АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Валерий Акимов

О границе с любовью

ДЕНЬ ПОГРАНИЧНИКА

 

Я фуражку достаю,

Мысли вереницей,

И у зеркала стою,

Как перед границей.

 

Хоть судьба злодейка, но

Службой одарила,

А зеленое сукно

Без вина взбодрило.

 

                   * * *

 

Застава позабудется навряд,

Мне службу вспоминать всегда охота.

И вот уже опять — пограннаряд,

Ведет вперед лыжня через болото.

 

И будут буреломы, крутизна...

Краснеют щеки у ребят от спешки.

Вокруг — без горизонта белизна,

Чернеют лишь осиновые вешки.

 

   ФИНСКАЯ ГРАНИЦА

 

Бессонница меня вновь давит глыбой

И я опять с границею вдвоем,

Где множество озер с обильем рыбы,

Таежных чащ с непуганым зверьем,

 

Где тропы до извилинок знакомы,

На коих я в нарядах мерз и мок,

Тоскуя по родительскому дому,

Что позабыть за столько лет не смог,

Где горизонт еще синей от сосен

И надо мной не отпускает власть,

Где сопка поднебесье преподносит

И где меня застава заждалась.

 

И будит память финская граница,

Высокий у нее авторитет!

Да зря сюда моя душа стремится —

Былых друзей-товарищей тут нет.

 

ПОГРАНИЧНЫЙ СТОЛБ

 

Не просто встал, а стал он дивом:

В мороз и знойною порой

Стоит на зависть всем служивым,

Что вкопан тут в земле сырой.

 

И на него садятся птицы,

Крадутся псы к нему тайком...

Поставлен столб не на границе,

А в нашем парке городском.

 

Аттракционная вещица,

Певцов он видел и «пивцов»,

Пусть далеко от нас граница,

Здесь место встречи погранцов.

 

Он знает многие секреты

И стольким россказням внимал,

Но день и ночь молчит об этом,

Хоть и расписок не давал.

 

        ПЕРВЫЙ ДОЗОР

 

Не зря июль тот в памяти хранится

И, как сейчас, хоть столько лет прошло,

В дозоре я на линии границы,

А солнце так безжалостно пекло.

 

Рот пересох, язык шершав, как терка,

Под рацией спина — как не моя,

От пота почернела гимнастерка

И нет спасенья в тучах комарья.

 

Давно уже утихли разговоры,

Во фляге нет ни капельки воды.

В болоте, не найдя земной опоры,

Ложатся в мох усталые следы.

 

 

          ПОГОНЯ

 

Вовек не забуду забега:

Был май, но полно еще снега,

 

Почти бесконечно болото

И я — полузрячий от пота

 

Не корчил собой патриота,

Пытаясь настигнуть кого-то,

 

А думал, горя и горюя:

Вот, если его догоню я?

 

        ПРАЗДНИК

 

И до нас жизнь так вершилась,

На границе это — свято.

Все вокруг прихорошилось,

Посерьезнели ребята.

 

Просто, сдержано и мило...

В кухне — смачное шипенье,

Время ход остановило

И не спрячешь нетерпенье.

 

В буднях праздники бывают!

Нынче — смена поколенья:

На заставу прибывает

Молодое пополненье.

 

       ЧЕРНОТРОП

 

Не забыть этой жизненной школы,

И опять до утра бедовать.

Ветер влез в рукава и под полы,

Неприветна осклизлая кладь.

 

Лунный отсвет никак не пробьется

И дождяра наряд исхлестал.

Вся надежда теперь остается

На собаку, АК и «Кристалл»*.

 

  БЛАГОДАРНОСТЬ

 

Я пограничный старый пес,

Я — ветеран заставы,

Здесь дни и ночи службу нес

Не для хозяйской славы.

«В ружье!» — бежал быстрее всех,

Не думая лениться:

Зависел от меня успех

В охране госграницы.

 

Так пролетели десять лет,

Как будто бы приснились,

Простыл моих вожатых след —

Пять человек сменились.

 

И вот состарился теперь,

Я не такой удалый,

В моем вольере новый зверь —

Кутенок годовалый.

 

А мне туда, где бурелом.

Инструктор глянул вором

И отвернулся, плюнул зло,

И клацнул вдруг затвором...

 

         НА МОРОЗЕ

 

От стужи трескаются сосны.

В полночном звоне тишины

Мерцают звезды, будто блесны,

Седая дымка вкруг луны

 

Засеребрилась в тусклом свете,

Не предвещая новизны.

Давно уснули все на свете

И видят радужные сны.

 

А тут, как змей сорокоглавый,

Мороз кусает, щиплет, жжет.

И часовой покой заставы,

Как приведенье, бережет.

 

        БАННЫЙ ДЕНЬ

 

Даже месяц у памяти — вор,

Только мне все былое милее:

Вот в парилке ведем разговор,

От брусничного морса хмелея.

 

А потом радиола поет

Про глаза и про синюю птицу,

И покоя душе не дает

Та, что каждою ночью мне снится.

 

 

         НОВЫЙ ГОД

 

Новый год забудешь неужель?!

Прошлое — достойно уваженья.

С осени присмотренная ель

Сразу стала центром притяженья,

 

В «ленинскую комнату» зовет.

Повинуясь ей без протокола,

Полночь в небе звездами цветет

И сердца заводит радиола.

 

Будто явь предстала сладким сном.

И какао в кружки всем налито.

И мечтает каждый об одном:

Станцевать с женою замполита.

 

                   * * *

 

Бессонница. Опять мне маета,

Гляжу на фотоснимок из альбома.

Тогда в тот день сбылась моя мечта

И был не на заставе я, а дома.

 

Все в будущем: подруги и друзья,

Издержки предоставленной свободы...

Но первое, о чем подумал я:

Как постарела мать за эти годы!






Кристалл — сигнализирующий прибор.



К списку номеров журнала «Приокские зори» | К содержанию номера