АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Владимир Алейников

Неизданное. Продолжение

ДВОЙСТВЕННОСТЬ АВГУСТА

 

Не знаю насколько – но в этот раз

увижу безмолвие этих глаз –

не этих а тех – но не тем другим

я стану доверчив совсем любим

себя открывать и скрывать порой

что надо срывать – да осиный рой

вовсю зажужжит – зашумит листва – 

да счастье дрожит или ты права

 

я стану возвышенно гладить лесть

я стану любить а любви не счесть – 

не стоит считать ибо стан и стон

сумеют привстать и остаться в том

что станет повышенно разуметь

что станет на крыше дождём шуметь

что станет мечтать и увидит вдруг

безмерную стать среди всех подруг

 

за мною трава шелестит вокруг

я вновь прохожу неразменный круг

и сердце болит как болят слова – 

спасибо что есть у плеч голова – 

я вижу бессонниц ночной хребет

я знаю раздумья глазной секрет

я песни пою да и как не петь – 

ведь надо же нам до утра гореть

и вспыхнуть и спичку зажечь с утра

и мыслить что завтра уже вчера

и видеть мечту и считать не то – 

ведь можно хоть завтра надеть пальто

 

да скоро ведь осень придёт! – плечам

нисколько не скосит главы – лучам

нисколько не станет – не легче – нет – 

пред нами предстанет любви ответ

как отсвет вчерашний как тень его

как возглас всегдашний как ничего

как оклик нездешний как вешний шум

как тень настоящей придёт на ум

 

и я проклинаю немую весть

и я начинаю не жить а цвесть

разумно считая что снег придёт

потом растает а жизнь не ждёт – 

неведома счастья тропа вдали – 

простим участью разгул земли – 

к чему ненастье? – трава земля

свои напасти безверно зля –  

 

рыдает сказка – ветвями ей

приносят ласку – ещё шумней

привносят чудо в свои дела – 

зачем простуда безмерно зла?

ступает осень – но стан её? – 

наверно спросим – привстань жнивьё

горящим ждущим как стог иль снег – 

простим живущим предвестье нег

 

туманит сердце моя молва

вовсю согреться спешит Москва

и в мире этом как в мире том

подобно свету живёт фантом – – 

не верю даже что я любим – 

ничто в продаже служить любым

но даже в этом живу как жизнь

померкла летом упала вниз

 

нездешним самым – прошёл трамвай – 

возвышен замок – вовсю срывай

скрывай и прячься листву храни – 

наверно значит все эти дни – 

и не иначе – что миг не ждёт

подобно зрячим – как мир придёт

наверно верным вовсю родным

не только скверным – как Север мним

 

как Север косим траву влечём

безмерно спросим – но я при чём? – 

ответим скажем – ничьё в ничьём – 

но с этим нашим вручу ручьём

не слиток вешний для солнца многих

а свиток здешний дорог нестрогих

не строже даже чем жизнь осталась – 

в ничейном раже храни усталость

 

и старым старым подобно скверу

начну усталым другую веру

увижу сосны вершины корни

отвечу росным – скажи упорней – 

и эти шрамы и шум нездешний

отпустят прямо в тоске неспешной

туда где радость растёт и блещет

повсюду святость сейчас трепещет

 

считают честью учить как чувство

читает вести – почти искусство

почти что истин прямое чтенье

как будто выстрел на рассмотренье

как будто робость как голубь реет

как будто голову мне не греет

ни август лета ни осень мысли

как будто где-то мосты повисли – – 

 

и если надо – скажу-ка если – 

милейшей леди предъявят здесь ли

нежнейшей ради  волну да ясли – 

не скажут люди костры погасли – – 

проставим числа хотя коварно

такое чествование календарной

неверной тяги – хотя упорней

что в нашем стяге живёт покорней.

 

1972

 

УВИДЕННОЕ  В  СЕНТЯБРЕ

 

Играет в прятки одно с другим

кому не сладко идёт один

стоит качаясь завод «Калибр»

мой друг прощаясь признал верлибр

 

над светлой сенью ближайших рощ

как воскресенье тосклив и тощ

шумит дождище плаща не ждёт

как будто ищут в тумане свод

 

подобно рыбам плывёт толпа

как будто выпал вокруг столпа

неслышный иней немого сна – 

как Пётр Великий стоит сосна

 

ступая нежно сближая боль

с метелью снежной – постой! позволь! – 

преображая в пылу похвал

не раздражая звенит бокал

 

преображенье осталось там

где разрушенье тому отдам

кто мир обвисший как сто сосцов

поднимет выше чем клан отцов

 

где материнство возникнет так

как исполинский летает птах

как выстрел тёмный тесьмы тесней

как мыслят: что мне вернуться к ней?

 

как ожерелье рассыпав враз

нежней свирели постигнут аз

иль буки веди за ветвью ветвь

растут в поэте как свищет ветр

 

теряют разум зовут не тех

неспешным вязом растёт успех

как спичка вспыхнув не осветив

уходят стихнув забыв мотив

 

алмазом капель стекла не режь

да кто-то запил и стал как брешь

как дверь открытым туда где нет

ни всех попыток ни всех монет

 

а кто-то прочил почил ушёл – 

среди обочин рыдает шёлк

томится знамя шумит трава – 

наверно с нами земля жива

 

в авоськах мокнет лебяжий пух – 

возможно смолкнет мятежный дух

как месяц меркнет а всё ж пленит

полынью терпкой в плену планид.

 

1972

 

* * *

 

Ты открылся мне сам – вот и я пред тобою откроюсь – 

посвятим небесам то куда ненароком не скроюсь

 

посвятим островам то к чему никогда не причалим – 

кто понравился вам – и поэтому больше печалим?

 

здравствуй здравствуй дружище!

с мороза с жары ль – всё равно ведь –

мы не лищнего ищем – но как это нам обусловить:

 

становление слова на твёрдую почву сознанья

до признанья основы до видимых пут осязанья

 

ты представь что возник из нескладного плена желанья

не настолько дневник – но увидено ранее ранью

 

о друзья! – это праздник – и разве живущие лживы

чтоб на то соглашаться что впрямь уничтожит наживу?

 

откровенья урок я воспринял – и ты уж возьми-ка

это рвение строк до звезды до безбрежного мига

 

вот и я меж холмов меж высоких снегов заметался

во смятенье умов занемог а потом замечтался

 

скачет скачет моряк – никогда не наплаваться всадник – 

это прошлого знак это снова расцвёл палисадник

 

может в шуме дождя я услышу сошествие неба – 

и кого пощадят – и к лицу ль покровительство Геба?

 

дети пляжей песчаных и дети ракушечных пляжей

все мы в землю сырую подобно подкидышам ляжем

 

но всё та же земля – и по ней мы идём по отчизне – 

никогда уж теперь мы с тобой не устанем от жизни.

 

1973

 

СКАЗАННОЕ  В  ИЮЛЕ

 

Весна для меня провисала как якорь – 

но чуял однако и выжил как знахарь

лечебную силу в себе испытав

как будто восстав – 

знаток ли мне скажет где что-то похоже?

не знаю насколько поверить прохожим

где лиственной шири обвал

летит в облака доверяясь сомненью

и сердце как песня несёт исцеленье

и ратует мненье и тратит мгновенье

а Крым и не то обещал

 

бессонное горе бесспорно нагое

конечно найдётся хотя бы с другою

хотя бы увидишь как некогда даже:

всё та же пропажа всё та же

 

всё то же насильно живёт обещанье

всё так же как сырость пугает прощанье

всё то же как чревовещанье томит

туманит и тает и руки ломает

само ещё тянет и горя не знает

играет и просто громит

 

капризное чтиво малейшего сдвига!

уж как для тебя пригодилось бы иго!

уж как бы тебя распознали амиго – 

скажи ты не хочешь ли есть?

пойми же простую изнанку литую – 

ведь я беспрепятственно здесь протестую

и Хлоя внимает величью как туя

а это великая честь

 

уж как беспросветны задвижки дверные!

уж как распознали мы виды ночные!

и птица – она же и зверь – 

кричала как чей-то досуг многогранный

и горечью пахло как будто не странной

и стая шуршала какою-то тайной –

хотя бы теперь мне поверь

 

несложная вера! разгульная жила!

числа не заметишь и спросишь полмира

кумира язык заплетается сиро

и сфера как мера и всюду так сыро

что скукою тянет при виде мундира

и ты посмотри на значок командира

и вытащи тягу как шайку задира – 

прости! я ругаюсь теперь!

 

дарёная рать! да и мы безвозвратны!

и так уж действительно стало понятно

что день как всегда голосит аккуратно

и даже смыкается ночь

как будто паршивая тлеет погода

как будто подземного нет перехода

как будто теряются в гуще народа

лишь те кто желают помочь

 

продлите немного несметную ношу

я вас ни за что безусловно не брошу

и так же но что же кусками не гоже – 

пригоже! пора превозмочь!

я верю в побег – о уход в затемненье!

я верю в чрезмерное лет устремленье!

так встретим старенье как будто даренье!

а страхи – подите вы прочь.

 

1973

 

* *  *

 

Тем кого ещё стригли под нуль

быть похожими братец на братца – 

в отношениях наших июль

воробьям предложил разобраться

 

как струящийся год ни тяжёл

не желает ни слёз ни довеска – 

непредвиденно как-то вошёл

да взлетает слегка занавеска

 

рисковать бы ещё наяву

по-степному прищурившись вяло – 

для того и на свете живу

и поверьте мне это немало

 

расковать бы не цепи так речь

несуразицу сбросить бы с плеч

рассказать бы без тени зазнайства

о развёрнутой ленте в пыли

показать бы такое хозяйство

чтобы видеть его не могли –

не во мгле ротозейства пришли

понаслышке топтать ковыли

приноравливать веру прямую –

 

я предчувствую эру иную

зажигаю фонарик ночной –

 

и разбросано это со мной

словно пух тополиный горящий

как зовущи в тиши настоящей

огоньки от костра до свечи

 

а пока – не молчи не молчи.

 

1973

 

МАЛИНА В ЛЕСУ

 

И это малиной назвали?

помилуйте – лето в развале!

 

пригожим горжусь умноженьем

расхожим глаголов спряженьем

 

увлёкся ли я ухажёрством

иль скушен мне полдень дежурством?

 

да в перечне сплошь разношёрстном

сноровка в ладах с балагурством

что куплено здесь с потрохами

надёжных общин ворохами

на медные деньги намедни

 

но вылазка стоит обедни

а выделки стоит овчинка

 

ещё появилась морщинка

речонка исчезла петляя

малину в лесу оставляя

 

малина в молчании молит

мольбу возмутив как бемоли

 

малиною молим в молчанье

отведывать море печали

проведать спровадить утроить

попробовать привкус усвоить – 

отвадили ветра толику

а клика и так многолика

 

малина мила и послушна

стыдлива мелка добродушна

безгрешна – типичнейший житель – 

 

извилиста эта обитель

 

и так-то раскидывал лес

зевак посылая на паперть

как чудо достав из чудес

прощанья парчовую скатерть.

 

1973

 

ПРЕДЧУВСТВИЕ АПРЕЛЯ

 

В такой-то раз Аполлинер

поэтов нынешних кумир

прогуливался неизменно

и в этом мудрости залог

 

мы шли с друзьями по Манежной

конечно это неизбежно

представьте город вдруг продрог

 

но если вспомнить например

что много лет как меркнет мир – 

ведь небо осенью дышало – 

то это многое решало

и разрешало не щадя

ценить присутствие дождя – 

он падал как-то снисходя

мы с ним сходились несомненно – 

и желтизны и желудей

и крутизны на всех людей

хватало может быть с излишком

не древках реял транспарант

порожний транспорт был бы рад

подбросить к чёрту на кулички

но это давние привычки –  –

 

теперь и я в своём саду

и как всегда чего-то жду

пряду как Парки нить тугую

приду и в парке побреду я –

не сдует ветер большинства

к чему стремимся с Рождества

к чему потянешься отпрянешь

кого-то выручишь иль ранишь

кого-то выругаешь так

что босиком придёт пустяк – 

не знаем стало быть мгновенья

где б не бывало исцеленья – 

 

как тает верная земля!

ещё не вертится пыля

и не поверишь нас вернувшим

что это всё уже в минувшем

однако знается со всем

к чему приткнёшься между тем

за что поборешься ретиво

и потому мы внове живы

 

и что-то радуется в нас

и потому в такой-то раз

бывает розовое с белым

сплошным желаемым и смелым

 

как реет всё среди ветвей

как близок глаз из-под бровей

недавно сталкивались лбами

а нынче вместе с голубями

 

в дикарстве фетишей и стай

расти себе и всё-то знай

что стаи станут всё старее

а струны давние острее

 

вот камень выросший вот мох

вот саженец не так уж плох

успел оплошности минуя

к апрелю выбраться вплотную

 

давно задобренный забор

зовёт дыхание из нор – 

влачить отчаянье такое

да это впрямь не знать покоя

 

и всё равно среди оград

чему-то рад бывает сад

и ничего не убивает

лишь тем что вежливым бывает

что вешним вскидывает пыл – 

и скажешь: рос – желал – любил.

 

1973

 

ГРУЗИНСКИЕ  МОТИВЫ

 

1

 

Далеко ты сейчас, дорогая Элен,

Далеко ты сейчас, и Каретную

Освещает луна, и грустишь ты подчас,

Словно с дрожью глядишь незаметною.

 

И восходит луна, и поэта ли тень

От бульвара протянется крышами,

Словно кружится снег, словно ветер хотел

Разбудить тебя тем, что услышано.

 

Так сияют снега! – у окошка лежит

Чья-то книга, что с душами связана,

Кто-то рядом живёт, кто-то взглядом бежит,

Кто-то прошлыми дышит рассказами.

 

Так сияют снега, но я знаю – нужны

Эти крылья – желанье ли грезится,

Если чья-то душа, дотянув до весны,

Предрассветною ласкою греется.

 

Это солнце горит, – вспомяни обо мне – 

И, как прежде, разлука широкая, – 

Где медвежьим зрачком заблестела во сне

Небесами звезда одинокая.

 

1968

 

2

 

Один я останусь. Пусть годы летят...

Останусь порой предвечернею

Пред временем долгим, – а боги простят

Твоё от меня отречение.

 

Полны мои очи, причин не тая,

Потери боязнью ненастною,

Чтоб в женщинах бледность возникла твоя,

Соседствуя с розою красною.

 

Потеряна ты – это вовсе не сон,

И память твоя – невесёлая:

Глазам остаётся в наследство перрон,

А сердцу – колёса тяжёлые.

 

И не в чем тебя, дорогая, винить – 

Вине моей нету прощения.

Поверь, что хочу я теперь сохранить

Лишь тени желаний священные.

 

Пойму и другую в неверном раю – 

И вспомнится имя бесценное:

В тебе я величье своё сознаю,

Пою о тебе, несравненная.

 

Другую ли встречу – отнюдь не шути,

Что звёзды в садах недосчитаны, – 

Греховное яблоко там не найти,

Собаки на верность испытаны.

 

Гордыню уйми! Не отказывай вновь!

Минутная встреча не кончится:

Одна у нас вера, единая кровь – 

Она именуется Творчество.

 

Нельзя не почувствовать душу твою.

Судьба ведь – не жертва несложная.

И чудо воочью в тебе узнаю,

И сам признаю невозможное.

 

Вот снова дождит... Да и снег недалёк.

Вдвоём с одиночеством вспомню я

Дожди, для любимой соткавшие впрок

На стёклах шелка невесомые.

 

Был сон о тебе – он меня наполнял,

Был ветер осеннею вестью.

В душе по какой-то причине звучал

Рояль в незнакомом предместье.

 

Да, песня моя начиналась тобой,

Тобой завершается праздник,

И возглас мой первый – в тебе, и со мной – 

Былое, что крыльями дразнит.

 

И ныне, когда петушиная песнь

Ещё не будила рассвета,

В тебе все великие женщины есть,

И все во мне живы поэты.

 

1969  

К списку номеров журнала «ОСОБНЯК» | К содержанию номера