АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Анатолий Рясов

Лай

Явление первое

 

Непроглядный мрак. Первые десять-пятнадцать минут действия – далекие звуки, обволакиваемые холодной тишиной. Скрип двери, отчаянно пытающейся захлопнуться. Шелест барж, царапающих воду широкими, ржавыми днищами. Тиканье старых часов, их нервный перезвон. Сбрендивший призрак старухи бормочет себе под нос какие-то молитвы и заклинания. Всё вроде бы свидетельствует о том, что нечто замышляется. И вот, чуть позже – голоса и шептания, перемежаемые внезапным исчезновением.

 

Голос. Раньше я коллекционировал невидимые, но слышимые явления: ветер, гром, прочее. Теперь всё стало невидимым. Звук больше не нуждается в изображении, чтобы быть представленным.

Шепот. Однажды мне показалось, что я поймал ветер. Наверное, так и было, но он быстро ускользнул. Как мысль. И всё же я прикоснулся к его плоти.

Другой голос. Ветер – это животное?

Еще один голос. Вы правы.

Шепот. И в тот же миг моему веселью стало одиноко и жутко. Но на всякий случай я продолжил смеяться. Но все окружающие (их не было) путали мой смех с воем ветра.

Еще один голос. Но дайте же наконец определение своему занятию!

Шепот. Ах, это непросто.

И еще один голос (подражая первому голосу). И всё же, попробуйте.

Шепот. Ну хорошо. Пожалуй так: моя работа – это нескончаемая череда наслаивающихся друг на друга хобби. Наверное, это почти точно. Мне только слово «хобби» не нравится, нужно подобрать какое-то другое.

 

Всё так же темно. Лишь далекие отзвуки, их неясность. Пусть у одного из голосов появится фамилия. Почему бы и нет.

 

Пологов епотом). Итак, сыграем в игру. Только одно условие – ответы должны быть честными. Никаких уверток.

Голоса. По рукам!.. Лады!.. Есть такое дело!.. Заметано!.. Уговором торг стоит!.. Помирать готовься, а рожь сей!.. Это-то к чему?.. А вот не твоего ума дело!.. О чем вообще можно говорить с тем, кто не способен понять смысл вживания в образ?..

Пологов вереннее). Вообразите лай. ауза.) Кому удалось?

 

Что-то происходит, судя по всему, многие участники игры поднимают руки. Есть ощущение, что поднятых рук много, но в темноте не разобрать.

 

Пологов аправляя указку в сторону правого края темноты). Пожалуйста, вот вы, опишите лай, который вам представляется. Его громкость, тембр.

Голос спытывая некоторое затруднение). Довольно звучный, не тихий, нет. Лает крупный пес. 

Пологов. Есть такие, кто вообразил тявкающую шавку?

 

Молчание. Может быть, кто-то бесшумно поднял руку, но из-за кромешной тьмы ее не замечает даже Пологов.

 

Пологов аправляя указку в сторону левого края темноты). Откуда раздается представленный лай – справа, слева?

Еще один голос. Собака прямо передо мной, хотя я ее не вижу. Проклятые потемки! И не знаешь ведь, чего от этой чужой души ждать – куснет еще, и оглянуться не успеешь!

Пологов аправляя указку в центр темноты). У вас так же?

И еще один голос. Нет, моя лает словно из-за двери.

Пологов. В лае больше низкочастотных или высокочастотных составляющих?

И еще один голос. Слишком сложный вопрос, рассчитанный скорее на специалиста.

Пологов. Вы просто не хотите думать. ауза.) Есть такие, кто представил лай из-за спины? Лай с реверберацией?

Голос (подражая еще одному голосу). Да.

Пологов. Невероятно!

Голос. Я соврал.

Пологов коряюще). Я так и знал!.. Мы же договаривались!

 

Виноватый жест, невидимое пожимание плечами.

 

Пологов. Последний вопрос. Кто-нибудь вообразил собаку в наморднике?

 

Молчание. Поднятых рук не видно, скорее всего, их действительно нет.

 

Пологов. Немного скучновато, и всё же – поразительно. Идея лая! Мы слышали ее в полнейшей тишине! Бог мой!.. Что ж, думаю, хватит на сегодня.


 

Явление второе


 


Снова незнакомые, приглушенные голоса. Их шелестящий перезвон. Их меланхоличные споры. Шум их немоты.


 

Голос. Ветер провел рукой по его бледному лицу. От отчаяния он закрыл лицо ладонями.

Другой голос. Почему-то всегда далеко не всё остается ясным.

Еще один голос. Чувствовал себя так, как будто кто-то провел по его лицу отчаянием. От отчаяния закрыл глаза ветром, схватил лицо его пальцами.

И еще один голос. Сделал своим боевым раскрасом слезы.

Другой голос. Болевым?

Еще один голос. Да.

И еще один голос. Нет.

Голос епотом). Не знаю. Невыносимо.

Другой голос. Это тоже ваше хобби? Как вой?


 


По-прежнему ни зги не видно. Теперь посторонние звуки тоже исчезли. И голоса замолчали. Чем бы заняться? Снова представить лай? Нет, у Пологова есть более оригинальное задание.


 


Пологов. Вообразите Гуссерля.


 


Рискнем. Что ж, Герой определенно делает успехи. Представления – это его новые увлечения, наслаивающиеся на старые зрелища. (Всё это – мысли в сторону. Разумеется, Пологов их не слышит).


 


Пологов. Удалось?


 


Да, вполне. (К чему врать?)


 


Пологов. Это портрет? Погрудная фотография?


 


Нет, в полный рост. И это не фотография. (Зачем эти сбивающие с толку вопросы? Чего он в действительности добивается?)


 


Пологов. Гуссерль держит что-нибудь в руках?


 


Может быть, очки, не могу разглядеть. Слишком темно.


 


Пологов. Но где он находится? Что его окружает?


 


Ничего. Совсем ничего. Пожалуй, правильнее будет ответить именно так. Он как бы – в пустоте.


 


Пологов. Вообразите его на зеленом или на синем фоне.


 


Нет, не слишком удачно. На его месте тут же появляются портреты докторов Рея и Гаше.


 


Пологов. Никаких ассоциаций, во имя всего святого! Избавьтесь от них!


 


Это не так-то просто!


 


Пологов. Мы здесь собрались не ради простоты. Это было бы хуже воровства.


 


Ну хорошо. Философ на сине-зеленом фоне. Но и еще кое-что неожиданное.


 


Пологов. Что именно?


 


Его поведение, вот что!.. Гуссерль гавкает! Да, черт побери, он лает! И оглушительно громко.


 

Голос (подражая Пологову). Пауза. Пологов падает в обморок и исчезает. Далее – ничего, кроме темноты, никаких новых представлений.

 

Безмолвие. Наконец – без моросящих слов. Вот сейчас веселью стало по-настоящему жутковато. Что же теперь делать? Вообразить Пологова?..

 

К списку номеров журнала «ВАСИЛИСК» | К содержанию номера