

восставшая, понятная.

 

Внезапно окрыленная,

дыханием согретая,

заоблачно рожденная,

реальностью одетая.

 

Прозреньем восхищенная,

забыть вину успевшая,

от спеси защищенная,

в твоих губах сгоревшая.

 

                   * * *

 

Вестью дрожь на губах. Дрожь.

Серый день за окном. Дождь.

Сизый дым в тишину. Прочь.

Дальше сон не пойму. Ночь...

 

Кочевые ветра. Пыль.

Громовое вчера. Быль.

Рикошетом обман. Ноль.

Дальше сон не пойму. Боль...

 

Белый голубь в окно. Грусть.

Ты — письмо в никуда. Пусть.

Год за годом полет. Новь.

Дальше сон не пойму. Кровь...

 

КАКАЯ ВЕСНА НА УЛИЦЕ!

 

А голуби прямо с крыш,

бросаясь под ноги, целуются.

КАКАЯ ВЕСНА НА УЛИЦЕ!

Слышь?

 

«ОТПУСКАЯ РЫБКУ»

 

Озерной глади мир изранен.

Сады теплят, звенит трава.

А воздух зыбок и туманен

и по лицу текут слова...

Не плачь ты, рыбка золотая,

судьбу мою опять латая.

За многоточьем... запятая...

Желаний нет, моя святая.

Он был со мной...

                                 Светает...

 

          В ТО ЛЕТО

 

По хлипким лужам и аллеям

я за тобой из века в век

и тонкой ниточкой алела,

и пропадала в сонме рек.

 

Где нет случайности предела:

за гранью разума и сил,

устав в пути, не долетела —

мой ангел крылья опустил.

 

Твою же сдержанность немую,

что донесло дыханье мне,

вновь вспоминаю и тоскую

в глуши, забывшись в тишине.

 

Твоя любовь — венец сонета,

давно прочитана была

в стихах известного поэта

и вдруг в то лето расцвела.

 

Она из давних встреч-прощений,

прощаний вешняя вода,

из самых светлых возвращений...

 

Сказала: «нет»,

                         услышал: «да».

 

                 * * *

 

Позови. Пойду навстречу.

Что чужой ты, не замечу.

Но подумаю, вдруг мой,

Бесновато-озорной.

Улыбающийся чутко.

Ты — волшебная минутка.

И глаза как синь морей...

Дай мне руку поскорей.

Обними как в ночь тогда.

Люди смотрят? Ерунда.

Посудачат, поглядят,

Целовать не запретят.

 

      МОЯ РАДУГА

 

Крадусь по осколкам лета,

по лужам капризным ловлю

дожди проливного цвета,

когда-нибудь их полюблю.

Тропой дневного сюжета

за мной, по моим следам

и свод расписной манжета —

на площади стройный храм.

И выгнуты спины линий

роскошных цветных земель.

На клумбах у власти лилий

не царствует только хмель.

Елейно-капельный росчерк

стучит по моим губам,

стирает нестройно почерк

во взглядах у встречных дам.

И дальше бежит, приближая

осенний созревший звук,

и запах струит урожая,

скатившись с омытых рук.

Грустят подуставшие тени

машин, переживших поток.

Деревьев открыты колени,

носок под асфальтом в песок.

Лопочет безадресно ветер,

скребут по домам сквозняки,

тайком исчезая под вечер

на дно повзрослевший реки...

А я поднимаю ресницы,

уже и не нужен зонт:

плывут облака, как птицы,

и радугой жжет горизонт.

И там, на краю иного,

в тех тайнах, где нет других,

смотрю на тебя, земного,

и голос так тих, так тих...

К списку номеров журнала «Приокские зори» | К содержанию номера