АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Светлана Шушкевич

Ода русской женщине. Эссе

Если мне когда-нибудь представится возможность, то я поставлю памятник Русской Женщине – женщине, которая на своих плечах вынесла и голод, и холод, и войны, и, самое главное, не сломалась, не озлобилась. Неважно, какой национальности, проживающей на территории России, Белоруссии, Украины и других бывших союзных республик, она будет. Это особый тип женщины, особый характер. Никакие невзгоды не сломили её дух, её веру в лучшее. Женщина-мать, женщина-труженица, женщина-хранительница семейного очага. У неё никогда не было шикарных нарядов, да и ни к чему они ей были, ведь она трудилась с утра до ночи. У неё никогда не было идеальной фигуры, она никогда не знала массажных кабинетов, тренажёрных залов. Эта женщина вставала у станка, садилась за руль машины, пахала, сеяла, убирала урожай. Наверное, нет ничего в этом мире, чего бы она не освоила. В её доме всегда чисто, уютно и вкусно пахнет едой. Её глаза всегда светятся теплотой.


Русской Женщине досталось и в Гражданскую войну. Пока мужчины активно убивали друг друга, она, практически на себе, пахала землю, сеяла, убирала урожай, успевая по ходу вести хозяйство, рожать и растить детей, и не роптать. Ей даже в голову не приходило роптать, наоборот, на праздники, отмыв натруженные руки и принарядившись, она пускалась в пляс, как будто и не было за спиной сложной жизни, разочарований, боли. А душевная боль была иногда просто невыносимой, когда сыновья, отцы становились идеологическими врагами, находясь по разные стороны баррикады с оружием в руках. Сколько слёз украдкой выплакала Русская Женщина, ожидая своих сыновей, мужей с войны. И только тогда, получив похоронку, она, заломив руки, в одночасье почернев лицом, начинала рыдать в голос. Её рыдания напоминали скорбную песню о несбыточном счастье. Нарыдавшись вдоволь, скрепя сердце, она вставала и принималась за работу. И только глубоко в глазах навсегда поселялась боль утраты. 


В деревню, в которой жила моя прабабушка, после гражданской войны вернулся всего один мужик, да и тот на одной ноге. Он был рыжим. И вот интересная закономерность, в селе – то в одной избе, то в другой – появлялся рыжий ребёнок. Женщины были вынуждены рожать детей от кого придётся, от заезжих командировочных и просто залётных. Моя прабабушка родила четверых детей от разных отцов. И ведь рожали, растили без мужиков, и были счастливы, что в избе всё время весёлый гвалт. Иногда и надеть нечего было, и частенько недоедали. Но Русская Женщина знала, что всё пройдёт, что её детей ждёт – светлое будущее. Верила в это без тени сомнения.


Великую Отечественную войну выиграли не только мужчины, основная тяжесть легла на плечи Русской Женщины. Именно она трудилась в тылу, отказывая себе и детям во всём, отправляла на фронт всё необходимое, именно она сеяла, убирала урожай, снабжая армию хлебом, строила дома, стояла у станка.  Засыпая от неимоверной усталости там где придётся, она не роптала, а верила в лучшее будущее, в победу. А ночами при лампе писала мужу на фронт, что дома всё хорошо, чтобы не переживал солдат за свою семью. Она приводила в свой дом, где у неё своих детей было много, сирот войны и растила как родных.


 Помню рассказ пожилой женщины, которая ещё до войны вышла замуж. Когда началась война, ей исполнилось 18 лет. Муж ушёл на фронт, оставив её беременную, с маленьким ребёнком на руках  в практически развалившемся доме. Пока он воевал, она родила ещё одного ребёнка, перекрыла крышу в доме, привела дом в жилой вид, завела хозяйство. А ведь успевала ещё работать в колхозе.  Работа в колхозе была трудной, приходилось пахать, сеять, убирать урожай. Тракторов не было, пахали на себе, вручную убирали урожай. И вот радость – муж вернулся с фронта живой, что ещё нужно для счастья. Да не тут-то было. Муж запил, напиваясь, гонял её и детей. Сколько раз приходилось среди ночи хватать в охапку детей и бежать к соседям. А утром она вставала ни свет ни заря, доила корову, кормила скотину, собирала детей в садик или школу, отпаивала мужа рассолом, чтобы он был в состоянии встать и идти на работу. И не роптала никогда, только в душе проклинала войну-злодейку, которая сделала её мужа таким.


Так жило большинство женщин в стране после войны.


Мою бабушку во время войны посадили в лагерь за то, что у неё на ферме украли три литра молока. Она рассказывала, как зимой строили Тагильский танковый завод: зэки, плохо одетые и еще хуже обутые, ломиками долбили замёрзшую землю. Потом она двенадцать лет на поселении на Урале проработала дояркой, была передовиком. Но ноги так и не восстановились после лагеря. Сколько её помню, каждое утро она с трудом поднималась. Распухшие, изуродованные ноги нестерпимо болели.


Ужасная участь досталась женщинам из русских немцев. Им пришлось нести на себе всю ответственность за нападение на Советский Союз фашистской Германии. Трудно представить, сколько им пришлось пережить. Когда их депортировали в Казахстан, далеко не все доехали. Семьи были большие, много детей. Дети на глазах матерей гибли в дороге от голода, холода, от людской ненависти. Помню воспоминания одной немецкой женщины. Их у матери было двенадцать детей. До Казахстана добралась она одна, остальные погибли в дороге. Как передать боль, которую испытывает мать, на глазах у которой гибнут её дети, этого сделать невозможно.


И вот, кажется, можно передохнуть, в послевоенное время, можно наконец-то вспомнить о себе, но недолго это продолжалось. Нужно было заново отстраивать страну. И снова женщины, наравне с мужчинами, работали на стройках, на полях, в шахтах. Они не боялись никакой работы. Ведь самое главное, – что над ними и их семьями было мирное небо.

К списку номеров журнала «Северо-Муйские огни» | К содержанию номера